Главная

Российский литературный журнал, выходит с 1982 года.

Публикует пьесы российских и иностранных писателей, театральные рецензии, интервью, статистику постановок.

До 1987 назывался альманахом и выходил 4 раза в год, с 1987 это журнал, выходящий 6 раз в год, а после 1991 снова 4 раза в год.

Главный редактор — Андрей Волчанский.
Российский литературный журнал «Современная драматургия»
Все номера
Авторы
О журнале

«Чужих сердец соединенность». «Утиная охота» А. Вампилова в Театре им. М.Н. Ермоловой

В спектакле заняты преимущественно молодые актеры труппы. На главную роль приглашен актер “Студии театрального искусства” ученик Сергея Женовача, продолжатель знаменитой актерской династии Иван Янковский. И прежде чем говорить об этом спектакле, хотелось бы сделать небольшой экскурс в историю отечественного театра и кинематографа и отметить значимые творческие вехи актерского клана Янковских.

В 1982 году на экраны СССР вышел фильм Романа Балаяна “Полеты во сне и наяву”, в главной роли — звезда советского кино Олег Иванович Янковский. Герой фильма в его исполнении, запутавшийся в обстоятельствах, измученный отсутствием и размытостью жизненных целей, потерявший и бросивший свой путь, бессмысленно рвет связи с друзьями, женой, не в состоянии построить новую судьбу, образовать новый любовный союз и в конце концов остается совсем один, без семьи, без друзей и практически без будущего.

В 2002 году состоялся режиссерский дебют сына Олега Ивановича Филиппа Янковского: его первая режиссерская работа художественный фильм “В движении” был удостоен премии “Открытие года” на кинофестивале “Ника” (2003). Герой этого фильма живет в другом времени, нежели герой картины Балаяна, он более успешен, карьера его на взлете, но мироощущение персонажей близко. И здесь та же внутренняя опустошенность, вымотанность и выхолощенность, бессмысленная инерция жизненного пути, отсутствие настоящих дружеских, семейных и любовных привязанностей.

В мае 2016 года на сцене МХТ Филипп Янковский, вернувшийся после долгого перерыва к актерской карьере, предстал перед зрителями в спектакле Виктора Рыжакова по пьесе Ивана Вырыпаева “Мечты сбываются”. Его герой, потерявший любимую жену, считает свое дальнейшее существование бессмысленным и пытается найти в жизни новые ценности, новый смысл, новых друзей.

Наконец, начало нового театрального сезона, сентябрь 2017 года. Иван Филиппович Янковский, продолжатель актерской династии, выходит на сцену Театра Ермоловой в роли Виктора Зилова в спектакле Евгения Марчелли “Утиная охота” по пьесе Александра Вампилова.

Что объединяет все эти истории? В каждой из них главный герой — человек, потерявший что-то важное в жизни, свернувший не туда, прошедший точку невозврата. Пустота, потери, неудачи и главное — осознание своего тотального, метафизического одиночества. Нет никого, кто разделит с ним эту пустоту, поможет ее заполнить, всегда будет рядом несмотря ни на что. Осознание подобного мироустройства делает бессмысленным любые чувства и привязанности, любую деятельность. Человек теряется в пустоте.

Таким образом, вот уже третье поколение актеров из семьи Янковских заставляет задуматься о судьбе одинокого человека, о том, кто этот человек, что с ним происходит и можно ли ему помочь.

Иван Янковский, сыгравший несколько главных ролей в кино, пожалуй, впервые в своей именно театральной, сценической карьере сталкивается с ролью такого масштаба, как вампиловский Зилов.

“Утиная охота” однажды уже была поставлена в Театре Ермоловой (1978), главную роль в одноименном спектакле исполнил тогдашний художественный руководитель театра Владимир Андреев. И если тот спектакль, к сожалению, сегодня помнят немногие зрители, то фильм Виталия Мельникова “Отпуск в сентябре” c Олегом Далем в главной роли — одно из глубочайших произведений советского кинематографа — гораздо более известен. Роль Виктора Зилова для актера — подарок судьбы. В творческой биографии Олега Даля она, несомненно, одна из наиболее значительных.

Кто такой Зилов, что с ним происходит? Можно ли применить к его состоянию, поведению какой-либо ярлык, точное название или, может быть, однозначный медицинский термин? Что это — пресловутый кризис среднего возраста? Или депрессия — диагноз в современном мире расхожий и почти затасканный?

Иван Янковский моложе своего героя из пьесы Вампилова, и вряд ли здесь может идти речь о кризисе среднего возраста. Сам актер в интервью о работе над ролью в спектакле “Утиная охота” говорит о том, что, воплощая на сцене роль Зилова, хотел бы начать разговор именно о том поколении, к которому принадлежит он сам, о сегодняшних двадцатилетних.

Можно было бы предположить, что в таком случае речь пойдет о представителях поколения немотивированных, ни к чему не стремящихся молодых людей, о которых сегодня много говорят современные СМИ и для которых аналитики и психологи придумали много разных названий: например, поколение “сатори”.

Однако в спектакле Марчелли поведение Зилова и окружающих его персонажей практически всегда объяснимо и мотивированно. Поступки людей, которых главный герой еще недавно считал своими друзьями — вот, что вызывает его ответную негативную реакцию. Он провоцирует их своими вызывающими выходками и каждый раз убеждается, что ни один человек из его близкого окружения, оказываясь перед выбором, не в состоянии достойно выйти из создавшейся ситуации и сохранить, если угодно, человеческий облик.

Большинство мизансцен спектакля развивается в антураже ресторана. За одним из столиков сидят три певицы, поочередно демонстрирующие концертные номера из своего репертуара — песни в стиле ресторанного шансона. В качестве лейтмотива спектакля несколько раз звучит известная в свое время бесхитростная песенка “Васильки”. Любовь — измена — трагический финал: все просто, понятно, естественно. Но времена и образы в спектакле Марчелли гораздо безжалостнее, прагматичнее, то есть ближе нам, чем героям драмы Вампилова, жившим в семидесятые годы ХХ века.

Женские персонажи в спектакле также задуманы и сыграны гораздо более жесткими, чем в пьесе. Галина в исполнении Кристины Асмус понимает, что утратила для мужа сексуальную привлекательность, и это для нее, по всей видимости, важнее утраченной духовной близости. Подтверждение тому — сцена ожидания гостей, званных на новоселье, где Галина, раздетая до белья, буквально набрасывается на Зилова и чуть не душит его в своих объятьях.

Виктор оживляется при появлении молодой, неискушенной простой девочки Ирины, надеясь, что она сделает его жизнь более осмысленной (вспоминается встреча героя уже упомянутого здесь фильма “В движении”, который также стремится к новым, незамутненным взаимными обидами и упреками отношениям с молодой девушкой, героиней Оксаны Акиньшиной), — но снова промах. Ирина (Дарья Мельникова) здесь почти комический персонаж. Режиссером придумана для нее характерная особенность — постоянная неутолимая жажда. Она то и дело извлекает бутылки с водой и с большим энтузиазмом поглощает их содержимое. Как представляется, делается это все не для того, чтобы повеселить публику, но чтобы показать, что простенькая, в общем-то, пустая Ирина не сможет стать для Зилова настоящим спутником жизни.

Великолепная, яркая, крупная Валерия (Екатерина Любимова) — жена Саяпина (Алексей Каничев), друга Зилова, совсем не против закрутить романчик с начальником мужа Кушаком ради получения вожделенной квартиры. Сам Кушак (его играет актер более старшего поколения Владимир Зайцев, очень удачно вписавшийся в блестящую молодую актерскую команду), человек безупречной поначалу репутации, буквально на глазах превращается в престарелого ловеласа, волочась сначала за любовницей Зилова Верой, а затем уже открыто флиртуя с Валерией на глазах ее мужа-неудачника.

Лучший друг и коллега Зилова Саяпин, руководствуясь корыстным интересом (получение квартиры), без зазрения совести предает товарища, с которым вместе совершил дурацкий проступок. Зилов только усмехается в ответ на слова Саяпина, что тот якобы не имеет никакого отношения к содеянному. Подкаблучник Саяпин с готовностью смиряется с адюльтером своей жены, понимая, что полнейшее отсутствие способностей к какому-либо творческому и созидательному труду сводит его шансы быть добытчиком, “мужиком”, практически к нулю.

Во всех этих отношениях нет ни близости, ни теплоты, есть только “недужные связи” и “ненужные дружбы”, давно выродившиеся и превратившиеся в осточертевшую привычку, от которой трудно отказаться, так как нечем ее заменить.

Остается утиная охота, в которую Зилов верит как в нечто подлинное, нечто способное очистить его от скверны окружающих отношений, ложных желаний, ненужный целей. Скорее всего, он и здесь ошибается, как ошибались чеховские сестры, истово стремившиеся в Москву, веря, что там их жизнь изменится и приобретет какой-то другой, высокий, настоящий смысл.
После прочтения пьесы возникают вопросы: что происходит с Зиловым и есть ли у него какой-либо выход из подобной ситуации? Выживет герой или траурный венок, присланный в шутку друзьями, попал точно по адресу? В спектакле Марчелли вопросы звучат по-другому: как жить нынешним двадцатипятилетним? К чему придет поколение, значительная часть которого уже как будто родилась разочарованной, отстраненной от жизни, без желаний, без стремлений, без цели? Наверное, на этот вопрос ответит время. А пока персонажи ермоловцев выступают в качестве зачинателей важного и своевременного разговора.