Главная
Российский литературный журнал «Современная драматургия»
Все номера
Авторы
О журнале

Симфония большого города. «Берлин, Александрплац» по А. Деблину в Немецком театре (Deutsches Theater)

Роман Альфреда Деблина, опубликованный в 1929 году, относится к числу самых значительных литературных произведений двадцатого века. Написанный в новаторской для своего времени манере, с элементами экспрессионизма и монтажной композицией, он стал одним из наиболее интересных и мощных воплощений жизни в столице Веймарской республики конца двадцатых годов. Он была экранизирован почти сразу после появления в свет, и сам автор участвовал в создании сценария для фильма. Культовым стал снятый полвека спустя по этой книге телесериал Райнера Вернера Фассбиндера.

Неоднократно предпринимались попытки перенести роман и на сцену. Тем не менее считается, что он труден для инсценировки. И это несмотря на то, что современный театр располагает изобилием средств и сценических эффектов для воплощения произведений со сложной композицией и элементами монтажа.

Режиссер-постановщик Себастьян Хартманн в новой постановке Немецкого театра (авторы инсценировки Соня Андерс и Майке Шмиц) в большой мере использовал современные выразительные средства: видеоинсталляции (их подготовил Тило Баумгертель), игру света (Вокси Бэренклау), звуковые эффекты.

Режиссер постарался воплотить те элементы книги, которые, вероятно, в недостаточной степени были использованы в экранизациях и предыдущих инсценировках: не имеющие прямого отношения к основному действию зарисовки из жизни берлинцев, вымышленные разговоры, диалоги религиозного, метафизического и политического содержания, сказочные и мифические сцены, видения, масштабную метафору скотобойни (где образ обреченного на заклание теленка воплощает совершенно обнаженный актер Беньямин Лилли). Собственно история жизни главного персонажа Франца Биберкопфа (Андреас Делер) занимает лишь первую из трех частей продолжительного представления. И даже в этом рассказе уместилось лишь несколько эпизодов горькой судьбы героя. После сочно продекламированного Рассказчиком (Мориц Грове) красноречивого вступления, резюмирующего страшную жизнь Франца Биберкопфа, первой идет сцена насилия над Минной (Катрин Вихман), чью сестру Иду Франц убил четыре года назад и отсидел за это в тюрьме. Далее следует рассказ еврея-хасида Нохума (Эдгар Эккерт) о возвышении и гибели мошенника Цанновича. Затем — сцена, где бандит Рейнхольд (Эдгар Эккерт) убивает Мицци, подругу Франца (Катрин Вихман). Ключевые события предательств, в результате которых герой прощается с мечтой о честной жизни и даже теряет руку, упоминаются вскользь.

Во втором акте разворачивается панорама людских несчастий в мегаполисе. Здесь и баллада об огромном Берлине, и уличная реклама, и детальное описание Рассказчиком процесса поедания в харчевне тучным бюргером (Кристоф Франкен) мясного рулета с картошкой и пути этого рулета через организм едока.

Далее — калейдоскоп из газетной хроники, политических речей и религиозных проповедей, легенд. Здесь же библейская притча об Иове, начатая еще в первом действии, находит продолжение в истории Авраама, ведущего на заклание своего сына Исаака. Реминисценция любовного разговора Франца (Феликс Гозер) и Мицци (Вибке Молленхауэр) из прошлого. Тут же на сцене появляются Франц в настоящем времени и Мицци в загробном мире (их играют те же исполнители, что в первом действии).

Важной составляющей спектакля становится Хор (художественный руководитель Кристине Грос), который подобно хору в античных трагедиях рассказывает о важнейших изменениях в жизни героя, комментирует их.

В третьей части достигает кульминации действие, разворачивающееся в скотобойне — здесь забивают теленка, которого олицетворяет распятый на кресте обнаженный актер.

Судьбу же Франца Биберкопфа обсуждают и воробьи, и психотерапевты в сумасшедшем доме, и ангелы, и сама Смерть (Альмут Цильхер).

Несмотря на нелогичные, казалось бы, решения — отказ от подробного воплощения драматического содержания, суть которого скороговоркой излагается в первой части, необычное освещение (громадные световые панели светят прямо в зал), странное распределение ролей (некоторые актеры играют по нескольку ролей и в то же время образы Франца и Мицци воплощаются двумя парами исполнителей), — спектакль производит глубокое воздействие на зрителей. Синтетические художественные средства — видеопроекции, заставляющие вспомнить графику Георга Гросса и художников-экспрессионистов, современная и традиционная (например, вальс А. Хачатуряна из фильма “Маскарад”) музыка, смешение гротеска, мистики и пафоса создают атмосферу калейдоскопического многообразия жизни большого города, в какой-то мере схожую с атмосферой “Улисса” Джеймса Джойса (не случайно, видимо, Себастьян Хартманн уже в этом году инсценировал в том же Немецком театре “Улисса”).

Однако, на наш взгляд, главное достоинство спектакля все же игра исполнителей — и А. Делера в роли неунывающего главного героя, и Э. Эккерта в ролях Нохума и Рейнхольда, и Катрин Вихманн, воплотившей женские образы Минны и Мицци, и саркастического Рассказчика (Мориц Грове) — словом, всего ансамбля из дюжины великолепных артистов. Главным образом благодаря им спектакль держит внимание публики на протяжении четырех с половиной часов и оставляет надолго запоминающееся впечатление.