Главная

Российский литературный журнал, выходит с 1982 года.

Публикует пьесы российских и иностранных писателей, театральные рецензии, интервью, статистику постановок.

До 1987 назывался альманахом и выходил 4 раза в год, с 1987 это журнал, выходящий 6 раз в год, а после 1991 снова 4 раза в год.

Главный редактор — Андрей Волчанский.
Российский литературный журнал «Современная драматургия»
Все номера
Авторы
О журнале

Интервью с Павлом Курочкиным: «Мы хотим чуть-чуть изменить мир в лучшую сторону»

В часе езды от Москвы всего 60 лет назад вырос Зеленоград — город с удивительной судьбой, — а в нем появился такой же особый театр. В этом году зеленоградский “Ведогонь-театр” отмечает двадцатилетний юбилей: пройден большой трудный путь, а впереди еще много открытий и нерешенных задач. О том, как театр развивается, в чем его уникальность и почему так важно, что он возник именно в этом месте, рассказывает его основатель и художественный руководитель заслуженный артист РФ Павел Курочкин.

— Павел Викторович, вы уже более двадцати лет развиваете театр в родном городе.

— Если быть точным, более тридцати. Ведь начали мы это делать еще в 1985 году, когда после окончания Щепкинского училища при Малом театре я уговорил своих однокурсников работать в Зеленограде и создавать свой театр. У нас особый город — молодой, свежий, очень разносторонний и противоречивый, а потому и создание профессионального театра здесь, как мне кажется, — совершенно уникальный опыт, интересный и, пожалуй, необычный.

— Это связано с месторасположением?

— Не только. Я бы сказал, это связано с целым комплексом тем и проблем, сформировавшим город с его особой атмосферой, жизненным укладом, характером, если хотите. Это не только мое мнение как коренного зеленоградца, это замечают очень многие. Мы недавно вместе с драматургом Екатериной Бондаренко делали документальный спектакль о Зеленограде “Белки, сосны, микросхемы”. Так вот, она тоже почувствовала особенность этого места, хотя раньше никогда не была здесь. И в спектакле мы стремились передать эти ощущения от города, рассказать о его уникальности. Зеленограду всего шестьдесят лет, и создавался он как научный город, советский центр электронной промышленности. Люди со всего Советского Союза — молодые люди! — приехали сюда, чтобы начать новое, важное для страны дело. И с собой они привезли мощную и яркую созидательную энергию. Сюда съехалось очень много талантливейших людей из разных уголков страны, и конечно, все они были разными. Их объединяло стремление, пыл, наука, но в то же время Зеленоград собрал вместе людей с разным культурным багажом и опытом, разными представлениями о культуре и вместе им предстояло не только строить и развивать город, но и создавать свою новую культурную традицию. И это, на мой взгляд, очень интересная проблема: с одной стороны, мы имеем город с огромным потенциалом, с другой — отсутствие в нем какой бы то ни было традиции.

— Вы говорите об этом как о проблеме. Но разве это не благодатная почва для создания театра?

— Конечно! Но с другой стороны, такие “предлагаемые обстоятельства” влекут за собой определенные трудности. В России есть множество театров в небольших городах, которые успешно работают и развиваются. Вспомните, например, те коллективы, что регулярно приезжают на фестивали и гастроли в Москву: в них чувствуется какая-то особая энергия, которую они аккумулируют во многом именно благодаря своему положению на театральной карте. Но в Зеленограде нам необходимо было не просто создать театр, но и сформировать культурное пространство города.

Сейчас, оглядываясь назад, я могу сказать, что построить профессиональный театр в этом месте оказалось сложной задачей. И интересной. Потому что строить пришлось действительно на пустом месте, притом что, конечно, в Зеленограде жили люди, которые любили театр, но культурное пространство в этом смысле долгое время было незаполненным. Постепенно вместе с развитием города появлялись какие-то учреждения культуры: сначала один кинотеатр, потом второй, Дом пионеров, библиотеки и музыкальные школы; была целая эпоха так называемого клуба “Вече”, где происходили все интересные творческие события. Большую роль в культурном развитии города сыграл клуб МИЭТ, и много чего еще можно было бы вспомнить, но собственно крупных площадок, каких-то институций, которые занимались бы искусством профессионально, здесь не было. Дворец культуры построили только в 1983-м, то есть через двадцать пять лет после основания города! Между тем, в Зеленограде выросло не одно поколение детей, которые привыкли жить без театра. И я, кстати, был одним из них. Это не значит, что я никогда не был в театре: были и “классные” выезды, и родители старались достать билеты, хотя тогда это было непросто. Дожив до 14—15 лет, я, наверное, по пальцам одной руки мог бы пересчитать, сколько раз был на вечерних спектаклях в Москве...

— И хотя в городе своего театра не было, зеленоградцы приобщались к культурной жизни и ходили в театры в Москве? Все-таки столица рядом, большой выбор культурного досуга.

— Ну конечно, ходили и в театры, и на выставки, и на концерты. Кто-то, возможно, даже регулярно. Но вообще, социологи считают, что в театр в среднем ходит примерно 10—11% населения. В Зеленограде, думаю, тогда этот процент был еще меньше. И дело не только в том, что постоянно ездить в Москву было непросто. Хотя проблема транспортной доступности актуальна до сих пор, а еще пару лет назад наше заМКАДное положение было почти катастрофическим. Сильно загруженное Ленинградское шоссе, постоянные многочасовые пробки, неудобное железнодорожное сообщение — все это максимально отдаляло Зеленоград от бурной культурной жизни столицы. Но в то время, когда мы начали создавать свой театр, главной оказалась та самая проблема отсутствия традиции в этом конкретном месте. Зато в Москве традиция была — давняя, богатая, и неудивительно, что в сознании многих зеленоградцев, может быть даже большинства, театр мог существовать только в Москве, а здесь, рядом — это какая-то самодеятельность. Так что когда мы начали работать, нас не воспринимали как профессионалов. Пожалуй, к этому мы были совсем не готовы. Конечно, понимая специфику города, осознавали, что столкнемся с проблемой привлечения зрителей, над которой придется долго работать. Но то, что нас не будут воспринимать всерьез, потому что мы рядом, а не в Москве, представить было сложно. Даже сейчас, спустя уже двадцать лет нашей успешной деятельности, встречаются люди, которым кажется, что вся жизнь там, в Москве. Почему-то в России до сих пор существует предубеждение к театрам, скажем так, нецентральным. И это, как мне кажется, вообще одна из основных проблем культурного пространства нашей страны.

— И она касается не только зрителей, но и артистов...

— Конечно, и это естественно. За свою уже, наверное, тридцатилетнюю преподавательскую деятельность я постоянно наблюдаю, как мальчики и девочки, приехавшие со всей страны в столицу, никуда и ни за что не хотят отсюда уезжать. И как они здесь пропадают, даже талантливые. Режиссеры, кстати, напротив, сегодня ездят по всей стране, а вот артисты — нет, они боятся. Помню, как один мальчик мне сказал: “Я из такой дыры вылез — никуда отсюда не уеду”.

— Не потому ли они — я говорю об актерах — бегут в столицу, что в маленьком городе у них просто нет шанса реализоваться, нет будущего?

— Это, конечно, очень сложный путь, по которому довольно страшно пойти. Но я убежден, что актер в провинции, в городе с развитой театральной традицией может гораздо более ярко проявиться и состояться. Во всяком случае, многочисленные российские театральные фестивали постоянно демонстрируют нам, как богата талантами и творческими идеями театральная Россия. Мне, кстати, в этом смысле очень нравится тенденция последнего времени в развитии фестиваля “Золотая маска”. Они стараются вот такие театры замечать и вытаскивать их на всеобщее обозрение, представлять. Это очень важно, и огромное спасибо тем экспертам и критикам, которые колесят по всей стране, находят такие коллективы и потом рассказывают о них. В столицах же так легко потеряться. Я знаю много примеров, когда очень талантливые молодые ребята не могли найти работу в Москве и Петербурге, но сдвинуться куда-то отсюда никак не решались. А ведь где-то за пределами этих больших городов они действительно могут быть нужны, могут быть востребованы, могут реализовать свои творческие замыслы и творческие амбиции. Мне кажется, что этот страх перед провинцией надуманный, ведь там происходит столько ярких и интересных театральных событий! И в Хабаровске, и в Лесосибирске, и в Воронеже, и в Канске, и в Мытищах — список городов можно продолжать и продолжать. Я убежден, что все зависит от людей, которые делают свое дело.

— Как правило, это понимание приходит со временем, а в молодости все мечтают о славе, признании, большой сцене. Неужели у вас отсутствовали такие амбиции? Как вы решились начать театральное дело в городе, как вы сами говорите, без соответствующей традиции?

— Просто амбиции были масштабнее. Тогда, в начале 90-х, когда мы делали первые шаги на пути создания “Ведогонь-театра”, Зеленоград находился в довольно сложном положении: всю страну накрыл глубокий кризис, рухнула советская микроэлектроника, и город затухал. Мощная энергия талантливых, изобретательных, многогранных людей, которая на протяжении первых тридцати лет существования города поддерживала и питала его, больше не находила выхода. Так что, мне кажется, сама идея возникновения в городе подобной инициативы витала в воздухе. По крайней мере, в меня она запала очень рано и казалась мне настолько очевидной, что о проблемах, сложностях, которые могут возникнуть, о жизненных реалиях, в конце концов, я совершенно не задумывался. Я тогда был очень молодым, и мне казалось, что сама мысль о том, что в Зеленограде будет театр, настолько прекрасна, что не может не вызвать приятия, поддержки, отклика. Она обязательно должна осуществиться. Знаете, есть такие очки с цветными стеклами — наденешь, и весь мир солнечный. Мне кажется, я тогда был в таких очках — без практических навыков, без опыта, поначалу на голом энтузиазме... Прямо вспоминается цитата: “Не рассуждая, не зная жизни, я взвалил на себя ношу, от которой сразу захрустела спина и потянулись жилы; я спешил расходовать себя на одну только молодость, пьянел, возбуждался, работал; не знал меры. И скажи: можно ли было иначе? Ведь нас мало, а работы много, много! Боже, как много!” — вот просто монолог чеховского Иванова как он есть. Хотя надо сказать, что эти “солнечные очки” тогда, наверное, очень помогали.

— И театр прижился в городе несмотря ни на что.

— Думаю, он появился в Зеленограде в очень правильное время, когда стал по-настоящему необходим городу. Это своего рода вызов, ответ зеленоградцев тем сложным временам. Говорю о зеленоградцах, потому что создание театра было делом не одного человека и даже не одной творческой группы: театр вырастал в городе, и к этому были причастны очень многие люди. При поддержке руководства Зеленограда и предпринимателей подготовительная работа, которую мы вели уже семь лет, реализовалась в статус сначала частного, а позже, в 1999 году, государственного театра. Мы, конечно, не изобрели ничего такого нового и необычного, но и задача была не в этом. Мы выращивали театр в городе, как дерево, постепенно, терпеливо и продолжаем это делать теперь. За двадцать лет здесь возникла традиция, и Зеленоград стал городом, где дети с ранних лет приучаются к театру, ходят туда и познают с его помощью мир. Мы дали людям новые возможности: в развитии, в познании и в проведении досуга. У нас ведь очень интересный и хороший репертуар, а главное разнообразный: есть русская и зарубежная классика, современная драматургия, спектакли для детей и молодежи, а также широкий спектр внерепертуарных проектов, таких как “Читаем вслух”, неформальные встречи с артистами, экскурсии и выставки. Мы обращаемся к творчеству очень разных авторов: А.Н. Островский и А.К. Толстой, М. Горький и М. Дурненков, К. Гольдони и Ж.-Б. Мольер, Мариус фон Майенбург и А. Эйкборн и т.д. И не боимся экспериментов, приглашая на постановки режиссеров разных направлений: у нас ставили А. Кузин и А. Ледуховский, К. Нерсисян и М. Мышанский, С. Виноградов, иностранные режиссеры А. Хонг, Ги Холланд и Грегори Бэнкс и другие. А наряду с главным художником театра Кириллом Даниловым наши спектакли оформляли С. Архипова, К. Перетрухина, Я. Кремер, Т. Спасоломская, Ю. Роттэ. Мне кажется, это важная социальная задача театра — дать людям возможность увидеть разное и живое искусство, ощутить какие-то эмоции, получить тему для размышлений. И разделить все это с другими, сидя в зрительном зале и ловя это сиюминутное взаимодействие актеров и зрителей. По-моему, это повышает качество жизни.

— Нет ли у вас ощущения оторванности от общекультурных процессов, бурно развивающихся в Москве?

— Конечно, в Москве больше разнообразия, больше людей, в том числе туристов, больше зрителей. Но когда зрителей немного, думаю, что требования у этого зрителя могут быть очень серьезные к театру. И это, конечно, обязывает. Приходится быть более энергичным, активным, изобретательным, пробивным, чтобы постоянно зрителя привлекать, удерживать, открывать для него что-то новое. Хотя театру в любом городе надо быть в первую очередь живым и интересным. Если же говорить о “Ведогонь-театре”, у нас особое положение. Ведь Зеленоград, при его замкнутости и удаленности от центра, все-таки является частью Москвы. В этом свои плюсы и свои минусы, но что касается, собственно, творческого и, даже я бы шире сказал, культурного процесса — то, что мы делаем и имеем возможность делать здесь, уникально и очень важно, в самом глобальном смысле. Поскольку то, что мы все вместе делаем, это обогащение культурного пространства, улучшение жизни, развитие. Это то, ради чего стоит жить и заниматься театральным делом.

— Не в этом ли и заключается миссия “нецентральных” театров? Связывать между собой разные культурные пространства?

— В каком-то смысле, пожалуй, да. Во всяком случае, у “Ведогонь-театра” в Зеленограде эта особенность есть. Сейчас, когда он отмечает свой двадцатилетний юбилей, можно сказать, что часть пути уже пройдена: театр состоялся, и для нас очень важно, что его знают и любят в городе, высоко оценивает театральное сообщество. Это мы видим и по многочисленным отзывам, и по тем наградам, которыми отмечают наши работы на различных фестивалях. Так, например, наш легендарный спектакль “Царь Федор Иоаннович” — лауреат многих фестивалей и конкурсов в различных номинациях, среди которых Гран-при фестиваля “Голоса истории”, приз международного фестиваля “Славянские театральные встречи” (“Лучший спектакль” и “Лучшая мужская роль”1), приз “Серебряный витязь”, главный приз фестиваля “Молодые театры России” (и это не весь список полученных в разные годы наград); детский спектакль “Ваня Датский” становился лауреатом фестивалей “Я — мал, привет!”, “Царь-сказка” и других; премьера 2017 года “Легкие люди” по пьесе М.Дурненкова2 вошла в лонг-лист премии “Золотая маска” как один из самых заметных спектаклей сезона; в 2014 году спектакль “Ведогонь-театра”, поставленный А. Ледуховским, “Васса” (по мотивам первого варианта пьесы М.Горького) стал обладателем “Золотой маски” (номинация “Лучший спектакль в драме. Малая форма”). Список можно продолжать долго, но главное — это признание зрителей. Хотя, конечно, впереди у нас еще долгий путь, ведь до сих пор к нам приходят люди, много лет прожившие в Зеленограде, буквально в соседних с театром домах, но впервые оказавшиеся у нас только теперь. Мы двадцать лет работаем, но такие люди все еще встречаются, так что нам есть куда расти. Общее место, но все равно мы должны об этом помнить: театр все время должен развиваться, иначе он деградирует.

— И каким будет, по-вашему, следующий этап?

— Сейчас у нас очень большой и серьезный капитальный ремонт, а вместе с ним начался переходный период, когда наша привычная жизнь резко изменилась и мы стали существовать уже совсем по другим правилам. На время мы лишились своего дома и работаем (репетируем и играем спектакли) в гостях. Много ездим: за этот сезон побывали с гастролями и на фестивалях более чем в десяти городах! Это интересно, но очень непросто. Вместе с тем я уверен, что опыт, обретенный нашим коллективом в этот переходный период, позволит нам выйти на качественно новый уровень работы и подготовиться к жизни в отремонтированном и обновленном театре. Ведь это будет большой театральный комплекс с пятью разными сценическими пространствами, которые можно использовать не только под спектакли, но и для других форм взаимодействия со зрителями. А это уже совершенно иные возможности и, как следствие, более масштабные задачи: сделать этот большой театрально-культурный комплекс живым, активно работающим, представляющим разные виды искусств: и театр, и кино, и выставки, и концерты. Люди хотят разнообразных впечатлений, и надо дать им эту возможность.

— Планы глобальные. И ехать в Москву при таком разнообразии не надо...

— Вот тут, может быть, даже наоборот. Развитие нашей зрительской аудитории должно только увеличить ее активность, повысить интерес к театру и искусству вообще. И особенно это касается молодых людей, у которых появится возможность жить более насыщенной жизнью. Мы хотим дать зеленоградцам как можно больше хорошего и разного театра, ярких впечатлений от профессионального искусства. И мы совсем не заинтересованы в изоляции нашего зрителя. “Ведогонь-театр” — это часть театрального пространства Москвы, и в будущем он видится мне как активное действующее лицо, как одна из ключевых точек различных культурных событий, происходящих в столице. Более того, задача нашего театра в том, чтобы культурные пространства Зеленограда и Москвы соединить. Чтобы люди, которые живут здесь, ощущали себя в этом едином культурном поле. С самого начала “Ведогонь-театр” строился на этих принципах. Наверное, это неподъемная задача, но мы хотим чуть-чуть изменить мир в лучшую сторону.

Постраничные примечания

1 Павел Курочкин получил за эту работу приз “Лучшая мужская роль” также на фестивале “Горячее сердце” (г. Кинешма) в апреле 2019 года. См. в этом номере статью о фестивале. (Здесь и далее прим. ред.)
2 “Современная драматургия”, № 4, 2008 г.