ВИКТОР ЛЕГЕНТОВ

ЭДИТ ПИАФ

(Пьеса в двух частях по мемуарам об Эдит Пиаф)

Действующие лица:
1.Эдит Пиаф
2.Луи Лепле
3.Раймон Ассо
4.Марсель Сердан

Бродячая труппа Эдит:
1.Жанин - женщина,хозяйка отеля,дама в кафе
2.Камиль - 1-й газетчик,1-й инспектор,Луи,Эдди Константин,Тео Сарапо
3.Жан -- 2-й газетчик,Гассион,посетитель кафе,Азнавур,3-й инспектор
4.Жак - 3-й газетчик,мужчина,2-й инспектор,Альбер,Саша Гитри

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

На подмостках появляется актриса.Она подходит к столу,берет одну из книг,читает:
ЭДИТ ПИАФ.ВОСПОМИНАНИЯ.
…Я умру,и столько всякого наговорят обо мне,что в конце концов никто так и не поймет,какой я была на самом деле…
(Актриса задумывается.Затем подходит к другому столику,берет книгу,читает)
"До свиданья,Эдит…" Марсель Блистен.
(Воспоминания.)
…Только что я видел Эдит в последний раз.Бледная,маленькая,неподвижная лежала она в своей огромной кровати.Я долго смотрел на нее,растерянный,отупевший от горя.Возможно ли,что это крохотное создание с маленьким,безжизненным,как у куклы ,лицом,это все,что осталось от самой великой трагической эстрадной певицы. Я смотрел на это лицо,утопавшее в легкой материи,и думал:"Неужели никогда больше не прозвучит ее изумительный голос…
(Звучит мелодия.Это "Падам,падам." И вот мы уже слышим голос,это голос Эдит Пиаф.Актриса быстро берет газету и читает:)
"Этрансежан"1936 год.
"Малышка Пиаф - печальный и необузданный ангел народного бала.Все в ней дышит предместием…За исключением одежды,напоминающей стиль 1900 года.Перед нами чудесным образом,воскрешенная прическа певицы Клодин,отложной воротничок,черное платье,похожее на школьную форму.
Жан Кокто.Член французской академии.
"Посмотрите на эту маленькую женщину,чьи руки подобны ящерицам.Взгляните на ее лоб Бонапарта,на ее глаза слепца,который обрел зрение.Как она будет петь?Как она при этом выразит свои мысли?Как вырвутся из ее узкой груди великие стенания ночи?"
Газеты,журналы,книги,воспоминания…
…Я умру и столько всякого наговорят обо мне,что в конце концов никто так и не поймет,какой я была на самом деле.Не так уж это и важно,скажете вы?Да,конечно.Но эта мысль не дает мне покоя.Вот почему,пока еще не поздно,я хочу сама рассказать о себе,рискуя вызвать скандал.А может быть,рискуя возбудить к себе жалость.
Будь,что будет!
"Падам,падам"
Этот мотив,который меня преследует день и ночь.
Этот мотив не возник сегодня.
Он пришел из такого же далека,как и я,
Заигранный сто тысячами музыкантов.
Однажды этот мотив сведет меня с ума.
Сто раз я хотела спросить:почему
Он звучит всегда раньше меня,
И его голос
Покрывал мой голос.
Падам,падам,падам.
Он бежит,нагоняя меня.
Падам,падам,падам
Он как бы требует:вспомни.
Падам,падам,падам.
Он как бы требует:вспомни.
Падам,падам,падам.
Этот мотив,который на меня указывает пальцем
И я тащу его за собой,как какую-то старую ошибку
Этот мотив,который знают все наизусть.
Слушайте,какой он делает шум.
Как будто все мое прошлое проходит мимо
Надо горе оставить ,оставить на потом
У меня целый кортеж горя на этот мотив,
Который стучит,стучит,как деревянное сердце.
Я лежу на больничной койке и диктую свои воспоминания,которые поднимаются толпой,осаждают меня,окружают и захлестывают.Прошлое не стоит вокруг меня в образцовом порядке.Я вижу лица,множество лиц,какие-то люди расталкивают друг друга и кричат:"Меня,меня сначала!" Бог мой,сколько их!Какое множество!Но среди них я узнаю тех,кто как вечные спутники прошли через всю мою жизнь…
(Появляется человек в костюме акробата,Это Камиль Ривон.)
КАМИЛЬ.Я,Камиль Ривон.Баланс на больших пальцах,на краю стола(кивает на Эдит)ей тогда исполнилось шестнадцать.
(Появляется девушка.Она в ярком платье бродячей артистки.Это Жанин)
ЖАНИН.Привет,Эдит.Это я,ЖанинЗдравствуй,подруга.(показывает Эдит пустую кружку)Помнишь?
(Появляется Жан)
ЭДИТ. Бог мой,Жан!
(Жан свистит и съезжает вниз по перилам.)
ЖАН(кричит). Как поживаешь,Диду?
ЖАК. Эркиль-Элюазьен-Франсуа-Мари-Эмануил-Савиньи де Жак.
ЭДИТ. Мои друзья!С вами я начала свой путь.С вами я хочу пройти его до конца!
УЛИЦА ПЕСЕН.
Эта улица песен
Эта улица радости
Где во всех домах без причины
И поют во весь голос
И с самого утра все счастливы.
И каждый в криках пригорода
Видит голубое небо
Здесь же встретишь несчастную любовь
Любят друг друга,не любят,целуются,идут
Чтобы петь,вот и все.
Все разочарованные,вы,которые плачете без причины
Что б научиться петь,приходите все жить на улицу песен.
Я родилась 19 декабря 1915 года,в Париже,на улице Бельвиль.Отец мой,Луи Гассион,был бродячим акробатом.
(Жан изображает отца)
Мать,Лин Марса,выступала в кафе,исполняя популярные тогда песни быта.
(Жанин изображает мать)
Вскоре после моего рождения,она оставила нас и мы отправились с отцом по дорогам.
(Звучит музыка.Это Камиль и Жак играют на мандолине и гитаре)
ГАССИОН. Остановимся здесь.Может быть удастся что-нибудь заработать.
ЭДИТ. Раскатав свой старый ковер на площади,в бистро или в казарменной столовой,отец показывал свои пантомимы.
(Гассион демонстрирует пантомиму)
А в конце выступления обычно указывал на меня и говорил.
ГАССИОН. А теперь девочка обойдет вас с тарелкой.Затем,чтобы вас отблагодарить,она сделает опасный прыжок.
ЭДИТ. С тарелкой я обходила,но прыжок никогда не делала.Правда,однажды,когда очень запротестовали,отец сказал:
ГАССИОН. Вы что хотите,чтобы девочка сломала себе шею ради вашего удовольствия?Но поскольку я был неправ и по привычке объявил ее номер,надо вам сказать,что она выполняет его играючи,сегодня девочка не поправилась еще после гриппа,она вам споет…
ЭДИТ. И своим тоненьким,неокрепшим голоском я пела куплет какой-нибудь незатейливой песенки.
(Звучит мелодия старого французского вальса)
Долгое время я считала,что папаша Гассион меня не любит,но я ошиблась.Однажды в Сансе,где мы остановились в номере одной дешевой гостинницы,в дверь постучали.Я играла со своей куклой,отец брился,не обращая на меня никакого внимания!
ГАССИОН. Войдите.
(На пороге появляется супружеская пара,которую изображают Жанин и Жак.Это мужчина и женщина средних лет)
МУЖЧИНА. Добрый день,Мсье.
ГАССИОН. Чем могу служить?
МУЖЧИНА. Видите ли,господин Гассион,если не ошибаюсь…Это довольно необычный визит.Моя жена и я имели удовольствие видеть вас с вашей девочкой накануне.Мы узнали также,что вы одинок.
ЖНЩИНА. То есть,что у девочки нет матери.
ГАССИОН. Ну и что?
МУЖЧИНА. Видите ли,это довольно необычное дело.Даже не знаю,с чего начать.
(Женщина строго смотрит на мужчину)
Вот чек на 100 тысяч франков.Если вы захотите,то завтра же он будет переведен на ваше имя…
ЖЕНЩИНА. При одном условии,разумеется.
ГАССИОН. При каком?
ЖЕНЩИНА. За право заниматься воспитанием вашей дочери.
ГАССИОН. Вот как(смеется)!Слышишь ,Диду?
ЭДИТ. Слыщу,папа.
МУЖЧИНА. Подумайте,мсье.
ЖЕНЩИНА. Люди мы состоятельные.Хорошего древнего рода.Девочке у нас будет хорошо!
МУЖЧИНА. Берта!У девочки нет матери.
ГАССИОН. У нее их слишком даже много!
МУЖЧИНА. Вас не устраивает сумма,мсье?Но ведь она огромна по нынешним временам.
ГАССИОН. Да идите вы к черту со своей суммой!А если вы хотите иметь детей,то сделайте их себе сами.Это ведь не так трудно,господа!
(Элегантная пара пятится к двери и исчезает.)
ГАССИОН. Как они смели явиться ко мне!Пусть я нищий,бродячий акробат,но я человек с достоинством и детей не продаю!(кричит на Эдит)Ты что сидишь!Учи песни.
ЭДИТ. Я бедная,несчастная.Я сирота(плачет).
ГАССИОН. Замолчи!Твоя мать бросила тебя,когда тебе не было и двух лет.Мерзкая потаскушка!Не смей реветь,слышишь?Ну?Ну,перестань…Ну,замолчи,слыщишь…(гладит Эдит по голове)Никому я никогда тебя не продам.
ЭДИТ. Забери свою куклу(швыряет куклу на пол) В тот день я поняла,что отец любит меня.Папаша Гассион я вспоминаю твои последние минуты.Ты,живший всегда так,словно завтрашнего дня нет,повернул ко мне свое исхудалое лицо и сказал слабым голосом…
ГАССИОН. Купи,землю,Эдит.Когда есть хорошая ферма,можно жить спокойно и не думать,что подохнешь в нищете.
ЭДИТ. И все-таки я оставила тебя.Я ушла,стремясь быть как и ты,совершенно свободной…
(Кафе гостинницы "Эсперанс".Появляется честная компания оборванцев.Посетители брезгливо морщатся.)
ХОЗЯИН. Кто вас сюда впустил…господа…Я не хочу из-за вас иметь неприятности.Гарсон…
(Подбегает официант.)
Что это?!К нам перестанут ходить клиенты.Посмотрите на их лица и вы сами поймете.
КАМИЛЬ. А что вам мешает быть добрым хозяином?
ЖАК. Как вы разговариваете с артистами?!
ХОЗЯИН. Ха,артисты.
ЖАК. Сгори моя коза и ее вымя - мы артисты,мсье.
ЭДИТ. Не отчаивайтесь,мы скоро уйдем…Вот бумага,которая оградит вас от возможных неприятностей…Читайте…артисты,трое артистов…раз,два,три…
ХОЗЯИН. Спасибо,если бы я не умел считать до трех,мое заведение давно бы испарилось …Хорошо…хорошо,постарайтесь,однако,поскорее проглотить ваш обед…Гарсон,принесите им!
(Жанин и Альбер переглядываются)
ЖАК. Ты спятила,мэм.Зачем ты нас затащила сюда?
ЭДИТ. Я знаю,что делаю.
ЖАН. Ну как действительно выбираться из этой истории.
ЭДИТ. После обеда будет хорошее настроение,хорошая работа и хороший вечер.Ведь мы еще не старики.
ЖАНИН. О чем ты говоришь!
ЭДИТ. Ни о чем!
ЖАК. Жанин,поезжай на ярмарку и разыщи аккордиониста,он наверно уже набрал деньжонок.
(Появивщийся официант ставит на стол еду и бутыль)
ЭДИТ. Мсье хозяин,идите сюда.
(Хозяин неуверенно приближается к компании,за ним,оставив кассу,следует и хозяйка)
Выпьемте с нами в знак примирения (подает рюмку хозяину и хозяйке) За ваше здоровье,мсье.(Все пьют) Вы,конечно,понимаете,что у нас ни гроша,чтобы расплатиться с вами за прекрасный обед.
ХОЗЯЙКА. Как это?!
ЭДИТ. НО нечего,мсье,мы артисты,а за наш труд всегда платят щедро,Ваш счет будет оплачен сегодня же во второй половине дня.Мы выступаем в казарме…
ХОЗЯИН. Я поставлен вами…Ну что же…полковник мой старый приятель,в крайнем случае он не даст…
ХОЗЯЙКА. То есть?!…Что ты говоришь,дурак:"В крайнем случае!"Ты посмотри,кто перед тобой?Да ни один солдат и су не заплатит этим бродяжкам.Их после первого же номера засунут головой в общественный сортир,а зады используют по назначению.Подними их юбки,они и теперь без штанов…Шлюхи.
ЖАК. Мадам,я попрошу вас…
ХОЗЯЙКА. Будь уверен с концерта их увезут в карете - или скорой помощи,или полицейской.
ЭДИТ. За ваше здоровье,мсье…Жак,спроси у этой дамы,где она закончила университет,в Сорбоне или,быть может,за прилавком Чрева Парижа.
(Гости смеются)
ЖАН. Всего доброго…Ждем на концерте в казарме.
ЭДИТ. Мне было тогда неполных 16 лет,когда я вообразила себе - да,да не удивляйтесь - директрисой бродячей труппы,на афишах которой не очень грамотно,не уверенной рукой было начертано:
ЖАК.(кричит) Зизи!
ЖАНИН. Зозетт!
ЖАН (кричит) и Зузу!
КАМИЛЬ. Одно отделение всякой всячины!
ЭДИТ. Поет мисс Эдит!Почему "мисс"?Просто мне казалось,что так лучше звучит.
УЛИЧНЫЙ БАЛ
Когда бал на моей улице…
Никогда еще не видели
Такого веселья,такой толпы
Когда бал на моей улице
В маленьких бистро на подмостках
Все влюбленные кружатся парами
С улыбкой на губах и смотрят в глаза друг другу.
Сегодня вечером бал на моей улице…
Все немного взволнованы
Может быть это твое свидание
Бал на моей улице
…………………
Бал на моей улице….
Пятеро полуголодных бродяг с одной стороны и случайная горстка зевак с другой - вот все,чем мы тогда располагали.Днем бульвар,фургон или поезд - ночью - захудалая комнатка или пустырь ,где,прячась от полиции,можно улечься,свернувшись калачиком,и засыпая,мечтать о вкусной еде,теплой постеле,о дальних странах и красивых городах,о криках восторженной публики и взрывах смеха,которые рассекают тишину,словно сверкание огней на празднике Сенжан.И вот тогда-то,в те самые мои невеселые дни,я и встретила своего первого мужчину,голубоглазого парня с детской улыбкой.Его звали малыш Луи.
(К Эдит подходит малыш Луи,которого изображает Жан.)
ЛУИ. Привет,малышка!
ЭДИТ. Привет,малыш…
ЛУИ. Узнаешь?
ЭДИТ. Узнаю.Когда мы выступали с отцом,это ты бросил монету в пять су с дыркой посередине
ЛУИ. Да,это я.Куда направляешься?
ЭДИТ. Иду домой.
ЛУИ. А где твой дом?
ЭДИТ. Где придется…
ЛУИ. Ну?!Тогда пошли ко мне.Будем жить вместе.
ЭДИТ. Уж очень у тебя все просто.
ЛУИ. А чего мудрить?Я служу в магазине.Доставляю на дом покупки.
ЭДИТ. А что буду делать я?
ЛУИ. Петь и заниматься хозяйством.Пошли?
ЭДИТ. Куда?
ЛУИ. Снимем комнатку на Бельвиле.А готовить можно в консервных банках!
ЭДИТ. (смеется)Вот здорово!
ЛУИ. А повечерам будем ходить в кино,в "Альказар",на чаплинские фильмы!
ЭДИТ. На чаплинские фильмы?Да я их обожаю!Ну тогда идем,идем скорее!
(звучит чаплинская музыка)
Светлый ,улыбающийся малыш,понравился мне с первого взгляда и я пошла за ним,не думая ни о чем.
(Эдит и Луи танцуют)
А вскоре…у меня родилась моя маленькая Марсель…
ЭДИТ. Мы поселились в отеле "Лявенир" на улице Бельвиль ╧ 105
ЛУИ. В комнате с потрескавшимися стенами…
ЭДИТ. Поперек окна,выходившего во двор,вдоль веревки висели пеленки и наша одежда…
ЛУИ. А под кроватью валялись чемоданы,старая рухлядь и грязное белье.У нас не было ни су.
(Эдит и Луи качают ребенка,затем танцуют.Появляется хозяйка)
ХОЗЯЙКА. Если завтра вы не уплатите всех денег,всех до последнего су,которые вы мне должны за два месяца и не уберетесь отсюда - знайте,это последний день ,когда вы находитесь на свободе.
(уходит)
ЭДИТ. Но денег у нас не было.Заработка Луи хватало лишь на то,чтобы не умереть с голоду.И чтобы не платить за жилье,мы удирали мимо помещения консьержки на четвереньках.
(звучит Падам,падам.)
Но долго так продолжаться не могло.И вот однажды моя девочка заболела.Я выбежала на улицу,чтобы собрать немного денег.Весь день я шаталась по кварталам,распевая свои куплеты под аккордеон моей подруги,как вдруг появился Луи.
ЛУИ. Эдит!Марсель в больнице… умирает.
ЭДИТ. Ты с ума сошел!
ЛУИ. Если хочешь ее застать…бежим.
ЭДИТ. Мы помчались в больницу,но нас туда не пустили.Менингит,- коротко сказал врач.В течении 8 дней я приходила туда,надеясь на чудо.Накануне 9 дня,поздно ночью,движимая каким-то предчувствием,я отправилась в больницу пешком!А моя маленькая Марсель уже умерла…
ЛУИ. Все кончено,Эдит.
ЭДИТ. Да,все кончено…
ЛУИ. Идем домой.
ЭДИТ. Нет,Луи.Иди один…Знаешь,мне,кажется,только она нас с тобой и удерживала.Прощай Луи,не сердись...Я не могла ни говорить,ни плакать,я была совершенно уничтожена.Я шла по городу,который мне казался чужим,холодным,незнакомым,шла,сама не зная куда.
(ночным Парижем бредет угрюмая Эдит)
ЭДИТ. До сегодняшнего вечера я полагала,что во Франции настоящие мужчины еще не перевелись.
СЕРДАН. Проговорила церковная мышь!Сколько стоит твоя любовь,мэм?
НЕЗНАКОМЫЙ ГОРОД
В незнакомом городе
Ничто мне не мило
Я иду по улицам
Которые уводят меня слишком далеко
Я иду по городу
По нескончаемым улицам
По набережным,авеню,
И пустынным бульварам.
И слышу грохот
Длинного поезда на мосту
Который куда-то едет.
В незнакомом городе утром и вечером
Как бездомная собака,
Я иду и возвращаюсь…
И встречаю прохожих
Которые куда-то спешат
И у которых нет времени
Вам улыбнуться.
В незнакомом городе,когда приходит ночь,
Я боюсь голых стен,совершенно голых и серых стен.
ЭДИТ. Десять франков.
СЕРДАН. Ну что же?Пойдем!
ЭДИТ. (некоторое время идут;затем Эдит останавливается у скамейки,неожиданно хватает банку и высыпает деньги) Что ты себе думаешь?Уличная - упаду за 10 франков?!Я швырнула бы тебе их в лицо,но мне не хватает именно 10 франков,понимаешь,10 франков,чтобы схоронить мою девочку,Марселлу.(громко плачет)
СЕРДАН. Перестань…Ладно…(роется в карманах) Бери деньги…Вот еще…еще.Да,жизнь не легкая штука.
ЭДИТ. Э!
СЕРДАН. Сердишься…ЭДИТ. А ты?
СЕРДАН. Иногда надо быть добрым,малышка.Ну вот и все.Тебя ничто не держит возле меня.
ЭДИТ. Благодарю вас мсье,благодарю…
Я боюсь отеля с холодной кроватью
И жесткого утра,которое меня разбудит,
Потому что я хотела бы спать,Спать даже днем.
ЭДИТ. Мне было 18.Куда идти я не знала.Мне было все равно.И я оказалась на площади Пигаль в танцзале "Вихрь" среди баров,сутенеров и пропащих девиц.
(Звучит мелодия из "Любовников на один день")
ЭДИТ. В мои обязанности входило:мыть полы,перетирать стаканы и петь.
Ведущий программу.-А сейчас маленькая Эдит Гассион!
АККОРДЕОНИСТ.
Гулящая девочка стоит одна.
Где-то на перекрестке,
Если у девочки хмурый вид,
Она никому не нужна.
И парень к ней не вернется,
И разбиты мечты,
И разбита вся жизнь.
…………………………
Она слушает танец "Ява"
Она слышит танец "Ява"
…………………………
И ей хочется под музыку эту кричать
И кружиться,кружиться,кружиться,кружиться…
………………………..
Остановите!Эту музыку……….
ЭДИТ. Я катилась куда-то,неизвестно куда по наклонной плоскости,и неизвестно что бы со мной было,если бы не случай,который однажды и навсегда перевернул мою жизнь.
(Звучит "Падам,падам")
В тот день - хмурый октябрьский полдень 1935 года - я работала на углу улицы Труайон и авеню Маг-Магона!Аккомпанировала мне моя подруга на аккордеоне. Бледная,непричесанная,в старом свитере с продранными рукавами,я пела куплеты Жана Ленуара:
Она родилась,как воробышек
Она прожила,как воробышек.
Она и помрет,как воробышек!
(Появляется высокий,хорошо одетый мужчина.Это Луи Лепле.)
ЛЕПЛЕ (кричит) Ты что с ума сошла?Что ты делаешь?
ЭДИТ. Как что?Пою!
ЛЕПЛЕ. Поешь?Так можно сорвать себе голос,детка.
ЭДИТ. Разумеется,я знаю,что такое "сорвать голос",но это не очень меня беспокоит,есть другие,куда более важные заботы.
ЛЕПЛЕ. Ты абсолютная дура!Должна же ты понять…
ЭДИТ. Надо же мне что-то есть?
ЛЕПЛЕ. Конечно,детка…Только ты могла бы работать иначе.Почему бы тебе с твоим голосом не петь в каком-нибудь кабаре?
ЭДИТ. В продранном свитере,в этой убогой юбчонке и туфлях не по моей ноге?Со мной еще не подписали контракта.Конечно,если бы вы могли мне его предложить…
ЛЕПЛЕ. А если бы я вздумал поймать тебя на слове?
ЭДИТ. Попробуйте,увидите!
ЛЕПЛЕ. (иронически улыбнувшись) Хорошо,попробуем.У тебя нет другого платья?
ЭДИТ. Есть черная юбка лучше этой и,кроме того,я вяжу себе потрясающий свитер.Но он еще не закончен.
ЛЕПЛЕ. К пятнице закончишь?
ЭДИТ. Наверняка.
ЛЕПЛЕ. Да,а как тебя зовут?
ЭДИТ. Эдит Гассион.
ЛЕПЛЕ. Такое имя не годится для эстрады.
ЭДИТ. Меня еще зовут Таней.
ЛЕПЛЕ. Если бы ты была русской,это было бы недурно…
ЭДИТ. А также Денис Жей!
ЛЕПЛЕ. И все?
ЭДИТ. Нет.Еще Югнет Элиа…Так меня объявляют на танцевальных балах.
ЛЕПЛЕ. И все?Не густо!Ты скорее пугливая птаха,настоящий парижский воробей и лучше всего к тебе подошло бы имя Муано.К сожалению,оно уже занято.Надо найти другое.Стой.На парижском арго "Муано" - это Пиаф.Почему бы тебе,малыш,не стать Пиаф?
ЭДИТ. Пиаф?
ЛЕПЛЕ. Конечно!Решено.Отныне ты - Эдит Пиаф!
ЭДИТ. Пи-аф!..Пиаф - аф,аф! Ха!
ЛЕПЛЕ. Итак,малышка Пиаф,завтра в 4 на репетицию.Споешь свои песенки,и мы посмотрим,что с тобой можно сделать.
(Лепле достает визитную карточку.10 - франковый билет и протягивает Эдит.)
ЛЕПЛЕ. Здесь мое имя,адрес,и…
ЭДИТ. А это зачем?
ЛЕПЛЕ. Меня зовут Луи Лепле,я хозяин кабаре "Джернис" 40 франков в день для начала.Итак,завтра в четыре!Пожалуйста,не опаздывай.
(Лепле уходит)
ЭДИТ. Чудеса…
(Звучит музыка.Эдит задумавшись смотрит на визитную карточку.Потом медленно произносит :)
Эдит Пиаф…Эдит Пиаф…Как видите за мою короткую жизнь меня крестили не однажды,но на этот раз,видимо навсегда.
(Звучит мелодия "Падам,падам")
А вечером,когда мы с подругой,наконец,вернулись домой,в нашу узкую,похожую на шкаф,комнату,меня вдруг охватила такая невыносимая тоска,что я бросилась на кровать и сказала:Не пойду я туда!Хватит с меня испытаний! Опять что-нибудь сорвется,и я уже больше не выдержу.А ну их всех к лешему!Не пойду!
ЖАНИН. Ты что спятила?Подумай,что ты говоришь?А вдруг это судьба?Может быть тебе наконец,повезет,ты выйдешь в люди и станешь знаменитой?
ЭДИТ. А вдруг!А может быть!Только и слышу!Нет,Жанин,ни во что я уже больше не верю.
ЖАНИН. Знаешь,когда Роже Марсиано,бывшего чемпиона по боксу спросили,как ему удалось избежать все ловушки,которые его подстерегали в жизни,он ответил:""наверное,на небе есть кто-то,кто меня очень любит".Ну,может быть,тебе хоть на этот раз все-таки повезет,а?
ЭДИТ. На следуюший день после полудня я все еще лежала в постели,я твердо решила,что не пойду,как вдруг,когда стрелка часов уже приближалась к половине четвертого,я неожиданно вскочила,поспешно оделась и побежала через площадь, к метро.Почему я переменила свое решение,не знаю.Но в 5 часов,опоздав на час ,я уже пела у Лепле.
МОТОЦИКЛИСТ.
У него была куртка с орлом на спине
И сапоги чертовой кожи
И его мотоцикл срывался с места
Как пушечное ядро,
Наводя ужас на всю округу.
………………………..
Он не стригся и не брился,
Под ногтями чернота,
На груди татуировка:
"Жема я люблю тебя "
Он кричал,что всех сильнее
Любит свой мотоциклет…
Мчит как дьявол по дороге,
Мчит сквозь улицу,сквозь лес,
Через рвы и переезды
Поездам наперерез,
Мчит как черт,не зная страха,
Исполняя смертный трюк,
И врезается с размаху
В поезд,мчащийся на юг.

ЭДИТ. Ну,как?
ЛЕПЛЕ. Очень хорошо.Ты добьешься славы ,я уверен.Но нужно постараться.В пятницу к нам пожалует весь Париж.Итак,в пятницу состоится твой дебют.
(Эдит забивается в угол.Лепле выходит на авансцену.Звучит мощный оркестровый аккорд.)
ЛЕПЛЕ. Любезные дамы и господа!Несколько дней назад я проходил по улице Труайон.На тротуаре пела девочка с бледным печальным лицом.Ее голос проник мне в дущу.Он взволновал меня,потряс.Я хочу теперь познакомить вас сней - это настоящее дитя Парижа.У нее нет вечернего платья,и если она не умеет кланяться,то лишь потому,что я сам вчера только научил ее это делать.Она предстанет перед вами такой же,какой я ее встретил на улице:без грима,без чулок.Итак,вуаля,Эдит Пиаф!
ЭДИТ. Вуаля,Эдит Пиаф!А мой свитер?Не хватает еще одного рукава.Я принесла его с собой и теперь лихорадочно довязывала,повторяя про себя текст.Но откладывать,как видно,было уже нельзя.
ЛЕПЛЕ.(вбегая к Эдит) Ты что ,с ума сошла?Твоя очередь!Пошли!
ЭДИТ. Мой свитер!
ЛЕПЛЕ. Вижу!Надень свой свитер.Будешь петь так!
ЭДИТ. У него лишь один рукав.
ЛЕПЛЕ. Я,кажется,не слепой!
ЭДИТ. Тогда я послушно натащила свитер,но не знала ,что делать дальше.
(Лепле вынимает из кармана тонкий белый шарф и накидывает на плечи Эдит.)
ЛЕПЛЕ. (торжественно)Вот так!Я дарю тебе этот шарф,детка.И желаю тебе удачи!
ЭДИТ. (в восторге)Какой шарф!(подбегает к зеркалу.)
ЛЕПЛЕ. Поменьше двигайся и жестикулируй!Ну,ты готова?
ЭДИТ. Готова.
ЛЕПЛЕ. Пошли…
(Лепле берет Эдит за руку и выводит на сцену)
ЛЕПЛЕ. Прошу прощенья,господа!Итак!Перед вами Эдит Пиаф!
(звучит мощный оркестровый аккорд.Эдит резко и неумело кланяется.Тишина.)
ЭДИТ. Объяснение леденящей душу тишине,которая меня встретила,я нашла лишь много лет спустя.Люди,которые пришли в кабаре,чтобы развлечься,бывают не очень довольны,когда им напоминают о том,что совсем рядом с ними,а не где-то за тридевять земель,живут такие девушки ,как я. Еще секунда и я бы ушла со сцены,как вдруг силы вернулись ко мне,и ,как это обычно бывает со мной в такие минуты,мне неудержимо захотелось петь.
БРАВО КЛОУНУ.
У меня есть друг,клоун
Он очень смешон.
Его имя пишется заглавными пощечинами
Он очень некрасив и грустен,как шляпа
Он пьет вино всеобщего смеха
И заедает криками "браво"!
За твой нос,который зажигается !Браво!
За твои волосы,которые выщипываются!Браво!
Ты ешь стекло с успехом,забравшись на фонтан,
И корчишься от смеха на радость господам
За твою неверную жену - браво!
За то,что ты моешь посуду - браво!
Твой сын крадет монеты,жена ставит рога,
А ты поешь куплеты и корчишь дурака.
Я король,и я царствую - браво!
Словно рана твой смех кровавый
Аплодируйте мне,кричите
Я исполнил для вас сюрприз
Из-под самого купола цирка
Я жену свою сбросил вниз!
ЭДИТ. И вдруг,к концу песни,забыв про неоконченный свитер,я не удержалась и подняла обе руки вверх!И мой шарф,прекрасный белый шарф,подаренный мне Луи Лепле,соскользнул с плеча и упал к моим ногам.Сейчас раздастся смех и все будет кончено,подумала я,но…со всех сторон ко мне понеслись аплодисменты.
ЛЕПЛЕ. Ну,все в порядке,ты их победила!И так будет завтра и послезавтра,и всегда!
ЭДИТ. Не знаю…Уж очень все хорошо.Когда всю жизнь получаешь одни пинки,становишься подозрительной.А может быть они аплодировали просто…ну…просто так…
ЛЕПЛЕ. Как так?
ЭДИТ. Ну,в насмешку…
ЛЕПЛЕ. (растроганно) Нет,малышка…Они аплодировали как надо!Дурочка,ты сама не ведаешь,что творишь…
ЭДИТ. Спасибо вам…Вы такой…такой…добрый.Ну,как отец.
ЛЕПЛЕ. Да…Ну,что же…Можешь называть меня "папой".И никогда,слышишь,никогда не делай уступок зрителю!Великий секрет заключается в том,чтобы всегда оставаться самим собой.Всегда будь сама собой!
(звучит песня "танцующие сердца")
ЭДИТ. "Джернис" был модным заведением и я,выступая здесь в течение полугода,успела перевидать почти всех знаменитостей того времени:министров,богатых иностранцев,адвокатов,промышленников,завсегдатаев скачек и разумеется артистов театра,эстрады и даже кино!Некоторых я шокировала.
- Эта Эдит Пиаф убийственно вульгарна!
- (большинству нравилась)Браво ,Эдит!
А некоторые стали приходить в "Джернис" просто из-за меня.
(Метрдатель передает Эдит корзинку цветов)
МЕТРДОТЕЛЬ. Прошу,мадмуазель.Это вам…
(холодно кланяется и уходит)
ЭДИТ. О,благодарю…Цветы мне дарят впервые(читает карточку в цветах)Жан Мермоз…(к Лепле)Кто это?
ЛЕПЛЕ. Воздушный асс и кумир Парижа!
ЭДИТ. Вот это да!
И тем не менее некоторые посетители продолжали принимать меня,мягко говоря,неохотно.
- Когда же ,наконец,ее прогонят?
- Вы рискуете,Лепле.К вам скоро перестанут ходить клиенты.
- Я или Пиаф!Выбирайте,Лепле!
ЛЕПЛЕ. Пиаф.
ЭДИТ. Но мои оппоненты не унимались и однажды они устроили мне абструкцию.
(Слышится нарастающий смех)
- Ну и смешная же она.
- Просто умора.
- Да еще с характером.
ЭДИТ. Папа,вы слышите?Что мне делать,они потешаются надо мной.Я вообразила себя артисткой,а я…
ЛЕПЛЕ. Ну,вот и хорошо.Раз ты сама это почувствовала,все будет в порядке.Теперь я спокоен,ты своего добьешься.И самое восхитительное то,что когда ты добьешься славы,многие из них скажут: "Без нашей помощи она не добилась бы ничего".Не горюй.Есть люди,которые в тебя верят.И в доказательство я могу тебе сообщить,что ты получила приглашение записать пластинку твоего "Чужестранца" и право дебютировать завтра на Радио-Сите.
ЭДИТ. Папа,вы мой добрый ангел…
ЛЕПЛЕ. Да…Ну,тогда пошли в ресторан!
ЭДИТ. В ресторан - со мной?О,Лепле!
(Крепко целует его в щеку.Врывается музыка.Эдит и Лепле входят в ресторан и останавливаются у столика)
ЛЕПЛЕ. (галантно)Прошу.
ЭДИТ. (кланяясь)Благодарю,мсье.
Я так счастлива!Могла ли подумать,когда-нибудь,что я,девчонка из района Бельвиль,буду сидеть за столиком в лучшем ресторане с одним из самых известных людей Парижа.
ЛЕПЛЕ. (смеется)О,малыш,это только начало.Я мечтаю услышать тебя в Каннах,на конкурсе,на балу.Там ежегодно собираются лучшие певцы.Представляешь:лазурный берег,блистательный бал и маленькая Эдит.
ЭДИТ. С ума сойти.Неужели я когда-нибудь буду петь на балу.
ЛЕПЛЕ. (задумчиво)На балу удачи…Выпьем за это!
(Лепле и Эдит чокаются.Звучит мелодия "Падам,падам")
ЛЕПЛЕ. Я верю в тебя,малыш.Но, к сожалению,для многих из них ты еще только маленький феномен,любопытный оюразчик человеческой породы,приглашенный лишь для того,чтобы позабавить гостей…А я хочу,чтобы ты стала настоящей артисткой.Как бы мне хотелось тебе помочь…
ЭДИТ. Что с вами ,папа?Вам не здоровится?
ЛЕПЛЕ. Нет,ничего…Ты знаешь,я видел сон,малышка.Ко мне приходила мама.Луи,- сказала она,- час пробил.Готовься,скоро я приду за тобой.
ЭДИТ. Папа!Я сама суеверна,но не всем снам нужно верить.
ЛЕПЛЕ. Может быть,детка.Но это не простой сон.Меня огорчает лишь то,что ты останешься одна,а ты ведь еще нуждаешься во мне ,верно?
ЭДИТ. Папа,милый!Это быват.Утром вы успокоитесь и ваша тоска исчезнет.Не забудьте,утром мы едем в Булонский лес.
ЛЕПЛЕ. Да,конечно.Не стоит больше об этом (знак гарсону) Тебе нужно пораньше лечь спать.Ведь завтра у тебя выступление.Впервые ты будешь петь на радио.А это ответственно,малыш.Ну! Пошли!
ЭДИТ. Мы вышли на улицу.
ЛЕПЛЕ. Ну,вот и твой дом,малыш…Прощай,Диду…
ЭДИТ. Утром я позвоню вам,папа.
ЛЕПЛЕ. Да,конечно…
(Эдит целует Лепле,тот задумчиво гладит ее по голове,затем резко поворачивается и уходит.Эдит смотрит ему вслед)
ЭДИТ. Но утром,когда я позвонила Лепле,кто-то резко и лаконично сказал:"Немедленно приезжайте!" - и бросил трубку.Я сразу же собралась и поехала.Дом окружила толпа,сдерживаемая кордоном полицейских.Меня сразу же пропустили,и преодолевая какие-то мрачные предчувствия,я вошла в дом.И тут я увидела Лора Жерни,кельнершу из "Джерниса",которая рыдая,бросилась ко мне и сказала: "Лепле убит,Эдит,какой ужас!"Не произнося ни слова,с застывшим взглядом загипнотизированного человека и вялой походкой сомнамбулы я вошла в комнату и увидела Лепле.Он полулежал на постели,пуля прошла в висок,но не обезобразила лица.Еле волоча ноги я вышла на улицу,остановила такси,кое-как добролась домой и,рыдая,бросилась на постель.А на утро…
(звучит мелодия "толпы")

ЧАСТЬ ВТОРАЯ


(появляются газетчики)
1-й газетчик. Убийство на авеню Гранд-Арме!
2-й газетчик. Убийца не найден!
3-й газетчик. Читайте,читайте,читайте.
4-й газетчик. Виновна ли мадам Пиаф,певица кабаре "Джернис"?
ЭДИТ. Когда-то я мечтала увидеть свое имя в газетах.Теперь я имела возможность любоваться им почти ежедневно.Обо мне кричали на перекрестках,на меня оглядывались на улицах,я стала притчей во языцах в устах добропорядочных парижан.Мало того,обо мне вспомнили мои прежние друзья с площади Пигаль.
(появляются двое,затем Альбер.
ПЕРВЫЙ. Что-то ты не очень приветлива?
АЛЬБЕР. Не торопись,Диду!
ЭДИТ. А,это ты,старый знакомый…Знаменитый Альбер с площади Пигаль.Что тебе надо?
АЛЬБЕР. Она забыла,что преступный мир так легко никого не отпускает.Твой покровитель умер - без него ты нуль.Теперь у тебя нет другой дороги,кроме той,которая ведет к нам.
ЭДИТ. На панель?
АЛЬБЕР. А что?Сейчас это было бы занятно.Ты теперь популярна.На тебе можно здорово заработать.Нет,это не обязательно.На добродетель можно не посягать.
ВТОРОЙ. Найдем тебе другую работу!
ЭДИТ. А,ту самую?Подметать дансинги,да?Которые посещают дамы,увешенные драгоценностями?Доставлять тебе сведения о них?Ты перепишешь их в книжечку и вечером,в субботу,вырядившись в свой лучший костюм,отправишься в одно из отмеченных мной заведений и там,обольстив любительницу танцев,а потом,прикинувшись порядочным человеком,пойдешь провожать ее домой…
АЛЬБЕР. Хватит!
ЭДИТ. … И отведя в тупик Ла Мерсье,обнимешь ее в порыве страсти,заткнешь ей рот левой рукой,а правой осыплешь ударами.
АЛЬБЕР. Ты не замолчишь?
ЭДИТ. Потом сорвешь с нее драгоценности…
АЛЬБЕР. Значит,ты не вернешься?
ЭДИТ. Нет.
АЛЬБЕР. Тогда я тебя уложу!
ЭДИТ. Стреляй,если ты мужчина!
АЛЬБЕР. Получай!
(выстрел)
АЛЬБЕР. Черт!
ЭДИТ. Пустяки.Ожог.
(Меня вызвали в полицию.Меня явно в чем-то подозревали.
1-й ИНСПЕКТОР. Напрасно вы молчите,это может вам только повредить.
2-й ИНСПЕКТОР. Это не допрос,это всего лишь снятие показаний.
3-й ИНСПЕКТОР. Но вы могли быть соучастницей в этом деле.В этом деле…В этом деле!…В этом деле….
Лишь поздно вечером,когда,наконец,было установлено,что я действительно ни в чем не виновата,меня,полуживую,отпустили домой.Спекулируя на любопытстве зрителей и зная также,что на особые условия я претендовать не могу,директора многих кабаре охотно приглашали меня к себе.И я пела.
(звучит мелодия "Толпа")
Но приходили не для того ,чтобы послушать певицу,а для того,чтобы увидеть женщину,связанную с делом Лепле.И вот однажды,на одном из выступлений ,раздался резкий ,оглушительный свист.
(Музыка обрывается.Появляется человек.Длинный,худой,с нервными,выразительными чертами лица.Это Раймон Ассо)
РАЙМОН. Почему вы свистите,сударь?
ПОСЕТИТЕЛЬ. Это вы мне?
РАЙМОН. Вам!
ПОСЕТИТЕЛЬ. Что вы не читаете газет?
РАЙМОН. Читаю.
ПОСЕТИТЕЛЬ. А разве вы не знаете,что она находилась под сильным подозрением?Она пробыла в полиции 48 часов.
РАЙМОН. Ну и что?
ДАМА. Как что?Нет дыма без огня!
РАЙМОН. Если вы беретесь судить своих соотечественников,которые находятся на свободе,значит у вас есть на то какие-то основания.Какие же основания у вас есть?
ДАМА. Да нет,но…
РАЙМОН. Так. (другому) У вас есть какие-нибудь основания?
(Посетитель отворачивается)
РАЙМОН. У кого-нибудь из присутствующих есть какие-либо основания?Так вот.Сейчас одно из двух:либо певица,которую вы слышали - хороша,либо - плоха.Если она хороша - аплодируйте.Если нет - сохраняйте тишину.В кабаре не свистят.А частная жизнь артиста никого не касается.Простите,мадмуазель,что пришлось прервать ваше выступление.Продолжайте.
ЭДИТ. А после выступления он ждал меня у подъезда.
(Раймон подходит к Эдит и останавливается неподалеку)
О,мсье, я вам так благодарна!
РАЙМОН. Пустяки!Меня зовут Раймон.Раймон Ассо.Я поэт.Лепле передал вам номер моего телефона.Я сказал,что вы можете звонить мне,когда угодно,но вы не позвонили.Почему?
ЭДИТ. О,мсье,когда находишься в такой ситуации,как я ,не очень-то приятно.
РАЙМОН. Я жду этой минуты уже целый год,с того дня,как услышал вас впервые в кабаре "Джернис".Немедленно едем ко мне.Чашка кофе по моему рецепту,и вы снова поверите в свои силы.
ЭДИТ. О,мсье!Если бы так.Но по мнению репортеров,мое место давно за решеткой,а не в обществе цивилизованных парижан.
РАЙМОН. К черту репортеров,к черту цивилизованных парижан.К черту кабаре!Настоящая певица может проявить свой талант лишь на сцене крупного мюзик-холла,и мы добьемся своего,чего бы это нам не стоило!Такси!
ЭДИТ. О,святая Тереза!Неужели я опять спасена!
(Эдит и Раймон входят в комнату Раймона Ассо)
РАЙМОН. Мой дом.
Без крыши он и без огня мой дом.
И без тебя и без меня мой дом.
И нет в нем слуг,и нет господ в нем.
И все совсем наоборот в нем.
Ни статуй нет,ни страха нет,ни стен.
Нет ни оружья,ни угроз,ни взятых в плен,
В нем ни реликвий,ни религий днем с огнем
Ты не найдешь.Вот почему он так хорош мой дом.
Считайте ,что он и ваш…
ЭДИТ. О,мсье…
РАЙМОН. И,пожалуйста,не называйте меня "мсье" и говори мне "ты".Мне,например,кажется,что мы уже 1000 лет знакомы.Тебе здесь нравится?
ЭДИТ. Очень.
РАЙМОН. Тогда садись,жди кофе и слушай.
(Раймон берет кофейник и начинает готовить кофе,одновременно читая стихи)
Возьмите слово за основу и на огонь поставьте слово
Возьмите мудрости щепоть,наивности большой ломоть,
Немного звезд,немного перца,кусок трепещущего сердца,
И на конфорке мастерства прокипятите - раз и два.
И много-много раз все это.Теперь пишите,но сперва
Родитесь все-таки поэтом!
Все это время я внимательно наблюдал за тобой,с того самого дня ,как впервые услышал тебя в кабаре "Джернис".Ты поразила меня тогда и в то же время я понял,сколько тебе еще не хватает.И главное - репертуар!Тебе нужны песни,Эдит,простые и искренние,как сама жизнь.Они должны пахнуть хлебом и дымом,как район Ла Виллет,где по вечерам слышатся звуки радио из соседнего бистро,Тебе необходимо учиться.У таких,как Мари Дюбуа или Дамьа.И еще,и это,пожалуй,самое главное.Ты должна взять обязательство.Обязательство перед самой собой,как я.Мои обязательства просты.Никогда не писать,если нечего сказать.Писать,как можно проще.И если писать,то говорить правдивые и человеческие вещи,вкладывая в них,как можно больше искренности и чистоты!И ничего не бойся!На тебя клевещут,тебя оскорбляют,обливают грязью.Не ты первая,не ты последняя.Надо закалять волю,Эдит,напрячь мускулы и драться.И мы еще подеремся за вас,уважаемая Эдит Пиаф!
(Появляются три директора)
1-й ДИРЕКТОР. Вы мне надоели,Ассо!Оставте меня в покое!
2-й ДИРЕКТОР. Нет,нет и нет!Только не Эдит Пиаф!
3-й ДИРЕКТОР. Вы что,хотите,чтобы я разозлился?
(Все трое отворачиваются от Раймона)
РАЙМОН.
Я кулаками бью рассвет,я обезглавливаю горы
И одиночество в ответ рыдает и глядит с укором
Я горизонт разворошил в глухом лесу повесил иней
И выпустил всю кровь из жил у раненой небесной сини…
Бывает век наш иногда к поэзии неравнодушен
ЕЕ он любит,но тогда,когда в своих объятьях душит…
Через месяц ты будешь петь!
(Пантомима директоров и Ассо)
ЭДИТ. Раймон Ассо дрался за меня с таким пылом,что директора мюзик-холлов не знали как избавиться от него.И вот,наконец…
1-й ДИРЕКТОР. Вы мне надоели,Ассо!Я подписываю.
2-й ДИРЕКТОР. И я подписываю…но только,чтобы не видеть больше вашей физиономии в моем кабинете.Вот ваш контракт!И убирайтесь вместе с вашей Эдит Пиаф к черту!
ЭДИТ. Ура!Боже мой,но что же я буду петь?
РАЙМОН. Ты недооцениваещь своих друзей.Вот они твои новые песни.
(Раймон берет одну из своих книг)
Представляю,как они прозвучат в твоих устах.Ты выходишь на сцену,и в притихшем зале,впервые,как бы из глубины возникает мелодия…И вот уже голос,низкий,грудной голос своими бархатными интонациями завораживает вас.Его теплые волны набегают,обволакивает,проникают вглубь.Подобно соловью,невидимому глазом,ты тоже становишься невидимой.Только твой взгляд,твои бледные руки и воскового цвета лоб,на который направлены лучи света и нарастающий все выше голос.Ты превосходишь себя,ты превосходишь свои песни,их музыку и слова.Ты превосходишь всех нас.Душа улицы проникает во все уголки города.И это уже не Эдит Пиаф поет,а идет дождь,свистит ветер или накидывает свое покрывало лунный свет.
ЭДИТ. О,Раймон,как ты сказал?Что мне сказать в ответ?Ты дал мне все,чтобы стать певицей,ты меня переделал!…Три года терпеливой нежности,чтобы заставить меня понять,что есть и другой мир;три года,чтобы уничтожить отраву площади Пигаль,три года для того,чтобы сделать из меня женщину и актрису вместо той,чей голос ходили слушать,как ходят на ярмарку глазеть на диковенных обезьян.Прощай,Раймон.Никогда,слышишь,никогда я этого не забуду.
(К Эдит подходят бродячие актеры,негромко наигрывая на своих инструментах.Слышен топот сапог)
Нас разбудила война,но ты всегда останешься со мной,потому что со мной всегда твои песни.
(Падает одна шляпа…Потом другая…Третья…)
ЭДИТ. Многие не вернулись тогда с войны,Многие так и не дождались свободы.Есть песни,которые подсказывает нам сама жизнь.И вот для одной из таких песен,послужила сюжетом моя история,которая произошла в 1943 году,когда немецкие оккупационные власти в Париже предложили дать мне несколько концертов в Германии и в том числе в одном из лагерей для военнопленных французов.Первым моим попуждением тогда было немедленно отказаться,как вдруг…
(Звучит песня "Я знаю как")
….у меня возникла одна опасная мысль,и я дала согласие на поездку.
Я знаю как!Как разломать железную решетку я знаю как!
Как превратить в прах эту огромную стену из огромных камней.
Я знаю как,я знаю как,как вырваться из этой тюрьмы,
Сокрытой глубже ,чем могила!
Это был лагерь ╧4-Д, лагерь смерти,с которым судьба связала меня в те годы.Я пела,а они - заключенные,,стояли против меня,охраняемые конвоем,изможденные,небритые,оторванные от дома,от родины,от семьи.Они стояли,опустив головы,и слушали мои песни.После выступления я прошу разрешения сфотографироваться на память с военновленными.Комендант разрешает,и я увожу с собой фотографию.
В Париже я немедленно отдаю ее увеличить.Затем разрезаю на 120 отдельных лиц и через подпольную фотографию заказываю 120 фальшивых документов.Остается их только перевезти.И я снова прошусь на концерт в тот же лагерь.И,раздавая автографы,я незаметно раздавала свой груз.
120 военнопленных бегут.
120 человек на свободе.
А через год я секретно получила письмо,в котором сообщалось:"На рассвете летнего дня лагерь военнопленных "4-Д" подвергся жестокой бомбардировке.50 человек убито!" Это означало,что 50 семей не увидят своих близких.Не можете ли вы что-нибудь сделать для них,помочь им? - спрашивали меня.Этот вопрос заставил меня задуматься,я искала,искала выхода.Внезапно,под влиянием одной мысли,я схватила телефонную трубку и позвонила Саша Гитри - знаменитому актеру и писателю.
ГИТРИ. Слушаю.
ЭДИТ. Две минуты назад,мэтр,я была полна мужества,а теперь не смею сказать…
ГИТРИ. Поак я еще не приобрел видеотелефон,говорите,что угодно…Только не лишне бы знать,с кем имею честь…
ЭДИТ. Вам звонит певица Эдит Пиаф.И я кое-как объяснила ему в чем дело.Рассказала о военнопленных из лагеря.К сожалению,я одна не сумею привлечь публику.А нужны деньги,много денег.Я уверена:с Вашим именем на афише сбор будет огромным.Я пою сейчас в "Болье".Вот я и решилась.
ГИТРИ. Вы знаете,я никогда не выступал в кабаре!Это будет мой дебют.А дебют - вещь ответственная.
ЭДИТ. Значит,мэтр,вы согласны!
ГИТРИ. А разве вы сомневались?
ЭДИТ. Я ушам своим не поверила,настолько это было невероятно:
ГИТРИ. На какой сбор вы рассчитываете?
ЭДИТ. С вашим именем на афише,мэтр,мы можем назначить цену на входной билет в размере две тысячи франков.В "Болье" 200 мест.
ГИТРИ. 400 000?Маловато.Но мы что-нибудь придумаем.Во всяком случае я прочитаю какую-нибудь из своих поэм,написанных в молодости или разыграем отрывок из пьесы.Мы что-нибудь придумаем…
ЭДИТ. Он действительно придумал…аукцион в середине вечера."Опять аукцион?" - скажите вы.Да,опять,но это был необыкновенный аукцион.
ГИТРИ. Уважаемая публика.У нас нечего продавать.Ни-ни-ни.
ЭДИТ. Не удивляйтесь,Саша Гитри правильно рассчитал.
ГИТРИ. На этот вечер пришли очаровательные женщины,у которых есть все - мужья, женихи,братья,отцы,и,разумеется,вы пришли к нам для того,стобы выразить свою солидарность с другими женщинами,которые не увидят своих Мужей,женихов,братьев или отцов.Вы не откажетесь пожертвовать чем-нибудь из своих драгоценностей или мехов ради того,чтобы помочь тем,у кого их никогда не будет.Итак,мы будем продавать,любезные дамы,лишь то,что вы нам подарите.
ЭДИТ. Через 5 минут я выбрала для продажи в груде мехов на эстраде первую норковую шубку.За ней последовала другая,затем колье,потом накидка…Аукцион разгорался…Счастливая и готовая ежесекундно расплакаться стояла я,кусая свой платок,когда наконец,дело было кончено,Саша Гитри взял меня за руку и подвел к самой рампе.
ГИТРИ. Мы сделали ,что могли,но вы дали нам 2 миллиона!Браво и спасибо!
ЭДИТ. Никогда не забуду этот вечер!До сих пор они приходят ко мне,чтобы обнять и поблагодарить.На глазах у них слезы,разумеется,и я реву в три ручья.А потом выхожу на сцену и пою свою новую песню.Песню о счастье и любви.
БЕЙТЕ БАРАБАНЫ
Слышите,как поют трубы?
Они поют с давних времен,
Они звучат в моей голове
И превращаются в эхо.
О,как бы хотелось мне ,чтобы они пели для тех,
Кто влюблен,для моих друзей,и для тех,кто это заслужил.
Давайте,бейте,бейте,барабаны
Для тех,кто рождается каждый день,
Для тех,кто смеется,когда захочет,
Для тех,кто с растерзанной Хиросимой
Давайте,бейте,бейте,барабаны,играй свою песню,аккордеон,
Чтоб кончилась войны,чтоб не было горя,
Чтоб мир был на всей земле!Наступило освобождение Франции!
Настал долгожданный день!И я уже с уверенностью могу сказать,что становлюсь все более и более популярной.Моя известность растет,Со мной заключаются контракты,я снимаюсь в кино и дебютирую на сцене театра в пьесе Жана Кокто "Равнодушный красавец"
Турне а Америке,
Турне в Греции,
Вновь в Париже…
Я знакомлюсь с лучшими актерами современности: Чарли Чаплиным,Марлен Дитрих. Меня окружает множество друзей.Я в центре внимания прессы,радио,репортеров.Казалось,судьба улыбнулась мне,и я отдавала всю себя своему зрителю без остатка.
(Звучит мелодия "Звуки бала")
1-й РЕПОРТЕР. Маленький чемпион в весе "петуха" Эдит Пиаф болезненно расточительна.
2-й РЕПОРТЕР. Она не экономит свои силы и заработки.
3-й РЕПОРТЕР. Она хочет все успеть,все объять!
ЭДИТ. Возможно,что это так.Но иначе,я,видимо,не умела.Я швыряла на ветер целые состояния,я дарила друзьям сн огшибательные подарки.Я разбрасывала миллионы,не требуя ничего взамен.Я словно мстила за свое прошлое.Мстила за нищету.Мстила за то,что ребенком спала на тротуарах,что мой отец погиб без гроша,а мать,раздираемая наркотиками.Мстила за то,что родилась в самом низу социальной лестницы на ступеньках,в грязи,там,где не возникает никакой надежды.Казалось,я была весела.В вечера моих триумфов,я хохотала,как сумашедшая,но вряд ли кто знал тогда,как я,в сущности,была одинока.Я всю жизнь искала любовь.Но она почему-то почти всегда ускользала от меня.Всякий раз,когда мне казалось,что я нашла,наконец,того,кто заполнит всю жизнь - все рушилось,и я снова оставалась одна.Лишь однажды…
(Звучит "Прекрасная история любви")
Его звали Марсель Сердан.
(Появляется Сердан и медленно идет по лестнице к помосту.)
Ты идешь ко мне навстречу
И я иду к тебе,
Я иду навстречу неизвестно чему
Иду,как в ночи
И стараюсь тебя забыть,
Но это сильнее меня
Я разрываюсь -
Ведь я принадлежу только тебе.
Мой Марсель!Как я любила тебя!Нет,я обожала тебя,как бога.Я хочу кричать на весь мир:
Марсель Сердан преобразил всю мою жизнь!
Марсель Сердан сделал меня счастливой!
Чего только не говорили о нас.
- Как вы можете любить боксера?Ведь это же грубое животное,это не человек!
И это о Марселе Сердане!Да что вы знали о нем?Какой он был дикий на ринге?Какой неистовый?А я знала его другого.
Это было в Париже,несколько лет назад.Я встретила его,когда он вел под руку своего приятеля,почти слепого араба.Все считали,что тот обречен,но Марсель никому не верил.Он вызвал его в Париж,оплатив путешествие из Касабланки и каждое утро провожал больного к врачу.Все расходы по лечению он,разумеется,оплатил и добился чуда.Когда он провожал его в Африку,друг его был здоров.
Чемпион мира,богатый,обихаживаемый всеми,он мог бы подумать немного и о себе,наладив свой отдых.Куда там!Вместо этого он дает согласие на турне показательных боев в Провансе,а деньги жертвует в детский туберкулезный пункт.
- Зачем,Сердан?Ведь если ты потерпишь поражение,ни одна собака о тебе и не вспомнит.
- Не сердись,Эдит.Я видел этих ребят.Если бы я мог,я бы отдал и больше.
СЕРДАН. Алло!
ЭДИТ. Кто?Какой Марсель?
СЕРДАН. Сердан,боксер.Вы же помните?Нас познакомили в клубе "Пити" в Париже.
ЭДИТ. Да,да…конечно.
СЕРДАН. Я звоню снизу,от портье.Здесь так тоскливо в Нью-Йорке,что начинаешь скучать по дому.Если вы не возражаете,мы могли бы пообедать вдвоем.
(Звучит музыка)
ЭДИТ. Он привел меня в какую-то забегаловку,где нам подали переваренное сухое мясо "пастрами" и по стакану дешевого вина.
- Да,- подумала я, - такому не грозит разорение.(Сердану) А вам не кажется,что вы не слишком щедры?
(Сердан растерянно смотрит на Эдит)
ЭДИТ. Он был так смущен,что долго не мог подыскать ответа.
СЕРДАН. Простите меня.Но я всегда так обедаю!
ЭДИТ. Лишь потом я узнала,что он просто не хотел пукать пыль в глаза.Но с тех пор мы уже больше не расставались.
СЕРДАН. Едем,Диду!
ЭДИТ. Едем!
(Звучит музыка)
СЕРДАН. Париж!
ЭДИТ. Внешние бульвары!
СЕРДАН. Орли!
ЭДИТ. Бульвар Лани!
СЕРДАН. Париж!
(Эдит критически осматривает Сердана)
ЭДИТ. Господи!Тебя же необходимо одеть!Посмотри!(указывает на манекены) Это последние парижские моды.Одевайся!
(Сердан делает движение,как бы изображая,что он одел новый костюм)
ЭДИТ. Потрясающе!Можешь поверить моему вкусу.Только в этом костюме ты поедешь на свой Нью-Йоркский чемпионат!
(Сердан машет шляпой,Эдит опускается на колени.)
ЭДИТ. О,святая Терезия,для себя я ничего не прошу.Напротив,пусть все несчастья и страдания падут на мою голову.Я их,наверное,заслужила.Но ему,о чьих трудах и жертвах ты знаешь,пошли ему победу,умоляю тебя,пошли!
(Сердана окружают импрессарио и два тренера)
1-й. Ты не должен ее видеть,Марсель!
2-й. От любви подкашиваются ноги!
3-й. 10 часов сна,режим и ежедневные тренировки - вот,что тебе нужно сейчас.
МАРСЕЛЬ. К черту!Завтра она будет в Нью-Йорке.
(Сердан и Эдит медленно идут друг к другу)
1-й. Сумашедший!
2-й. От этого боя зависит вся твоя жизнь!
3-й. Ты же знаещь,чято такое федерация спорта!
1-й. А спортивные журналисты?Они поднимут такой скандал,что машинистки на небоскребах завизжат от восторга.
(Сердан обнимает Эдит)
1-й ГАЗЕТЧИК. Идиллия двух французов в Нью-Йорке!
2-й ГАЗЕТЧИК. Сердан проиграет бой!
3-й ГАЗЕТЧИК. Мисс Эдит и Марсель Сердан накануне знаменитого поединка.
ЭДИТ. Слышишь,Марсель?Что же нам теперь делать?
МАРСЕЛЬ. Не беспокойся,Эдит.Я сам решил с ними поговорить.Завтра будет пресконференция.
(Сердан выходит на авансцену)
МАРСЕЛЬ. Уважаемые господа журналисты!Дамы и господа!Вас интересует,люблю ли я Эдит Пиаф!Да,люблю!И ни от кого не скрываю.Что касается моей спортивной формы,то в этом вы можете убедится,когда я выйду на ринг.Вот и все,что я хотел вам сказать.А завтра я узнаю,действительно ли вы джентльмены.ЭДИТ. И назавтра в прессе не было ни одной строки,где бы говорилось обо мне и Сердане.А я получила огромную корзину цветов с надписью на открытке : "От джентльменов - женщине,с которой Любовь".Через несколько дней Марсель Сердан стал чемпионом мира по боксу.Мой Марсель…это была твоя двойная победа.Ты улетел в Париж,я заканчивала гастроли.Тебя провожали сотни людей. Гип-гип,Сердан, - кричали они.Спойте,Эдит Пиаф!И я пела…
МАРСЕЛЬ. То,что ты делаешь,Эдит,много лучше того,что делаю я.Ты несешь им любовь и счастье.Прощай,малыш!До встречи в Париже…
(Сердан медленно уходит,Эдит долго смотрит ему вслед.)
ЭДИТ. Но встретиться нам так и не удалось.Самолет Нью-Йорк - Париж разбился у Азорских островов.Марсель был на борту.Марсель Сердан погиб.В тот вечер я пела в зале Версаля в Нью-Йорке.Меня вынесли на носилках и поставили у рояля.Когда занавес открылся,я сказала: "Сегодня я пою в память о Марселе Сердане.Я буду петь только для него".
Мой бог.Мой бог,мой бог,мой бог
Оставь мне его,моего возлюбленного
На один день,на два дня,на восемь дней…
Оставь мне его еще немного,мне…
Мой бог,мой бог,мой бог,
Оставь мне его еще немного
На шесть месяцев,на три месяца,на два месяца
Оставь мне его,моего единственного возлюбленного,мне
Мой бог,мой бог,мой бог
Даже если я не права
Оставь мне его еще немного
Даже если я не права
Оставь его еще немного мне.
ЭДИТ. Шесть месяцев после твоей смерти,Марсель,я боролась сама с собой.Шесть месяцев я преодолевала отчаяние,выходя на сцену.Я теряла сознание,прислоняясь к роялю и держалась за микрофон.И все-таки я не выдержала тогда.Началось мое сногшибательное падение.Никогда я не забуду тех лет.
1-й ГАЗЕТЧИК. Пиаф сделалось худо на сцене!
2-й ГАЗЕТЧИК. Жизнь Пиаф в опасности!
3-й ГАЗЕТЧИК. Новый упадок сил!
ЖАНИН. С опухшим лицом,пустыми,нечего не выражающими глазами,она приходила к себе в артистическую,гримировалась,словно во сне,и пошатываясь,выходила на сцену.Сколько раз машина скорой помощи квозила ее домой.Сколько раз я не знала,дождусь ли ее с концерта…
ИМПРЕССАРИО. Вот контракты,которые нужно выполнить в этот год.Мы рискуем,мадам Пиаф.Слишком часто вам становится плохо.
ЭДИТ. К черту!Я сама знаю,как себя вести!
ГОЛОСА. Ваш выход,мадам Пиаф!
- Ваш выход!
- Эдит!
- На сцену!
ЭДИТ. Да посмотрите на меня!Ведь я отребье.Не женщина,а бродячая тень,которая едва лишь держится на ногах…
(Всматривается в зеркала)
Это всего лишь маленький паяц,с осторожной походкой,с нарушенными телодвижениями,с преждевременно постаревшим лицом…Оставьте меня!
(Звучит "Падам,падам".Появляется молодой человек с шарами в руках)
ЭДИТ. Кто вы?
ТЕО. Простите,мадам,но дверь была не закрыта и поэтому я не позвонил.Мне трудно объяснить мое появление…Я парикмахер Тео Сарапо и еще…
ЭДИТ. Парикмахер?Я никого не вызывала.
ТЕО. В этом и есть нелепость моего положения,но я бы хотел объяснить…Видите ли,мой отец рассказывал мне,что во время войны он сделал одно открытие…
ЭДИТ. Какое же?
ТЕО. Он заметил,что раненым становится легче,после того,как их побреют.
ЭДИТ. Но у меня не растет борода.
ТЕО. Я хотел бы предложить вам,мадам,если вы согласитесь,причесывать вас перед каждым вашим выходом.
ЭДИТ. Как странно…
ТЕО. Мне нужно ваше согласие.
(Эдит берет Тео за руку и подводит к зеркалу)
ЭДИТ. Посмотрите.Знаете ли вы эту женщину?
(Звучит "Падам,падам")
ТЕО. (тихо) Это великая Эдит Пиаф.
ЭДИТ. Нет.Это всего лишь маленькая женщина,которая несет на себе неминуемое клеймо той,которая,увы,всегда первой приходит на свидание.
ТЕО. Я люблю эту женщину с тех пор,как я впервые услышал ее на концерте.Тогда мне показалось,что земля уходит у меня из под ног ,показалось,что голос ее проник в меня и стал частью меня самого.Сколько раз я видел,как вы выходили на сцену,изнемогая от усталости,с волосами,прилипшими ко лбу,своей неловкой походкой.Но вдруг вы начинали петь,и каким бы огромным не был концертный зал - будь то Плейоль,Шайе или Карнеги-холл,голос ваш заполнял все и завладевал сердцами.Это было волшебство,какое-то непрерывное чудо.Ивсе они любили вас в тот момент,как и я,и верили,что такое будет навеки.
ЭДИТ. Боже!Если найдется хоть одна женщина,пусть молодая, пусть цветущая здоровьем, способная устоять против подобной декларации,тогда я ничего не понимаю .Ни в жизни,ни в женщинах,ни даже в самой любви.Неистовое желание петь,сейчас же,сию минуту,охватила меня.петь,для них,для всех моих незнакомых друзей,для моих слушателей,которые начинают мне аплодировать,прежде,чем я успеваю выйти на сцену.И я пела,пела,преодолевая отчаянье.И песни спасли меня,мои песни. Как мне о них сказать?Ведь они - это я сама.Моя плоть,моя кровь,моя голова,моя душа,мое сердце.Как мне о них сказать?…Я приветствую песню!С ней поэты выходят на площади,сливаются с толпой и становятся любимцами века.Сколько певцов рождается каждый день.И часто кажется,что их песни не имеют ни авторов,ни корней,что они возникли прямо на улицах в маленьких неприметных бистро или многонаселенных кварталах.Слыщите,как звучат над Парижем их голоса!
(Звучат голоса знаменитых певцов французского мюзик-холла)
В Марселе,в Тулоне,в портах,на стройках,в провинциях,городах,вырываясь из репродукторов,они проникают в сердца самых простых людей и навсегда поселяются в них.И я счастлива,что являюсь одной из тех,кто отдал им свою жизнь.Я счастлива,что многим сумела помочь и пробиться.
(Звучит голос Ив Монтана)
Помнишь,как я наговорила тебе кучу неприятных вещей,когда впервые услышала тебя в Мулен-Руж.Ты вышел на сцену в эксцентрическом клетчатом пиджаке.Марсельский акцент,нечеткая дикция и явно американизированные песни.Ты еле сдержался тогда,чтобы выслушать меня до конца,я потом процедил сквозь зубы: - Советы коллег всегда ценны,но советы великой Эдит бесценны!
ЭДИТ. И все-таки ты поверил мне.Ты сбросил свой ужасный пиджак и надел коричневую рубашку.Ты отказался от прежних песен и резко изменил весь свой репертуар.Ты рискнул потерять часть публики,нежелавшей привыкать к переменам.Сколько раз ты повторял мне тогда:
- Эдит,ты оказалась права,я ни за что не сдамся!
- ЭДИТ. И ты работал,как зверь,по десять часов подряд,и ты победил!
(Звучит голос Эдди Константина.)
КОНСТАНТИН. Ты научила меня всему,ты внушила мне веру.Ты заставляла бороться,когда,казалось,небыло сил.Сколько раз ты повторяла тогда:
ЭДИТ. Эдди,у тебя есть класс,ты будешь петь,ты будешь звездой,запомни это!
КОНСТАНТИН. Никогда я не забуду тебя ,Эдит.
ЭДИТ. Шарль Азнавур!
(Звучит голос Шарля Азнавура)
Помнишь,Шарль,как ты мечтал получить дебют,не имея ни гроша в кармрне.Наши окна были напротив.По утрам ты пел и аккомпанировал сам себе на рояле.Мы так и познакомились с тобой,прямо через окно. Милый Шарль,как ты был счастлив,когда,наконец,смог впервые пригласить меня на обед
АЗНАВУР. Я хочу,чтоб ты знала,Эдит,скольким я обязан тебе.Ты мой первый успех.Тебе я посвятил свой дебют.
ЭДИТ. Эдди Константин,Феликс Морган,Шарль Дюмон,Шарль Азнавур и многие другие…Идите мои друзья,идите в мир песни и будьте счастливы.И если я умру раньше вас,то буду горда тем,что в ваших именах,сверкающих на фасадах мюзик-холлов есть и частица моей души.
Ужасной была моя жизнь и вместе с тем изумительной.Сколько раз настигала меня беда,сколько раз я едва спасалась от смерти.Голод и бездомное детство,гибель и потери друзей,утраты и разочарования,смерть девочки,Смерть Сердана,затем алкоголь,наркотики,автомобильные катастрофы,операции и болезни.Но каждый раз я снова поднималась со дна,снова выходила на сцену.И если бы спросили меня сейчас,жалею ли я о том,что так прожила свою жизнь,то я ответила словами одной из своих последних песен:
Нет,я ни о чем не жалею.
Нет,я не жалею ни о чем!
(Звучит песня "Нет,я ни о чем не жалею")
Я лежу на больничной койке и диктую свои воспоминания,которые поднимаются толпой,осаждают меня,окружают и захлестывают.Я вижу лица,множество лиц - вас,знакомые и незнакомые,вас прохожие,которые узнают меня по походке.Ради вас,я пою,нередко из последних сил и ради вас я готова умереть на сцене.Это моя исповедь.И все,чего я хочу,это то,чтобы услышавший меня сказал бы: "Ей многое простится,потому что она много любила".
(Затемнение.На подмостках остается лишь Марсель Блистен.С портативной кинокамерой в руках,он как бы заканчивает съемки траурной процессии)
БЛИСТЕН. Был полдень,когда ты ушла навсегда…Но боже мой,Эдит,так он был прекрасен,твой последный "выход".Откуда появились эти тысячи,десятки,сотни тысяч людей.Они шпалерами стоят от твоего дома до самого Пер-Лашез. Они молча стоят перед твоим домом,как будто ждут тебя у артистического подъезда. Появился священник,но тебя не понесут в церковь. Они все-таки отказали тебе в этом.Но,может быть,так лучше…И началось твое триумфальное шествие,Эдит.Это был твой апофеоз.Длинный,бесконечный кортеж тронулся,и Париж,весь Париж,стоял в почетном карауле.И ты прошла через твой город,твой Париж.
- Это Пиаф…Пиаф уходит…
В тот момент,когда мы вошли в ворота Пер-Лашез,перед тобой через город скорбных надгробий понесли трехцветное знамя.Рядом со мной одна старая женщина старалась пробраться поближе:
- Я должна проводить ее,я помню ее девочкой,ее тогда звали мом Пиаф.
Видишь,Эдит,прошли годы,ты стала королевой песни,но для тысяч и тысяч людей ты осталась "мом Пиаф",маленькой уличной певицей,которая сумела найти дорогу к их сердцам,они верили в тебя, - ты не обманула их.

занавес.