Главная

Российский литературный журнал, выходит с 1982 года.

Публикует пьесы российских и иностранных писателей, театральные рецензии, интервью, статистику постановок.

До 1987 назывался альманахом и выходил 4 раза в год, с 1987 это журнал, выходящий 6 раз в год, а после 1991 снова 4 раза в год.

Главный редактор — Андрей Волчанский.
Российский литературный журнал «Современная драматургия»
Все номера
Авторы
О журнале

По стихам артиста

После ремонта в московском театре “Современник” появилось новое экспозиционное пространство — Арт-фойе Основной сцены. Первым проектом стала выставка “Нельзя искусственно страдать”, вдохновленная стихами народного артиста Валентина Иосифовича Гафта. Выставка проходила зимой 2020 года и была доступна всем зрителям спектаклей.

В.И. Гафт — не только легендарный артист “Современника” и известный киноактер, но и яркий поэт. Выставка стала необычным диалогом молодого поколения театральных художников с литературным творчеством Валентина Иосифовича. Она была реализована сценографами — студентами ГИТИСа — и являлась частью большого проекта “Поиск”, творческой лаборатории театра “Современник”, задуманной еще несколько лет назад молодой частью труппы театра.

Для выставки было выбрано несколько стихотворений Гафта: лирические, шутливые, социально-политические, автобиографические, символические — но все наполненные философскими размышлениями. Авторы выставки не иллюстрируют его произведения, а размышляют параллельно с ним, переводя стихотворные строчки в объемные художественные образы и метафорические пространственные композиции. Выставка воспринимается через эмоциональное переживание, через одновременное неразделимое восприятие стихов и инсталляций.

Кураторами оригинальной экспозиции выступили Дмитрий Буткевич и Шамиль Хаматов. Авторы объемных инсталляций — будущие художники-сценографы Ирина Бринкус, Валида Кажлаева, Денис Ермолов, Алена Грек. Выставка состояла из девяти смысловых пространственных композиций, в каждой из которых была заключена своя драматургическая линия.

“Во взаимодействии с миром поэта художники ищут максимально точное отражение его уникальных авторских интонаций, стихотворения становятся посылом для создания их собственной арт-реальности”, — раскрыла замысел выставки представительница пресс-службы театра.

Валида Кажлаева, взяв за основу стихотворение Валентина Гафта “Занавес”, где он метафорически высказался о рождении и смерти человека, создала свою инсталляцию в виде маленькой, перевернутой вверх ногами карусели, отражающейся в зеркальной столешнице, над которой она размещена.
Лирическое восьмистишие “Музыка Генделя”, в котором поэт соединил флейту композитора с фигурами художника Модильяни, предстало в инсталляции Ирины Бринкус в виде эпических образов эпохи Возрождения с элементами сюрреализма в цветочном обрамлении.

Алена Грек создала инсталляцию “Воспоминание”, где в первую очередь хотела показать контрастную реальность военных лет, смешивающую жестокость людей и их обыкновенные радости. Она основала свою работу на воспоминаниях В.И. Гафта о военном детстве из его опубликованной книги “Красные фонари”: “В студенческом общежитии в мае сорок пятого года вместо студентов разместили наших солдат и офицеров, приехавших из Германии для участия в параде Победы. Из всех окон торчали фигуры героев — солдат с обветренными лицами, в выжженных гимнастерках, завешанных, как броней, огромным количеством орденов и медалей. Это были победители. Они бросали нам оттуда конфеты в ярких немецких фантиках...” Инсталляция этой участницы выставки изображала подвешенную в пространстве старую военную гимнастерку, простреленную в области сердца, где виднелся алый фантик от немецкой шоколадки. Контраст переживаний был налицо. Рядом размещалось проволочное конфетное “дерево” из таких же ярких красных немецких фантиков.

Гафтовское восьмистишие “Дерево”, наполненное печальными размышлениями, было раскрыто в виде большого пня с корнями, над которым висели фотографии, запечатлевшие многие моменты его разнообразной актерской судьбы и коллег. Получилось некое древо судьбы.

“Я строю мысленно мосты” — так начинается по-гафтовски лаконичное и очень изящное грустное стихотворение артиста. Денис Ермолов в работе “Мосты” использует прием “переворачивания мира”, замены земного на небесное и обыденного на фантастическое. Объемная инсталляция высотных домов подвешена в перевернутом виде, а под ней на шнурке болтается пара элегантных мужских ботинок, под которыми на полу обозначен отпечаток босых ступней. Так художник отразил интенцию поэта о поиске любимой женщины.

Стихотворение “Мандельштаму” было представлено в виде своеобразного арт-объекта: боковые решетки от старой кровати, в центре — деревянная оконная рама, в которой угадывалась отсылка на поэтическую строчку “как кресты на окнах рамы”, и бутафорские чучела птиц.

Авторский стихотворный очерк “Трельяж” участник экспозиции показал в виде трех женских манекенов полукругом, перед которыми на столе разбросаны осколки зеркала.

Стихотворение “Грязь”, сочиненное поэтом-актером на приеме антитезы и символизма, получило отражение в емкой инсталляции, построенной художником по тем же принципам. Старая табуретка, на которой стоит таз с жидкой коричневой грязью. А над тазом — умывальник, внутри которого прозрачная репродукция картины “Рождение Венеры” Боттичелли как яркое выражение заключительных строк поэта: “Спасительница мира — красота, явись скорей, хочу успеть отмыться”.

Автобиографическое произведение “Поле” посвящено теме еврейства и дискриминации по национальному признаку. Сам автор говорит о себе словами своего лирического героя: “Я — поле, минами обложенное”. Эта инсталляция была наиболее обширной: конторский письменный стол, телефон советских времен, настольная лампа, графин, множество папок с личными делами, архивные бумаги, старый номер газеты “Правда”. А на столе — как бы части человеческого тела: руки держат скрипку, одухотворенное лицо в виде гипсовой маски. Это было художественное объемное воспоминание о том, как досконально спецслужбы проверяли евреев — творческих личностей и сколько трудностей этим доставляли им. Символическая фигура музыканта буквально размазана по столу чиновника, вступая в диалог со строками Гафта: “И знаю как стихотворение, где есть смертельная строфа, анкету, где как преступление маячит пятая графа. Заполню я листочки серые, на все, что спросят, дам ответ”.

Экспозиция оставила многозначное впечатление. Впрочем, как и сами стихи Валентина Гафта, которые всегда оставляют простор для дум и эмоций.