Главная

Российский литературный журнал, выходит с 1982 года.

Публикует пьесы российских и иностранных писателей, театральные рецензии, интервью, статистику постановок.

До 1987 назывался альманахом и выходил 4 раза в год, с 1987 это журнал, выходящий 6 раз в год, а после 1991 снова 4 раза в год.

Главный редактор — Андрей Волчанский.
Российский литературный журнал «Современная драматургия»
Все номера
Авторы
О журнале

«Непрочитанный текст». Владимир Павлович Гуркин: драматург, актер, режиссер

[Электронный ресурс]: информ.-библиогр. электрон. изд. / сост. Л.А. Мирманова при участии Л.А. Казанцевой; М-во культуры и архивов Иркут. обл., Иркут. обл. гос. универсал. науч. б-ка им. И.И. Молчанова-Сибирского. Иркутск: ИОГУНБ, 2016. 2 электроннно-опт. диска (DVD-ROM).

Имя Владимира Гуркина у большинства из нас привычно ассоциируется с его знаменитой пьесой “Любовь и голуби”. А между тем Гуркин это не столько “Голуби”, сколько “непрочитанный текст”1, неизученная биография, целая terra inkognita, ждущая своих заинтересованных, неравнодушных исследователей — филологов, театроведов, историков, искусствоведов...

Творческая жизнь Владимира Павловича была насыщенной и многосторонней, но никак не ровной и гладкой. В молодости, в 1970-е, — актер, блиставший на сценах Иркутска, Омска, Благовещенска. Позже — драматург, чью первую пьесу “Андрюша” в 1980 году власти признали идеологически вредной, а спектакль по ней запретили после тринадцатого показа.

Эта пьеса, написанная в 1979-м, впервые была опубликована лишь через 35 лет после написания. А ведь один из ее главных героев — Александр Вампилов, с которым Гуркин познакомился еще в 1960-е и дружил до самой его смерти. Но вот парадокс: отечественное вампиловедение насчитывает тысячи работ, но ни в одной из них нет упоминания о Танове, под именем которого выведен Вампилов в “Андрюше”.

С 1980-х годов Владимир Гуркин — активный участник, а с 2005 года руководитель Лаборатории современной драматургии Сибири, Урала и Дальнего Востока. Он же один из организаторов в 1990-е годы фестиваля “Любимовка”, много сил отдавший поддержке и помощи молодым драматургам.
В творческом наследии Гуркина одиннадцать пьес. Но при жизни был издан всего один маленький сборник, включивший лишь четыре названия2. Небольшими тиражами в свое время разошлись редкие отдельные издания пьес и публикации в сборниках. В 2014 году, после смерти драматурга, в Москве был выпущен второй сборник, уже из восьми пьес3. При этом до сих пор широкому читателю незнаком целый ряд работ Гуркина — не только драматурга, но и сценариста, инсценировщика. Человек очень скромный, совершенно не тщеславный, Владимир Павлович не умел и не хотел “пробивать” свои произведения. Он верил: жизнь сама все расставит по местам.

К сожалению, до сих пор нет не только полного издания работ Гуркина, но и полноценной биографии драматурга. Почти нет серьезных литературоведческих работ. К таковым можно отнести лишь статью искусствоведа Т.Г. Бусаргиной “Зажигаю днем свечу...”4, работу филолога И.И. Плехановой “Почему Владимир Гуркин не писал трагикомедии?..”5 и публикацию иркутской писательницы С. Михеевой “Ветер удивления”6.

При этом на малой родине Гуркина, в Иркутске и Черемхове, хранится достаточно много редких, интересных документов, связанных с его жизнью и творчеством. Чтобы их сберечь, сохранить для изучения, чтобы ввести, наконец, творчество замечательного драматурга в научный дискурс, в Иркутской областной научной библиотеке подготовили и выпустили первое в России информационно-библиографическое издание о Гуркине как драматурге, актере, сценаристе и режиссере. Хочется подчеркнуть: это издание — не только первая в России библиография, посвященная В.П. Гуркину, но и первое в стране электронное библиографическое издание, включающее большой массив архивных документов. Электронный формат позволил представить копии значительного числа рукописей драматурга (черновиков, писем, автобиографий, дарственных надписей и т. д.), а также театральных программ, афиш, фотографий, фильмов, телепередач, видео- и аудиозаписей.

Были задействованы материалы из Государственного архива Иркутской области, архивов Иркутского ТЮЗа, Черемховского драмтеатра, Омского театра драмы, московского “Современника”, из личного архива семьи Гуркиных.

Копии газетно-журнальных публикаций, необходимых для просмотра de visu, присылали нам почти со всех концов бывшего Советского Союза — от Дальнего Востока до Прибалтики и от Украины до Казахстана. Отсканированные копии большинства старых публикаций тоже вошли в наше издание.
Вначале эта работа задумывалась как чисто библиографическая, но в итоге переросла в целый исследовательский проект. Главная причина — многочисленные лакуны и противоречия в имеющихся на сегодняшний день публикациях.

Так, у авторов многих работ не было единого мнения даже насчет места рождения Владимира Павловича. Родиной драматурга называли Иркутск, Хабаровск, Пермь, Черемхово... Пришлось посылать официальный запрос в органы ЗАГСа.

Нами было уточнено количество пьес, написанных драматургом. До 2016 года Гуркин официально считался автором восьми пьес: “Зажигаю днем свечу... (Андрюша)” (1979), “Любовь и голуби” (1980), “Музыканты” (1984), “Шел медведь по лесу” (1988), “Золотой человек” (1991), “Плач в пригоршню” (1992), “Прибайкальская кадриль” (1996), “Саня, Ваня, с ними Римас (Веселая вода печали)” (2005).

После поисков, проведенных библиографами ИОГУНБ, к этим восьми пьесам прибавилось еще три: “Риск” (1984), “Русская Дальневосточная” (1990), “Доктор Живаго” (2000).

Пьеса “Риск” была написана Гуркиным по мотивам произведений Олега Куваева. В советское время велись споры насчет ее авторства, заседала даже специальная литературная комиссия, которая признала автором пьесы Гуркина. В Российском государственном архиве литературы и искусства мы обнаружили несколько документов, где автором пьесы также назван Владимир Гуркин.

“Доктор Живаго” был создан Гуркиным по роману Пастернака для Московского Художественного театра им. А.П. Чехова по заказу О.Н. Ефремова. Но из-за смерти Олега Николаевича постановка не состоялась. В машинописной рукописи, хранящейся в семейном архиве Гуркиных, недостает нескольких страниц. Зато в архиве Черемховского драматического театра имеется черновик всей пьесы. Думаем, если бы за дело взялись профессиональные филологи, пьесу можно было бы восстановить целиком. И как знать, нашелся бы режиссер, взявший ее к постановке в театре...

“Русская Дальневосточная” как самостоятельное произведение была до последнего времени никому не известна. Сведения о ней были найдены нами в Сводном каталоге библиотек России. Сохранилось всего несколько печатных экземпляров издания. И хотя все три картины “Дальневосточной” в 1992 году вошли в “роман для театра” “Плач в пригоршню”, все же думаем, что пьеса имеет право и на свое собственное существование. Новое “рождение” пьесы состоялось после ее публикации во втором номере иркутского журнала “Сибирь” за 2016 год.

По сюжету “Русская Дальневосточная” очень автобиографична. Это история маленького Володи Гуркина (в пьесе Сани) и его мамы, об их непростой жизни в Хабаровске в трудные 1950-е годы и судьбоносной встрече с молодым сержантом-сверхсрочником Павлом Гуркиным (Аркадием), ставшим вскоре отцом для Володи.

В архиве Черемховского театра сохранился старый снимок молодого военного, похожего на Павла Гуркина. Были определенные сомнения: он ли это. Чтобы их разрешить, мы обратились за помощью к иркутским экспертам-криминалистам с просьбой провести портретную экспертизу. Для сравнения предоставили другие снимки Павла Васильевича Гуркина. Ответ был однозначен: на всех снимках одно и то же лицо. Значит у нас есть теперь на руках не только самая ранняя фотография отчима Володи, но и портрет прототипа одного из главных героев “Русской Дальневосточной”.

Существовал в нашей работе целый ряд других спорных моментов, требующих прояснения. Например, вопрос о месте и времени первой постановки легендарной пьесы “Любовь и голуби”. Казалось бы, здесь все ясно: первыми поставили пьесу москвичи в театре “Современник”. Но почему тогда омские издания утверждают, что впервые пьеса была поставлена в их городе? И есть еще интервью иркутского режиссера Александра Ищенко, вспоминавшего о своей постановке “Голубей” в Казахстане в 1980 году.

Пришлось снова поднимать документы: публикации, театральные программы, посылать запрос в Казахстан. Зато теперь с полным правом можно утверждать: первая премьера пьесы “Любовь и голуби” состоялась в московском театре “Современник” 10 июля 1982 года.

Очень хотелось нам сохранить информацию о памятных местах, связанных с жизнью Гуркина в Иркутске. Ведь это наша общая театральная история, и даже шире — история русской культуры. Семья Гуркиных в Иркутске дружила и тесно общалась со многими иркутскими писателями, артистами, художниками, журналистами. С тем же Вампиловым, Валентином Распутиным, Геннадием Машкиным, Ростиславом Филипповым... Но ни в одной иркутской книге или статье мы не нашли точных сведений о местонахождении бывших зданий Иркутского театрального училища, его общежития или общежития Иркутского ТЮЗа. Хорошо, что во время изысканий у нас была возможность получить консультации у Людмилы и Екатерины Гуркиных. Они-то и подсказали нам точные адреса “гуркинских мест” в Иркутске. А вот снимки этих зданий нам пришлось делать самим.

Кстати, соседкой по комнате в общежитии Иркутского ТЮЗа у Гуркиных в 1970-е годы была Ксения Грушвицкая, ленинградский режиссер, одна из лучших в стране постановщиков сказок Е. Шварца. Гуркин называл ее своей “духовной мамой”. Она первая заметила у молодого артиста литературный талант и настойчиво советовала ему писать. Ему единственному давала читать запрещенную и полузапрещенную в то время литературу: Булгакова, Солженицына, Бродского, Михаила Чехова. В память о Грушвицкой Гуркин дал главному герою пьесы “Музыканты” фамилию Ксенин.

Если внимательно вчитаться, то в этой пьесе можно заметить явную перекличку двух сюжетов. Один — рассказ о краже у героя пьесы Ксенина макета Музея декабристов. Другой, из жизни, связан с пропажей из ленинградского архива Ксении Грушвицкой пьесы Б. Голлера “Сто братьев Бестужевых”, посвященной декабристам. Спектакль по этой пьесе Ксения Владимировна мечтала поставить на сцене Иркутского ТЮЗа. Не получилось — отказало руководство театра, после чего Грушвицкая навсегда уехала из Иркутска. А спустя годы пропавшая пьеса вдруг всплыла в постановках ленинградского режиссера Михаила Богина, в том числе и на сцене Иркутского ТЮЗа.

Нельзя исключить, что, вводя в свою пьесу “декабристский” сюжет, Гуркин косвенно пытался восстановить справедливость в отношении человека, которого глубоко уважал и ценил.

Интересна история, связанная еще с одним памятным местом Иркутска — старым мостом через Ангару. Летом 1970 года, чтобы заработать денег на свадьбу, Володя Гуркин устроился в рабочую бригаду, занимавшуюся его покраской. Надо сказать, что это не обычный мост, а официальный памятник Ленину, возведенный после смерти вождя на деньги, собранные простыми иркутянами. Можно сказать, что Ленин в каком-то смысле помог Владимиру Гуркину жениться.

Фотографии памятных мест в Иркутске и Черемхове выделены в электронном издании в специальную подборку. Она является частью раздела “Фотогалерея”, включающего также многочисленные фотографии из семейного архива Гуркиных.

Найти интересующие вас сведения и документы в электронном издании можно несколькими способами. Первый — обратиться к тематическим подборкам диска. Кроме “Фотогалереи” это “Автографы”, “Просцениум”, “ТВзгляд”, “Архивные коллекции”, “Коллекция ИОГУНБ”.

В разделе “Автографы” можно увидеть подлинники рукописей Владимира Павловича и его современников — писателя Валентина Распутина, драматурга Михаила Рощина, режиссера Ксении Грушвицкой, актрисы Ии Саввиной. В “Просцениуме” помимо списка актерских работ Владимира Гуркина размещены копии афиш и театральных программ спектаклей, в которых играл Гуркин-актер и поставленных по его пьесам. “ТВзгляд” знакомит с тремя фильмами Иркутской и Черемховской телестудий. В них о Владимире Павловиче рассказывают его мама Валентина Петровна, жена Людмила и дочь Екатерина, режиссер и друг Дмитрий Брусникин, иркутские литераторы Владимир Скиф и Валентина Семенова, черемховские друзья Владимир Патис и Александр Попов.

Чтобы наглядно показать читателю все имеющиеся в нашем распоряжении архивные материалы, их тоже собрали в самостоятельном разделе. “Архивные коллекции” состоят из библиографических описаний, часть которых имеет отсылки к отсканированным изображениям подлинных документов: рукописей, фотографий, театральных программ, афиш, гастрольных газет и пр.

Самая крупная из коллекций находится, конечно, в архиве Черемховского драматического театра. Это, в частности, рабочая тетрадь Гуркина с черновыми набросками пьес конца 1990-х годов, его служебные документы, многочисленные театральные программы, в том числе с дарственными надписями и автографами артистов, режиссеров. Не менее ценную подборку составляют материалы, присланные Омским академическим театром драмы: копии автобиографий, служебных документов, театральных программ, газетных вырезок, фотографий. Целый ряд отсканированных документов получили мы из личного архива семьи Гуркиных: фотографии, рукописи, письма Валентина Распутина и Михаила Рощина, воспоминания актрисы Ии Саввиной и многое другое.

Кроме вышеназванных “архивный” блок включает документы из Государственного архива Иркутской области, Государственного архива Пермского края, архивов музеев МХАТа, театра “Современник” (Москва), Иркутского ТЮЗа, Культурного центра А. Вампилова (Иркутск).

Нередко интересные материалы присылали нам в дополнение к ответу на какой-либо стандартный библиографический запрос. Так появились на диске архивные материалы Курского отделения Союза театральных деятелей России, а также личные воспоминания Лидии Ракетской и Сергея Овчинникова из Омска.

В ходе работы над изданием в ИОГУНБ скопился и свой собственный небольшой документальный фонд, куда вошли письма из Пермского ЗАГСа (о месте рождения В.П. Гуркина), материалы экспертизы фотографии П.В. Гуркина (из Экспертно-криминалистического центра ГУВД по Иркутской области), копии пьес “Русская Дальневосточная” и “Риск”, воспоминания Людмилы Борисовны и Екатерины Владимировны Гуркиных. Недавно этот список пополнился более чем тридцатью подлинными письмами драматурга, переданными его дочерью в дар библиотеке.

Еще один способ поиска информации — обратиться к библиографическому указателю, материалы которого сгруппированы в шести основных разделах: “Произведения Гуркина”, “Литература о жизни и творчестве”, “С памятью о драматурге”, “Образ Гуркина в изобразительном искусстве”, “Образ Гуркина в поэзии”, “Справочно-библиографическая и методическая литература”.

Многие библиографические описания в указателе имеют гиперссылки на текстовые изображения — электронные копии публикаций, в том числе и тридцати-сорокалетней давности. В описании печатных (бумажных) публикаций, имеющих электронные аналоги в сети Интернет, тоже делаются соответствующие отсылки. При этом с первоисточниками из иркутских газет (“Восточно-Сибирская правда”, “Советская молодежь” и др.) можно ознакомиться, обратившись к электронной библиотеке “Хроники Приангарья”, свободный доступ к которой имеется с сайта ИОГУНБ: http://www.irklib.ru/.
Наиболее объемными являются три первых раздела указателя. В первом собраны сведения о работах драматурга, в том числе неопубликованных. Во втором освещается творческая биография Гуркина как драматурга, актера, режиссера, театрального деятеля. Раскрывается его роль в создании и руководстве Лабораторией современной драматургии Сибири, Урала и Дальнего Востока. Значительное место отводится материалам о театральных постановках (более 400 записей).

Хочется поделиться здесь вот каким наблюдением. Несмотря на кажущуюся простоту пьес Гуркина, сделать по ним хорошую постановку удается не всем. Об этом свидетельствует хотя бы история омской постановки пьесы “Саня, Ваня, с ними Римас”. В 2005 году режиссер Евгений Марчелли пытался поставить эту пьесу в духе европейского психологического театра. Не получилось. Судя по всему, и сам Гуркин не слишком охотно принимал эксперименты над своим текстом. Премьера была отменена всего за неделю до назначенного срока7.

К счастью, не все режиссеры пытались Гуркина “переломить”. Вот что писала ему в 1988 году режиссер из Кронштадта Римма Ланская, поставившая на сцене Драматического театра Балтийского флота спектакль “Любовь и голуби”: “С большим, нет, огромным удовольствием работали над Вашей пьесой. Критик Аркадьев сказал: “Видел не менее пятнадцати спектаклей по этой пьесе. Это первый спектакль, лишенный пошлости” (цитата дословная). Впервые в жизни не вымарала из пьесы ни единого слова”8.

Не этим ли объясняется и такой прослеживающийся в публикациях факт: зрителей зачастую более трогают постановки пьес Гуркина в народных театрах (очень бережно относящихся к тексту автора), чем спектакли больших профессиональных коллективов с вековыми традициями?

Следом за библиографией театральных постановок в указателе идут материалы о фильмах, снятых по пьесам и сценариям драматурга: “Любовь и голуби” (1984), “Неизвестная” (1988), “Хоровод” (1994), “Роковые яйца” (1995), “Кадриль” (1999), “Люди добрые” (2009).

Третий раздел указателя знакомит с памятными местами и событиями, связанными с именем драматурга. В их числе хочется отметить фестиваль “Театральная провинция”, проводимый с 2014 года на базе Черемховского драматического театра имени В.П. Гуркина.

Сориентироваться во всем массиве библиографических описаний помогают три вспомогательных указателя — именной, географический и алфавитный указатель заглавий произведений Гуркина. Предваряют библиографию уже упоминавшиеся здесь работы Т.Г. Бусаргиной и И.И. Плехановой — лучшие на сегодняшний день литературоведческие исследования, посвященные творчеству драматурга.

Несколько слов о создании подборки афоризмов Гуркина “Формула доброты”. Знакомясь при отборе материалов для указателя с выступлениями драматурга, читая его интервью, поневоле задерживаешься взглядом на отдельных высказываниях, поражаешься точности мысли, ее глубине, афористичности:

“…Когда человек говорит искренне, то даже если он неправ, он все равно прав. Потому что сердце всегда право”. “Человеку, у которого есть Дом, есть смысл жить. Если у человека нет чувства Дома — это несчастный, трагический человек...”. “Без совести ничто не имеет смысла. Каким бы человек ни обладал даром, все теряет смысл, если в человеке не живет стыдящаяся душа. Душа, готовая постыдиться...”.

Сначала выписали одно высказывание, потом второе, третье, и скоро у нас была уже небольшая антология, достаточно ярко характеризующая жизненную философию автора.

Работа над библиографией Гуркина в ИОГУНБ завершена, и очень хочется надеяться, что труд наш не был напрасен, что творчество Владимира Павловича Гуркина будет наконец тщательно изучено и оценено по достоинству, что будут еще и новые книги, и новые постановки...

Продолжение не заставило себя ждать. Уже после издания в Иркутске библиографии Гуркина вышла в свет (на английском языке) новая работа о нем, написанная филологом из Казанского федерального университета Т.Н. Бреевой9.

Осенью 2017 года в репертуаре Международного театрального фестиваля им. А. Вампилова в Иркутске впервые за время существования фестиваля значились сразу две постановки по пьесам Гуркина: “Саня, Ваня, с ними Римас” Камчатского театра драмы и комедии и “Музыканты” Черемховского драматического театра, носящего имя драматурга. Как отмечают театралы, эти спектакли были наиболее посещаемыми.

Еще раньше, в июне 2017 года Иркутский музыкальный театр им. Н.М. Загурского представил зрителям премьеру мюзикла “Любовь и голуби” (музыка А. Семенова, стихи С. Плотова). Его постановка готовится и в Москве.

На премьерах в Иркутске и Черемхове присутствовали приехавшие из Москвы Людмила и Екатерина Гуркины. Вскоре они сообщили нам о новых находках в семейном архиве. В Черемхове было обнаружено письмо бабы Шуры (Александры Ивановны Краснощековой, двоюродной бабушки В.П. Гуркина). Это та самая баба Шура, Александра, что была прообразом героинь пьес “Любовь и голуби” и “Саня, Ваня, с ними Римас”. Характеризуя ее письмо как очень образное, эмоциональное, Екатерина Гуркина отметила: “Вот откуда есть пошла гуркинская драматургия”.

Еще одна недавняя находка в семейном архиве Гуркиных — синопсис фильма “Его день” (2002). Фильм по нему не был снят, а сам синопсис нигде не публиковался. Между тем это тоже своеобразный небольшой шедевр, который вполне мог бы стать основой для съемок фильма о самом драматурге.
Два десятилетия назад, в 1998-м, художественный руководитель Пермского драмтеатра Иван Тимофеевич Бобылев написал Гуркину: “Люди Ваших пьес рассказали мне, что создал их добрый, прекрасный и талантливый человек. Встреча с Вами все подтвердила. Здравствуйте, Владимир Павлович!”

Думаем, еще не раз, читая пьесы Гуркина, встречаясь на сцене или экране с его героями, мы скажем так же: “Здравствуйте, Владимир Павлович! Спасибо Вам за ту доброту и свет, что принесли Вы нам своей жизнью и творчеством!”

Постраничные примечания

1 По определению искусствоведа Т.Г. Бусаргиной. (Здесь и далее прим. авт.)
2 Любовь и голуби: Пьесы для театра. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1997. 302 с.
3 Любовь и голуби: Пьесы. Воспоминания о драматурге. М.: Время, 2014. 768 с.
4 В сб. Владимир Павлович Гуркин: драматург, актер, режиссер. Библиогр. материалы к электрон. изд. Иркутск, 2016. С. 11—40.
5 Там же. С. 41—51.
6 Cм.: Лиterraтура: электронный литературный журнал. 2017, 21 марта (№ 94). URL: http://literratura.org/issue_publicism/2188-cvetlana-miheeva-veter-udivl...
7 Марчелли Е. Сибирско-итальянское ЧП / Беседовала Э. Кадырова // Труд. 2005, 19 окт. С. 7 (Омский вып.).
8 Владимир Павлович Гуркин: драматург, актер, режиссер. Библиогр. материалы к электрон. изд. С. 138.
9 Бреева Т.Н. Традиционализм через призму неосентименталистского дискурса (на примере драматургии В. Гуркина) // Журнал Сибирского федерального университета. Серия: Гуманитарные науки. Красноярск, 2016. Т. 9, № 5. С. 1174—1180.