Главная

Российский литературный журнал, выходит с 1982 года.

Публикует пьесы российских и иностранных писателей, театральные рецензии, интервью, статистику постановок.

До 1987 назывался альманахом и выходил 4 раза в год, с 1987 это журнал, выходящий 6 раз в год, а после 1991 снова 4 раза в год.

Главный редактор — Андрей Волчанский.
Российский литературный журнал «Современная драматургия»
Все номера
Авторы
О журнале

Ярмарка, базар, продажа. «Фальшивый купон» Л. Толстого в «Коляда-театре»

Новый театральный год в Москве вот уже несколько лет традиционно начинается с гастролей известного, без преувеличений, на весь мир екатеринбургского театра. Сразу после череды новогодних и «елочных» представлений этот театр настраивает московскую публику на восприятие серьезной драматургии, первоклассной актерской игры и непредсказуемой парадоксальной режиссуры.

Николай Коляда и его труппа радуют зрителей и критиков новыми спектаклями, постановками, охватывающими значительный срез отечественной и зарубежной литературы: на сцене театра идут пьесы основателя собственной уникальной драматургической школы Николая Владимировича Коляды, пьесы его учеников, многие из которых известны далеко за пределами России, прозаические и драматические произведения классиков западной и русской литературы. Каждый год московские зрители ждут приезда «Коляда-театра» как особого праздника, заранее скупая билеты, готовя необычные подарки режиссеру и его артистам. Секрет успеха этого театра, как представляется, не только в потрясающих актерских работах блестяще подобранной и сыгранной труппы и не только в необычных режиссерских приемах, коих превеликое множество в каждом спектакле и от которых зачастую просто-напросто рот открывается от удивления. А в том, что каждый раз Коляда предлагает проникнуть глубоко в душу каждого, даже самого маленького персонажа, полюбить и пожалеть его, какой бы он ни был, поднимая планку на все более высокий уровень познания человеческой натуры.

Недавняя премьера по одноименной повести Льва Николаевича Толстого «Фальшивый купон» в постановке самого мэтра открыла череду гастрольных спектаклей и заставила спорить о себе поклонников знаменитого театра.

Нравоучительная, несколько даже занудная повесть Толстого в интерпретации Николая Коляды преобразилась в яркое, красочное балаганное действо, не приобретя при этом легковесности, а наоборот, наполнившись и отяжелев новыми смыслами. Сюжет отталкивается от, казалось бы, почти невинной шалости двух гимназистов, решивших приписать на выданном одному из них отцом купоне стоимостью два рубля пятьдесят копеек единичку впереди обозначенной на нем двоечки. Стоимость купона, таким образом, увеличилась на десять рублей, а вот запущенный этим поступком круговорот зла и добра привел к неисчислимым ни в каком денежном эквиваленте изменениям во множестве человеческих судеб. Тяжелые испытания и мучительные перемены ожидали тех, кто хоть как-то соприкоснулся в своей жизни с этим злосчастным кусочком бумаги. Собственно, спектакль об этих цифрах — о денежных знаках, купюрах, монетах, которые уже давно и надежно правят миром, заставляя людей лгать, ненавидеть, лжесвидетельствовать и убивать — и об искалеченных ими человеческих душах.

Костюмы и декорации носят очень яркий, порой избыточный — но таков фирменный стиль режиссуры Николая Коляды — символический смысл. Стены квартиры родителей виноватого гимназиста украшены коврами и огромными денежными купюрами: дорого-богато, любому на зависть. Дьявольское (здесь) число 12 проявляется на лбу каждого из персонажей, замешанных в череде следующих один за другим событий, запущенных обманом. Кроме того, все герои, зараженные «вирусом фальшивого купона», начинают один за другим смеяться утробным неприятным смешком, каждый на свой манер, один страшнее другого, и от этих скрежещущих нечеловеческих звуков мороз по коже. Крестятся и подписываются персонажи, вычерчивая в воздухе единичку сложенными как для крестного знамения перстами: деньги-цифры здесь подменяют и веру, и саму человеческую личность. Единица и двойка крупно выведены на груди двоих персонажей, которых другие называют Черными: эти стоят за спинами героев, подталкивая к опасному рубикону — поступку, который никогда уже не может быть исправлен.

Длинные полотнища цветов российского флага, растянутые над сценой, служат кому-то ярмарочными качелями, кому-то — петлей, на которой безжизненно повисает тело. Под ними происходят события, в них путаются и на них катаются персонажи.

Как всегда в спектаклях Николая Коляды, очень важна толпа, определяющая настроение, обозначающая среду. Одетые в шинели одинаково серые фигуры поют о покалеченных и потерявших семью солдатах, возвращающихся с очередной русско-турецкой войны (время действия повести — перелом XIX – XX веков), о бродяге, скитающемся по диким степям Забайкалья. Это не песни, а вой обездоленных, сирых и убогих. Нищета и невежество объединяют людей этой толпы, в их разговоры Коляда органично вплетает текст из «Грозы» Островского о неправедных «салтанах» и людях с песьими головами. Закольцованная структура спектакля возвращает действие в исходную точку; в его начале и в его финале использована одна и та же мизансцена: толпа нищих у церкви просит милостыню. Каждый из главных персонажей спектакля проходит мимо и не подает им, кроме падшей женщины Даши, от которой отворачиваются даже убогие попрошайки.

Отношение к этой девушке из борделя (в самой повести такого персонажа нет) служит здесь еще одним мерилом людской мерзости. Называя всех приходящих к ней мужчин «мурмурчиками», молодая женщина слушает рассказы о жизни каждого из них и постепенно составляет для себя представление о состоянии нравственного облика человечества. Даша, которую почти каждый из главных действующих лиц не только регулярно посещает, но и обещает выкупить, в конечном итоге оказывается обманутой. И если в начале спектакля в толпе раздаются удивленные возгласы пораженных ее щедрой милостыней, то в финальной сцене выясняется, что подала она им, оказывается, тот же самый фальшивый купон. То есть если у Толстого практически каждый персонаж повести претерпевает после пройденных им кругов ада нравственное перерождение, то Коляда людей не прощает, считая, что причин для изменений к лучшему нет и не предвидится.

В череде прекрасно сделанных образов, среди которых дорогого стоят совсем небольшая роль служанки в исполнении Веры Цвиткис и Махин, блестяще сыгранный главным протагонистом театра Олегом Ягодиным, необходимо особенно отметить работы молодых актеров Ирины Плесняевой (Даша) и Константина Итунина (Степан Пелагеюшкин), которые достойнейшим образом выглядели рядом с более опытными и известными коллегами и в руках которых будущее этого одного из не самых крупных, но однозначно самых значительных, важных и, если можно так выразиться, искренних, неподдельных театров страны.

Остается только добавить, что во время этих январских гастролей Николай Коляда сообщил, что собирается открыть свой театр в Москве — с новым репертуаром и новой концепцией; уже проведен первый актерский кастинг. Известно и название будущего театра: «ДУШ» — «Драматическая уральская школа» (напрашивается закономерная ассоциация со словом «душа»). Арт-директором нового театра станет Олег Билик, который работал в «Коляда-театре» с 2008 по 2012 год, а потом переехал в Москву. Ждем!