Главная

На сегодняшний день в Театральной библиотеке
13,876 произведений; 4,583 автора; 827 переводчиков

Из всех произведений, представленных на сайте, в XXI веке создано 9,546
Из них в прошлом, 2020-м году – 725, в этом – 74

Всего в Международном конкурсе современной драматургии «Время драмы»
1,946 драматургов с 4,615 пьесами
Российский литературный журнал «Современная драматургия»

История девушки Насти. «Горка» А. Житковского в Театре на Таганке

Пьеса “Горка”1 признана лучшей пьесой 2018 года на фестивале “Кульминация”. Данил Чащин, который поставил эту пьесу, — уже известный молодой режиссер, работавший над спектаклями в МХТ им. А.П. Чехова, “Практике” и других российских театрах.

“Эта пьеса про ежедневный подвиг маленького человека. Воспитательница детского сада Настя пытается построить горку, организовать покупку подарков на Новый год, подготовить утренник, помочь оставленному родителями мальчику-мигранту, не потерять любовь любимого человека и не сойти с ума за пятнадцать тысяч рублей в месяц, При этом, “Горка” — пьеса о добре, которое существует вопреки всему”, — так говорит о своей пьесе драматург из Нижневартовска Алексей Житковский. Постановщик этой пьесы в Театре на Таганке Данил Чащин вносит в ее трактовку свои коррективы. Тема маленького человека тут осталась. Но режиссер, рисуя образ Насти (Юлия Куварзина), нервной, загнанной в угол девушки, несколько усугубляет ситуацию. Настя, воспитательница детского сада, уже, кажется, растеряла весь свой энтузиазм, однако все же старается успеть с горкой, которую надо построить во дворе к Новому году. Но усилиям Насти противостоят другие люди и вообще вся система отношений в этом детском саду. Эти противостоящие силы обрисованы в спектакле подчеркнуто жирными красками. Музыкальный работник Жанна Борисовна (Екатерина Рябушинская), которой Настя по каким-то причинам не нравится, — очевидно, в ней говорит зависть, хотя неизвестно к чему, но женщине, чтобы позавидовать другой, много не надо, достаточно вообразить себе, что та другая живет лучше, чем она. Так вот, эта Жанна Борисовна пишет на Настю доносы начальнице. А сама эта начальница, Зульфия Фаридовна, которую, чтобы подчеркнуть ее брутальность играет мужчина (Никита Лучихин), образ гротескный. Разговаривает она громоподобным голосом, который льется из динамика, отличается грубостью и с начальственной бесцеремонностью отчитывает Настю так, что та еле жива. И когда на сцене появляется красная звезда, которую нацепили на детскую конструкцию на площадке, становится ясным адрес, в который направляет обвинения режиссер. В маленьком мирке детского сада, который как в капле воды отражает большой мир, в котором мы все живем, возродились худшие проявления советских десятилетий. В этом мире действуют законы силовых структур, доносов, тотального контроля и унижения личности. Таким образом, акцент пьесы, о котором говорит драматург, утверждая, что добро существует вопреки всему, тут меняется. Данил Чащин своим спектаклем показывает, что современный человек, как бы он ни старался работать на совесть, попадает в ситуацию, которая лишает его человеческого достоинства.

Поэтому Настя постоянно находится словно бы на грани срыва. Она не разговаривает, а кричит. Не убеждает, а спорит. Вообще с первой минуты ведет себя крайне нервно. Актриса нагнетает эмоции, чтобы показать, как Насте тяжело приходится исполнять требования начальства. Но в этой ее нервозности обнаруживается, что в пьесе не хватает мотивов, которые бы вынуждали героиню торопиться с сооружением горки и выбиваться из сил. Приказ начальства не самый сильный мотив. Да, понятно, начальница велела, Настя должна выполнить ее приказ. Но почему такая гонка, почему девушка так нервничает? Это не совсем замотивировано. Становится очевидным, что весь сыр-бор нагнетается искусственно. Но, с другой стороны, Данилу Чащину хотелось выстроить историю так, как он выстроил, то есть показать человека, загнанного в угол в той системе жизни и отношений, которая существует в современной реальности. Поэтому он и усугубил ситуацию пьесы. А в результате рассказал несколько другую историю, чем у Житковского.

Последнее обстоятельство, разумеется, не может считаться недостатком. Спектакль интересный, продуманный и убеждает в главной своей концепции. А то, что эта концепция выстроена с некоторыми натяжками, не большая беда.

В спектакле хорошо играют актеры. Кроме уже отмеченных ролей, надо назвать роль Олега (Антон Ануров), бойфренда Насти, который любит “отдыхать”, то есть пить пиво и смотреть кино, но не слишком вникает в переживания девушки. Эта роль — тонко схваченный тип современного молодого мужчины, которого можно было бы охарактеризовать словом “быдло”, настолько он не углубляется в проблемы других людей, живет бездумно и настроен только на удовольствия.

Художник Виктор Шилькрот одел всех героев, в том числе и детей (их играют взрослые актеры), в синтетические комбинезоны и пальто, которые за счет их преувеличенного объема и уродливого фасона скрывают человеческие фигуры и подчеркивают их некрасивость, искусственность. Это краска мира, в котором существуют персонажи. Мир этот далек от гармонии и природной естественности.
Обращает на себя внимание и речь персонажей. Она подчеркнуто нелитературна, пестрит разными словечками, употребляемыми в малокультурной среде. Кроме того, актеры говорят с некоторым провинциальным акцентом, что подчеркивает: история Насти — это история таких вот простых провинциальных российских девушек, каких много.

ПОСТРАНИЧНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ

1 “Современная драматургия”, № 1, 2019 г.