Евгений Крамской
  
   Направо от лифта
  
  
   Действующие лица:
  
   Борис - бизнесмен, тридцати лет, коротко стрижен. Одет дорого, но вкус отсутствует.
   Изергиль - "Сорок пять - баба ягодка опять".
   Ирина - секретарь-референт Бориса. Молода и красива. Ноги от ушей.
   Гриша - партнер по бизнесу и друг Бориса.
   Сержант милиции - лет сорок.
   Мент-студент - молод и горяч.
   Жена Бориса - эффектная молодая женщина.
   Семен.
  
  
  
   Из лифта выходят двое: мужчина и молодая женщина - она открывает дверь в квартиру и они входят в нее. Через несколько секунд из другого лифта появляются двое: коротко стриженый бизнесмен и пожилая женщина, бедно одетая. Первой вышла женщина и отправилась к дальней двери, оглядываясь. Мужчина остался стоять на площадке.
  
  
   БОРИС: - Нет, ну что ты на меня всё зыркаешь, мать? Едет и зыркает, и зыркает... Как будто я виноват, что твоей пенсии не хватит и на бутылку "Джек Дэниэлс".
   ИЗЕРГИЛЬ: - Ездют тут, ходют... Выросло блядво.
   БОРИС: - Мать, ты чё там бормочешь?
   ИЗЕРГИЛЬ: - Бормочи не бормочи... Ты вот чего сюда пришкондеряблил?
   БОРИС: - Не твоего ума. Ты это... в норку юрк... Программа "Время" уже началась.
   ИЗЕРГИЛЬ: - Указывать мне тут будут, прохиндеи! Милицию позову!
   БОРИС: - Ты, мать, сразу десант вызывай и морскую пехоту с авиацией... А сама иди-гляди - там щас пенсию делют по-новому: кто не работал - тому дают, а кто работал - тому дают аж два раза... бартером - белые тапки "Адидас" и прошлогодние розы. Исчезни, Изергиль, без тебя тошно.
   Изергиль (открывая дверь): - Тошно ему... Зальют окуляры, сявота... (прячется за дверью).
   БОРИС: - Это я-то сявота?! (Смеется) Вот же чекистская подстилка. Я - "сявота!" - нет ну надо же... Ох, мне эти бабушки-старушки, ушки на мушке... Кстати, Джек Дэниэлс был бы кстати. (Открывает кейс, достает бутылку виски, садится между лифтами, пьет из горла) Хорошо! Какая сволочь самогоном его обзывает?! Хорошего самогона не пили! Не пили... У-у-у... Не пили... Да... Запьешь тут... Вот же сука - не успел заикнуться, что сегодня тёрка с Вано, тут же снялась и небось уже кувыркается. Блядво... Как же так? Я ее на руках носил, цацки-пецки... Ниссанчик почти новый... А эта шваль? Ну, ничего - я вас, голубочки, с поличным накрою... Я посмотрю что это за гусь мою гагарочку гагачит. (Пьет, достает из кейса яблоко, громко им хрумкает). Я этому гусю!.. Жестко, блин! Это ж еще часа два ждать - она раньше не отпустит. Ох и злобабучая баба... От тварь... Ох, хороша, змеюка... Как о ней подумаю, так остатки волос и те поднимаются. (Заерзал) Жестко-то как! Да, это тебе не в офисе и не на мягонькой тахте... Ну, ничего - веселье требует жертв. А я сегодня намерен повеселиться...
   ИЗЕРГИЛЬ: - Шел бы ты, мил человек, в ночной клуб... Или в баню...
   БОРИС: - Вот же неугомонная старуха! Я тебя трогаю?! Не трогаю - вот и идитя... Спокойной ночи, малыши!
   ИЗЕРГИЛЬ: - Наша площадка - не ночлежка для деклассированных элементов!
   БОРИС: - Бабушка, Вы сами щас станете элементом в таблице Менделеева, третьим справа.
   ИЗЕРГИЛЬ: - Подонок, как ты смеешь?! Я - заслуженный медработник России!
   БОРИС: - Проходили... Укольчик - полтинник, утка - пятачок. Гиппократ во сне не приходит? Душить советскую медицину...
   ИЗЕРГИЛЬ: - Рожа ты бандитская! Запугать хочешь?! Не запугаете!
   БОРИС: - Бабка, ты меня утомила!.. Сделай одолжение: выйди в астрал, а то Юру Лонго позову - и он тебя заколдует!
   ИЗЕРГИЛЬ: - Фашист бритый! Я тебе устрою Лонгу! (уходит, хлопнув дверью)
   Борис, перекрестившись: - Ушла ведьма старая... (выпивает) Так, Ириска моя сладкая... Разведем мою дурочку ненасытную... (В мобильник) Алё! Добрый-добрый, милая... Скучаешь? Не скучай... Уже дома? Угу... Угу... Ну хорошо... Ужинаешь? Да, мы тут тоже... Да, с Вано... Ужинаем... Туда-сюда - разговор у нас долгий... Соскучилась? Я тоже, мой пупс... Завтра утром заеду - заберу тебя. Ты спатки ложись, устала небось?.. Спокойной ночи, моя радость... (Прячет трубку.) Ложись-ложись, раздвигай ноги, похотливая кобылка моя...
   (Открывается грузовой лифт - полон мебели. Два грузчика).
   ГРУЗЧИК: - Мебель ждете?
   БОРИС: - Заждался уже! Где вы только лазите?!
   ГРУЗЧИК: - Звиняйте, барин! Заказов много - Новый год же на носу. Айн момент.
   БОРИС: - Давайте уже выгружайте. Зад весь отсидел... Пока вас дождешься... Вот же сервис! Весь вечер жду!..
   ГРУЗЧИК: - Щас, барин, мигом. Диван, два кресла, стол... (выносят) Торшер...
   БОРИС: - Диван сюда ставьте. Кресла сюда...
   ГРУЗЧИК: - Вы вот это... Здеся, барин, черкните... Что получено всё и в срок...
   БОРИС: - Это в какой срок?! Зад отсидел!.. В срок... Где расписываться?! Так... Диван - один штука... Кресло... Два штука... Столик журнальный один, торшер... - одна штук... Точно... Ладно - распишусь. В срок...
   ГРУЗЧИК: - Так это... Барин, надо б...
   БОРИС: - Чё надо? Я весь зад...
   ГРУЗЧИК: - Исчезаю... Нас здесь нет... Уходим-уходим-уходим... наступят времена почище... Мы это... уже растворились в эфире.
   (Двери лифта закрылись. Борис плюхнулся на диван, подвинул столик, поставил на него бутылку, положил яблоко, раскинулся.)
   БОРИС: - Хорошо... А хорошо!.. (Выпивает. Задумчиво.) Хорошо-о-о... Вот как я об этом не подумал?! (Идет к двери Изергиль. Нажимает кнопку звонка.) Мать, слышишь? Тут такое дело... (Изергиль открывает дверь на цепочке.) Мать, слышь... (шепотом) Мне б в туалет... (Достает бумажник) Я заплачу... 50 рублей.
   ИЗЕРГИЛЬ: - А, насильник, в атаку попёр?! Приспичило, маньячино позорный?!
   БОРИС: - Тихо ты, мать, сотню на... и пусти по-тихому... по маленькой.
   ИЗЕРГИЛЬ: - Зассали весь подъезд! Будет тебе сотня, сейчас ты получишь сотню! (Закрывает дверь.)
   БОРИС: - Вот же полоумная старуха! Что, от её горшка убудет, если помочусь? Заработала б сто рублей. Не похожа она на медичку - те своего не упустят. Где ж поссать? Не под диван же?! О! В мусоропровод!.. Деваться некуда.
   (Лифт открывается. Выходят два мента. Осматриваются. Первый делает шаг вперед к Борису.)
   СЕРЖАНТ: - Добрый вечер! Сержант Павлов. Можно посмотреть Ваши документы?
   БОРИС: - Добрый-добрый... А я могу поинтересоваться из какого отдела Вы сержант Павлов?
   СЕРЖАНТ: - Можете, но документики прошу предъявить.
   Борис, доставая портмоне: - И все-таки...
   СЕРЖАНТ: - Третий отдел. (Берет паспорт. Изучает.) Так, Борис Малинович...
   БОРИС: - Муленович.
   СЕРЖАНТ: - Да я и говорю, Мулинович...
   БОРИС: - Муленович.
   СЕРЖАНТ: - Я и говорю... Борис Муленавич... (Борис разводит руками.) Вы проживаете на улице 48-летия образования нашей губернии, дом 7, квартира 30? Да... А что это мы делаем на проспекте Петровского дом 30, подъезд 1, второй этаж? Переезжаете?
   БОРИС: - Пока нет. Отдыхаю.
   СЕРЖАНТ: - Странный способ отдыха... На чужой квартирной площадке... Не кажется?
   БОРИС: - Не-а. Нормальный... Не хуже любого другого, к примеру, охоты иль баньки со Степанцовым Игорем Анатольевичем, начальником вашего отдела милиции, сержант Павлов. А вот номер его мобильника. (показывает) Позвоним?
   СЕРЖАНТ: - (возвращает паспорт) У меня есть все основания полагать, что Ваш способ отдыха имеет право на существование. Но поступил сигнал, что Вы домогаетесь гражданки (сверяется с записью в блокноте) Фирсовой Анны Евдокимовны из квартиры 8 дом 30 по проспекту Петровского...
   БОРИС: - Изергиль?!
   СЕРЖАНТ: - Из чего?!
   БОРИС: - Старуху Изергиль Горького читал?
   СЕРЖАНТ: - Читал. Давно.
   БОРИС: - Я тоже давно. Ты на эту Фирсову сам погляди, сержант. Как я могу ее домогаться, если еще бутылку не одолел?.. А это совершенно клинический случай - здесь одной не обойдешься. Кстати, меня Борисом зовут, давайте к моему шалашу.
   СЕРЖАНТ: - Не положено - служба.
   БОРИС: - На "не положено" кое-что положено. Начальнику звонить?
   СЕРЖАНТ: - Пока не надо. Но сначала хотел бы разобраться - я к Фирсовой.
   БОРИС: - А я к Дэниэлсу.
   СЕРЖАНТ: - А это еще кто?
   БОРИС: - Тренер. (показывает на бутылку.)
   СЕРЖАНТ: - В общественном месте?! Из горла?
   БОРИС: - Общество из одного человека и двух милиционеров, в простонародье - ментов?
   СЕРЖАНТ: - Зато классический вариант. (Звонит в дверь Изергиль. Та открывает дверь и стоит в проеме - руки в боки.)
   ИЗЕРГИЛЬ: - Вы его еще не арестовали?!
   СЕРЖАНТ: - Гражданка Фирсова? Кто может подтвердить, что гражданин Блинов домогался Вас?
   ИЗЕРГИЛЬ: - Ну, знаете?! Я вообще не вру! Подтвердить некому, но этот гад ломился ко мне в квартиру!
   БОРИС: - Просился в туалет... По маленькой... За сто рублей, между прочим. Не пустила, карга!
   СЕРЖАНТ: - Зря - стольник бы заработали, а так он в лифте. Бесплатно...
   ИЗЕРГИЛЬ: - Так значит Вы его еще и не заберете?!
   СЕРЖАНТ: - В виду отсутствия состава преступления...
   ИЗЕРГИЛЬ: - Дал, видно, на лапу, оборотни! Вон хари, аж лоснятся... Не оскудеет рука берущего!
   СЕРЖАНТ: - Гражданка Фирсова, поосторожнее в оценках происходящего. В присутствии свидетеля Вы оскорбляете представителей органов власти. Советую Вам попридержать свое мнение при себе.
   ИЗЕРГИЛЬ: - Советчик выискался! Знаю я вашу ментовскую натуру - как только хруст услышите, уже стойку делаете, на задних лапах готовы проскакать до монгольской границы.
   СЕРЖАНТ: - Анна Евдокимовна, прошу Вас: успокойтесь! А не то я вынужден буду Вас задержать.
   ИЗЕРГИЛЬ: - Меня задержать?! Этот извращенец меня в лифте лапал - еле отбилась, потом дверь чуть не высадил... И этот вот педик смеет утверждать, что он меня задержит! На, выкуси!
   СЕРЖАНТ: - Это я педик?! (Набрасывает наручник на руку Изергиль. Та вцепляется руками в волосы первому менту, тому на выручку приходит второй. Куча мала. Крики, вопли.)
   ИЗЕРГИЛЬ: - Получите, гады! Волки позорные!
   Менты: - Вяжи ее, вяжи! Ах, лягаться?! (Приковали руки Изергиль к креслу, ноги привязали ремнями к ножкам кресла.)
   ИЗЕРГИЛЬ: - Убивают ироды!!! Сволочь ментовская!!! (2-й мент заткнул ей рот кляпом из фартука, но Изергиль укусила его.)
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Больно, бля!.. Укусила, зараза!
   БОРИС: - Во вы ее оприходовали. Давайте это дело обмоем, что ли?
   СЕРЖАНТ: - Давай уже своего Дэниэлса. (Пьет, передает 2-му, тот - Борису).
   БОРИС: - Хорошо!.. Братцы, вы не против, если я в сортир ее схожу, а то терпеть сил уже нет? Сотню ей оставлю в прихожей.
   СЕРЖАНТ: - Иди уж... Чего там... Блин, а что ж нам с ней делать?
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - А давай ее напоим?
   СЕРЖАНТ: - А что... Мысль!
   БОРИС: - Совсем другое дело: и жизнь хороша, и жить... (смотрит на Изергиль) ... надо в миру с окружающими. Кстати, о мере. Неплохо было бы продолжить знакомство. Готов инвестировать в наш проект. (Достает портмоне).
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Готов обеспечить доставку необходимых материалов для подписания контракта. (Берет деньги и уезжает на лифте).
   БОРИС: - Давай закурим, товарищ, по одной... (угощает Первого мента. Тот берет сигарету, нюхает. Прикуривают. Борис выпускает дым в Изергиль, та отпрыгивает с креслом.) Бойкая старушонка...
   СЕРЖАНТ: - Эта бойкая старушонка еще чуть-чуть и отбила бы мне мошонку. Сумасшедшая. И главное, что с ней делать? Не сажать же в обезьянник? Она там всех проституток распугает.
   БОРИС: - А вы ее того... (Рукой показывает по горлу. Изергиль закатывает глаза.) ... в психушку сдайте.
   СЕРЖАНТ: - Раньше нужно было сдавать... До Дэниэлса... А теперь придется самим... Успокаивать.
   БОРИС: - Это ты о чем?
   СЕРЖАНТ: - А ты о чем подумал? Да напоим болезную и отнесем в квартиру. А завтра кто ей поверит? С перегарчиком-то...
   БОРИС: - Не вращай глазьями, Изергиль. (Повышая голос): И закусил он яблоком... глазным. И сказал он, что это хорошо, но уже не так хорошо видно.
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Табе пакет! (появляясь из лифта, отдает пакет первому менту)
   СЕРЖАНТ: - Не табе, а нам...
   БОРИС: - А нам он очень нужен. (Сервирует стол). А чего закуски так мало? Градус крадет?
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - А чё ее закусывать? Пусть ее инородцы закусывают, а настоящий русский человек вкус водки узнает с молоком матери.
   БОРИС: - Патриот... Гляди тебе в рот... С молоком... Фу - мерзость какая!.. (Наливает в стаканы).
   Открывается лифт - посыльный с пиццей.
   РАЗНОСЧИК ПИЦЦЫ: - Пиццу заказывали?
   БОРИС: - Так и голодным уснешь... пока дождешься. Сколько?
   РАЗНОСЧИК ПИЦЦЫ: - 250 рублей. Еще горячая...
   БОРИС: - Ну, если только горячая. (Расплачивается. Посыльный уходит. Выпивают и закусывают.)
   БОРИС: - Ну, что, ковбои, пора говорить "Бэ"!
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - В каком это метафизическом смысле?
   СЕРЖАНТ: - В простом - поить старушку!
   БОРИС: - А я вот в этой экзекуции участия принимать не желаю.
   СЕРЖАНТ: - Не очень-то хотелось, Борис Муленович.
   БОРИС: - Хм, таки запомнил.
   СЕРЖАНТ: - У меня вообще память хорошая. Ну-с, сударыня, выпьете с нами водочки? Держи ей голову! Держи крепче, сказал! Так... Так... Ой, сука!!! Кусается!.. Дави ты уже! Лей, бляха-муха, говорю! Лей еще!!! (Потасовка. Борис в этот момент разговаривает по мобильному.)
   БОРИС: - Да, моя лапушка. У подруги? У Наташки?.. Привет Наташке. Кто кричит? Да тут два мента старуху насилуют... Что я там делаю? С тобой разговариваю. Милицию чего не зову? Так они уже приехали. Не волнуйся, родная. Да-да, я уже поужинал... Сейчас в баню... И к двенадцати домой... Да, целую... Ты там тоже недолго. Угу... угу... Целую.
   (Дверь лифта открывается, появляется елка. Выходит вперед, несколько секунд стоит, возвращается опять в лифт и уезжает.)
   Родная, скоро ж Новый год! Что там Леха Деду Морозу заказал? Что? Оптический прицел? А я ему пистолет классный купил, как настоящий - один в один, только не стреляет. А зачем ему прицел? Не видно в обычный бинокль Ленку из дома напротив? Однако... Надо поговорить с парнем... Не надо - я сам. По-мужски, так сказать... Парнишка подрос - все-таки три с половиной года... Ну всё - меня тут просят помочь... Кто просит? Милиционер просит... Да, бабушке помочь... Добраться до дома. Ну, ладно, всё, бай, потом, потом расскажу.
   (Ментам): Ну, что, бабка готовченко?
   СЕРЖАНТ: - В дребодан...
   ИЗЕРГИЛЬ: - Выпьем за любовь! (поет) Выпьем за туру-туруру... за любовь! Дуру... дуру-дуру дуру. Выпьем за любовь! Есть еще гусары в русских селеньях?! Я спрашиваю! (Падает в кресло. Менты относят ее в квартиру. Появляется разносчик пиццы.)
   РАЗНОСЧИК ПИЦЦЫ: - Извините, конечно. Мне все равно, но зачем вы позвонили и сказали, что я вам до сих пор пиццу не привез? Могли бы просто заказать и я бы доставил. А я и доставил...
   Борис смотрит и молчит несколько секунд: - Горячая?
   РАЗНОСЧИК ПИЦЦЫ: - Угу.
   БОРИС: - 250?
   РАЗНОСЧИК ПИЦЦЫ: - Да.
   БОРИС: - Давай. (Расплачивается. От пиццы отламывает кусок и ест.) И ты это... если еще позвоним - ты вези-вези... Жрать хочу - страсть! Ты вези. (Посыльный уезжает. Возвращаются менты, пьют, едят.)
   Как там наша подшефная?
   СЕРЖАНТ: - В обрубях, что и требовалось доказать. Кусучая сволочь...
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Скво. По-индейски.
   БОРИС: - Начитался Чингачгука. Это Фенимор Купер, ошибшись, решил, что так индейцы так, в смысле "скво", уважительно своих женщин называют.
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - А что прикиньте - приходишь домой и с порога: Эй, скво, бОрщу! И ей непонятно, и указывает на ее статус. Скво она и есть.
   БОРИС: - Тебя из института за вольнодумство что ли выгнали?
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Нет. Я любовницу декана... прямо на его рабочем столе, и он входит... Вот такой экзамен на мужество. В общем, пострадал за скво.
   БОРИС: - Скорее, от скво...
   СЕРЖАНТ: - И по самое скво!
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Легко вам прикалываться. А я может ее любил... А она своего... декана так и не бросила... Он у нее еще и прощение выпрашивал - она к нему еле вернулась...
   БОРИС: - Но таки вернулась. Студиозов много, а декан один... И борозды не испортит и много не напашет.
   СЕРЖАНТ: - Сколько раз тебе говорить? Вокруг стада этих самых скво, протяни руку и нащупай себе подходящую.
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Сам щупай! Мне Любовь подавай! Вснул-высунул... Что попало!.. Так недолго превратиться в животное! В анимале!!! Вснул! Высунул... Вснул! Высунул!!! У-у-у-у-у... Анимале!
   СЕРЖАНТ: - Выпьем за Любовь! (поет. Наливает. Пьют.)
   БОРИС: - Точно! За эту суку-любовь! Вы думаете чего я тут загорал: Фирсову эту дж`ахнуть хотел? Я ж не Чикатило! Караулю голубу мою ненасытную... Жду, когда из гнездышка ее ворон вылетит - тут я ему клюв и начищу!
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Деяние уголовно наказуемое...
   БОРИС: - Караулить?
   Второй мент.: - Чистить!
   БОРИС: - А если я очень попрошу свидетелей пойти прогуляться на соседний этаж?
   СЕРЖАНТ: - Об чём речь, Муленович? Ох и отчество у тебя. Отца не Мулен Ружевичем звали?
   БОРИС: - Лишь бы ты не был Иванупуло Домкратовичем. Привязался к отчеству. Отчество как отчество... Отчество, как и отечество, не выбирают... на раннем отрезке существования. А потом я уже к нему привязался.
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - К отчеству?
   БОРИС: - И к Отечеству. (Мобильник Бориса звонит.) Да, родная... Да-да, конечно... Рад слышать... Тебе скучно? И мне... Приехать щас? Нет, щас не могу. Я занят. Как обычно. Да, в бане... Да... Переговоры. Да нет тут никаких телок!
   (Дверь квартиры Изергиль распахивается и на пороге она в весьма откровенном наряде, прическа, макияж. Совсем другая женщина!!!) Впрочем... Я перезвоню. Целую нежно...
   (Звучит танго. Изергиль движется в такт музыке. Все обалдели. Она подходит ко 2-му менту и танцует с ним, потом танцует с Борисом, затем - с 1-м ментом. Потом уводит его за галстук в квартиру. Музыка уходит в тишину. Пауза. 2-й мент наливает себе и Борису, пьют, чокаясь.)
   БОРИС: - Вы ей чего залили? Эликсир молодости?
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Водка во многом - напиток целебный для русской души. Хотя... и для нерусской тоже. Извини, но ты ж только по паспорту.
   БОРИС: - Это я как раз по паспорту и нерусский с таким-то отчеством. Дернул же, хвостатый, бабку мою Агафью Тихоновну старшенького Муленом назвать... Может, боевиков по видику насмотрелась? Аль сайт Мулен Руж в Интернете накопала?.. Пей уже целебный напиток - у нас таких целителей полстраны, а вторая половина лечится. Ты что думаешь - я бухаю? Каждый день вот так бухаю? У меня ж не 365 любовниц, чтоб я каждый день так хренячил. У меня внутри всё переворачивается, как подумаю чем они там занимаются. Поэтому и пью, чтоб не думать! Не помогает... Не берет уже! Взял бы эту падлу и... голыми руками...
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Кого?
   БОРИС: - Что кого?
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Взял бы?
   БОРИС: - Падлу.
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Какую?
   БОРИС: - Такую... Ты скажи чего в менты подался, умник? Работать не хочется?
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Выперли когда из универа, мой декан постарался, чтоб ни в одном вузе области меня не подпустили даже к приемной. Семья наша еле концы с концами сводит, родители старенькие уже - мне бы им помогать. Вот и попытался устроиться по специальности - но только в ментовке и приняли с распростертыми... Засилье необразованного быдла разбавляю зачатками интеллекта... Теперь хоть на заочном в Питере могу учиться - так далеко длань Отелло моего не распространяется...
   БОРИС: - Сопляк, что о ревности ты можешь понимать?! Ты жизнь видел? И что ты успел? Отполировать передок своей роковой подружки?
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - А что, разве опыт - это преимущество? Какой в любви может быть опыт? Если бы опыт чего-то стоил, что с чего бы декану меня выгонять и выносить сор из избы? Мы же тихо, как мыши сидели, лежали, стояли полгода. Как он кипеш поднял - так весь город узнал... И он прав?! А я что виноват, что влюбился без памяти? Что ревновал ее к каждому жесту, каждому взгляду в сторону своего патрона... Да если б мне тогда ствол и патроны... Уложил бы не задумываясь, положил бы и сам лёг. Снёс бы себе черепок, чтоб не болел, не раскалывался, не пух...
   БОРИС: - Во, дурак!
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Да, дурак!.. Любил я ее очень! Жить не мог! А теперь смотрю на себя - живу... Без нее... Но разве это жизнь?! РАЗВЕ ЭТО ЖИЗНЬ?!
   БОРИС: - Так, секунду! (Обхватывает 2-го мента. Прижимает. Наливает.) На-ка тяни! (Заливает 2-му менту. Тот пьет разливая. Пьет сам.) Успокойся, слышь, успокойся, говорю. Тихо. Тихо... Всё будет! Всё еще будет, слышишь! Поверь, всё еще будет!
   (Открывается квартира Изергиль. Танго. В такт музыке движется сама Изергиль. Халат неплотно запахнут, сама слегка растрепана. Она к Борису, он в такт музыке уклоняется. Так долго и "танцуют": она к нему, он от нее. Борис подталкивает к ней 2-го мента, она с ним танцует и уводит за галстук в квартиру. Борис наливает и пьет, тряся головой. Садится на диван. Пауза. Открывается лифт, выходит мужчина, ощупывает мебель предмет за предметом. На лице счастье. Садится на диван. Борис протягивает стакан с водкой. Мужчина выпивает.)
   СЕМЕН: - Семен... Семен Сергеевич Суздальский. Какой все-таки удачный день!
   БОРИС: - И чем же Фортуна так благосклонна к Вам именно в этот достаточно сумрачный день?
   СЕМЕН: - Во-первых, сын родился...
   БОРИС: - За это нельзя не выпить! (Пьют.)
   СЕМЕН: - Во-вторых, я наконец-то развелся!
   БОРИС: - Что ж, и второй тост имеет право на существование.
   СЕМЕН: - А в-третьих, я таки нашел эту чёртову мебель!
   БОРИС: - Так это Ваш гарнитурчик?
   СЕМЕН: - Мой.
   БОРИС: - Уважаемый, Семен Сергеевич, а Вы мне поможете предоставить договор с печатями и подписями, по которому я нанимался сторожить всю эту скромную обстановочку в этот рождественский вечер?!
   СЕМЕН: - О чем Вы говорите? Конечно... Нет. Но! (Палец указательный высоко поднят.) Я слетаю к себе... И! Я вернусь...
   БОРИС: - Закуску захвати.
   СЕМЕН: - Дома из еды только огурцы... Но! Соленые... Запасы тещи... Увы... бывшей. Вот что ценил в жене, так это... тещу. У... Как готовила...
   БОРИС: - Жена?
   СЕМЕН: - Теща. Пальчики переломаешь. Как тебя зовут?
   БОРИС: - Борис.
   СЕМЕН: - А я Семен. Будешь крестным!
   БОРИС: - Сёма, ты меня знаешь всего одну минуту.
   СЕМЕН: - Боря, а мне больше и не нужно, чтобы понять, что передо мной настоящий мужик. А только настоящий мужик может стать крестным отцом... моего парня. Боря, Боря! Боря, я на секунду. Но! И не вздумай улизнуть - я тебя сфотографировал, ты у меня в компьютере (стучит по голове.). Но! Я на пять сек!
   (Борис остался один сидеть на диване. Встал, пошел к квартире Изергиль, остановился на полдороге.)
   БОРИС: - Нет, только не туда... Уж лучше к мусоропроводу... (уходит в другую сторону.)
  
   Конец первого действия.
  
  
  
   Действие второе.
  
   Открывается лифт, выходит посыльный с пиццей. Останавливается. От мусоропровода входит Борис, разговаривает по мобильному телефону:
   - И сколько раз говорить: пора нам пойти в ресторанный бизнес, пару пиццерий прикупить... Каких? Ща. Эй, ты из какой... (пауза... щелкает пальцами, как будто забыл слово.) пиццерии?
   РАЗНОСЧИК ПИЦЦЫ: - На Ленина...
   БОРИС: - Можно начать с той, что на Ленина. Есть можно. Доставка поставлена - привозят еще горячую. Плюс наши возможности. Думаю - пора. Поздно потом будет вползать на этот рынок. Помозгуй там, предложение сваргань, созвонись. Завтра с хозяевами и встретимся. Ну и что, что Новый год? С пиццей неприятные ассоциации? Гриша, с каких пор ты стал выражаться, как английский лорд? Вискаря перепил? Перед отлетом на свой солнечный Мадагаскар засветись в офисе. Бай-бай... (Посыльному) Сколько?
   РАЗНОСЧИК ПИЦЦЫ: - 500. Две...
   БОРИС: - На, но на сегодня хватит. Борща уже хочу - надоело всухомятку...
   (Отворяется дверь квартиры секретарши. Оттуда выходит мужчина. Борис к нему спиной, отдает деньги рассыльному.)
   Гриша (гневно): - Так вот куда пицца уходит?!
   Борис (разворачиваясь): - Так вот с чем связаны твои ассоциации, Гриня! С моими рогами?
   Гриша (меняясь в лице): Борис, ты не прав! При чем тут рога?! Какие рога? Зачем рога?! Рога тут вообще не причем! Я всё могу объяснить!
   БОРИС: - Чего ты развопился, как половозрелый бабуин? Я и сам могу объяснить... А рога как рога - они мне даже идут... к этому галстуку.
   ГРИША: - Боря, я тебя умоляю - прекрати говорить о рогах. Давай закроем эту тему. Бля буду, ничего не было, Боря. Выпили шампанского... Пиццу ждем... Да и как могло быть? Она не в моем вкусе! Боря, между нами - даже не встал... Она же твоя баба... Как я могу епсти твою бабу? О чем ты говоришь?! Мы же друзья!
   Выходит ИРИНА: Ба, знакомые все лица!.. А я думаю, где же Гришенька застрял? Борю встретил... Борис Геннадьевич, занялись доставкой пиццы? И что, прибыльный бизнес? Может, зайдете?
   БОРИС: - В стойле твоем, кобылка моя, ни ноги мой, ни другой части тела больше не будет. Не будет! Финтифлюшек, тряпочек, цацочек, отравы иноземной вонючей непомерно, ни фига больше не будет... Работы, кстати, тоже...
   ИРИНА: - Испугал!.. Ох, испугал... Клопа подмышкой. И не надо! Да, Гришенька? Завтра мы с Гришенькой летим в Анталью... Новый год встречать! А ты тут со своей мымрой хороводы вокруг елки води! Надоело! И не надо мне твоих жалких подачек! Баста! Я свободна! Я любима! Жизнь прекрасна!
   БОРИС: - Жизнь станет еще прекрасней, когда ты полетишь в Анталию... одна и за свои... которых кот насс... наплакал.
   ИРИНА: - Ха! Ха! Ха! (пауза) Не одна, а с Гришей... Да, милый?
   БОРИС: - Гриша отправляется на Мадагаскар... С любимой женой и тремя ненаглядными отпрысками. Если он не дурак, а Гриша далеко не дурак, то африканское солнце ему дороже турецкого блицкрига. А ты, птичка, летишь на все четыре стороны...
   ИРИНА: - Как на Мадагаскар? Какой Мадагаскар? Мадага... Гриня, ты же мне... Гри... Ну, Гри...
   ГРИША: - Ириска, ты меня не так поняла. Я говорил образно... Строил планы...
   ИРИНА: - Образно!.. Образина! Строитель плановый... Вот же, хрёп твою верть! (Борису) Выпить желаю!
   БОРИС: - Извольте, мисс. (Подает бутылку.)
   Ирина опрокидывает ее, пьет с горла. Закусает пиццей: - Вкусная зараза. Какая же я дура! В восьмой раз на те же грабли!
   БОРИС: - Другая б расшиблась, а ты нормалёк.
   ИРИНА: - Что ты понимаешь?! Ты! Я ж для тебя была девочкой для перепихона. Думаешь, мне твои цацки нужны были?! Боря-Боря... Ничего-то ты не понял! Да и не хотел понимать, когда самоутверждаться невтерпеж. Меня нужно раком в офисе поставить! Нужно центре города в "мерсе" оттрахать на зависть прохожим... Когда тут понимать?! Разве что-нибудь понимаешь, когда не вынимаешь? Я... Я... А... Что я тут распинаюсь?! Кто я для тебя, кукловод доморощенный?! Секретутка... Жопа, сиськи, рот! Без башки - один рот и глаза... Что у меня в черепушке?.. Что у меня в душе?.. В душе... Ну да, если папский синод решал 3 дня есть ли у женщин душа... Решили: "Есть!" С перевесом в один голос. Борис Геннадьевич, ты достойный продолжатель дела инквизиции - уж если решил казнить, то спалишь не только ведьму, но и все ее юбки, тапки и родню, не исключая собственных детей.
   БОРИС: - Что-то я не понял про детей?
   ИРИНА: - Шутка. Какие дети, когда ты резинку не снимаешь? Такое чувство, что ты с ней родился. Кто-то в рубашке рождается, а ты - с кондомом на конце...
   ГРИША: - Хм-хм, я бы тоже выпил...
   БОРИС: - Будем здоровы!.. Гриша, ты презервативом пользовался? А то не ровен час... Фаина тебя сгноит!
   Гриша поменялся в лице: - Да... Да... Нет! Не было с собой. Как-то всё спонтанно вышло.
   БОРИС: - Скорее спонтанно вошло. Ты же сам слышал: ты - восьмой... грабль. Не боись: существуют средства... Вот только ВИЧ...
   ГРИША: - Боря, прекрати меня пугать - итак сам не свой. (Выпивает.)
   БОРИС: - Это, Гриня, не самое страшное. Это фигня. Страшно, что я спокойно слушаю всю эту хрень от моей любимой и моего друга. Бывшей любимой и бывшего друга... Всё остальное фигня. Мы все живы, здоровы, ушибы от граблей заживут, и полетим мы в Анталию... Только ты, Гри, полетишь на черный континент. (Лифт открывается, выходит Семен.)
   СЕМЕН: - Боря! Боря! (Показывает бутылки и соленья в банках.)
   БОРИС: - Сёма, ты лучший! Кстати, у Семена Сергеевича сегодня двойной праздник: сын родился и он развелся. Тост - чтобы сынка твоего, Семен Сергеевич, ни одна падла не смогла развести!..
   ГРИША: - В тему.
   ИРИНА: - И не говорите.
   СЕМЕН: - Боря, ты - мужик!
   ИЗЕРГИЛЬ: - Я всё слышала, поддерживаю!
   БОРИС: - Сама держишься?
   ИЗЕРГИЛЬ: - Меня поддержат. Задерживаем дыхание... Выпиваем... (пьет.) Выдыхаем. Эй, несостоявшийся насильник, станцуем?
   БОРИС: - Не сегодня, стрекоза ревматическая, пуанты забыл.
   ИЗЕРГИЛЬ: - Ну ты и зануда...
   ИРИНА: - Борис Геннадьевич, а когда это Вы успели закорешиться с этой летописицей перехода Александра Васильевича Суворова через Альпы? Потянуло на экзотику? Лавры Киркорова покоя не дают?
   БОРИС: - Окстись, непутевое дите прогресса. Да и какое теперь тебе дело к моей скромной персоне? Сделай одолжение - вычеркни меня из списка своих приоритетов, и будем в расчете.
   СЕМЕН: - Боря, приоритеты не должны быть подвержены моде и обстоятельствам. Взять хотя бы меня. Я! С детских лет мечтал о сыне! И потом, уже в третий раз женившись, долго лелеял мысль о разводе. И вот свершилось! Но! Жизнь только начинается! Сына нужно поставить на ноги... Семью завести...
   ГРИША: - Вы что, Сусанин? Семью заводить?..
   ИРИНА: - Перестань паясничать. Как наследника назовете?
   СЕМЕН: - Леопольдом. Сокращенно: Лео.
   ИРИНА: - Как Ди Каприо?
   СЕМЕН: - Нет. Не как Ди Каприо. В честь кота... Из мультика. "Ребята, давайте жить дружно"... И выпьем... Давайте выпьем, чтобы жить дружно. Борис, прости их - не ведали, что творят... Прости их и... выпьем!
   БОРИС: - Да простил уже. Давай, Сёма, за тебя! За Леопольда! За мечты! За семью! За крепкую ячейку общества! За семью! А я - дурак...Полный кретин - меня дома ждет жена, красивая, умная, добрая, ласковая. А я тут... За этой... Тьфу! Сёма, давай дёрнем! (Пьют. Выходит 1-й мент. Сумрачно смотрит.)
   СЕРЖАНТ: - Что за безобразие! Распитие спиртных напитков в общественном месте?!
   ИЗЕРГИЛЬ: - В обществе представителей правопорядка. Родненький, накати - полегчает.
   (Подносит стакан 1-му менту. Тот очумело смотрит, но пьет. Звучит танго, танцуя, Изергиль уводит его в квартиру. Закрывается дверь. Пауза. Дверь открывается. Они выходят, танцуя, подходят к столу. 1-й мент, танцуя, выпивает еще, и уходят в квартиру, также танцуя.)
   БОРИС: - Экие па... Семен, ты мне скажи ИЗЕРГИЛЬ: какого рожна я здесь делаю?! Что я тут забыл?! Гриня, ты хоть не забыл? Пора домой! Как и мне. И распорядись по поводу спиртного.
   ГРИША: - Айн момент.
   ИРИНА: - Ишь расшаркался. Козел... Хорошо, что всё именно так случилось: достало уже изображать любовь неземную - напряжно, и сил, и времени жалко.
   БОРИС: - Симулянтка, ты моя, гутаперчевая. Надоело ей... Хвала Всевышнему, что всё так обернулось, что ты, Ира, оказалась порядочной... вернее, беспорядочной. Что я избавлен от химер. Что встретил Семена!
   СЕМЕН: - Но! Выпьем за любовь!
   БОРИС: - Выпьем! Выпьем за истинную любовь! Чтобы мужчина всегда знал, что его любят и ждут, и сам любил, и стремился домой! Да, Сёма?
   СЕМЕН: - Да! Но!
   (Лифт открылся. В проеме долго целуются мужчина и женщина. Женщина, порывно отрывается от мужчины, и выходит на площадку. Останавливается, как вкопанная.)
   ЖЕНА: - Боря?! А ты что тут делаешь?!
   БОРИС: - Сёма, ты уже выпил?
   СЕМЕН: - Не успел.
   БОРИС: - И правильно - тост отменяется. Теперь я пью за мужскую дружбу! И больше никакой любви...
   СЕМЕН: - Ну, нельзя же так...
   БОРИС: - Сёма, не перечь - тебе еще Леопольда кормить!
   СЕМЕН: - Он же еще в роддоме?
   БОРИС: - Тем более. Кроме того, он там будет в большей безопасности.
   СЕМЕН: - Боря, ты на что намекаешь? Я тебе друг, но! Но! Боря... Боря...
   БОРИС: - Сёма, помолчи, пожалуйста. Я тут кое у кого хочу поинтересоваться: А что ты тут делаешь? А, родная?! Я спрашиваю: ЧТО ты тут делаешь? Хотя вопрос этот чисто риторический!
   ЖЕНА: - Конечно, риторический. Я... я... я... танцевала... танго.
   БОРИС: - Танго?!
   ЖЕНА: - Да, танго...
   БОРИС: - Значит танго? Изергиль, твой выход! (Появляется Изергиль, очень сексуально одета, танцует в такт музыке, уводит Семена в квартиру.) Па-па-па-па, па-пара-парабара-па-па-пам... (поет на мотив танго.) Танго... Танго... Здесь же дансинг, бабочка моя, дансинг. Только твоего мачу лифтом унесло. (Разводит руками.) А ваш томный поцелуй перед первым па... был весьма эффектен. Ты как всегда неподражаема, моя ненаглядная... сука.
   ЖЕНА: - Ха-ха! А ты-то, ты? Ты в бане... Где же веники? Где Вано? Где шлюхи? Одну, правда, вижу... И на работе, и дома ту, что любима, ту что знакома. А чего губки надуты? Милые бранятся, только тешатся? Ничего... Завтра он преподнесет тебе колечко с брюликом, и ты его простишь. Это мой удел верить его постоянной лжи...
   БОРИС: - О чем ты говоришь?!
   ЖЕНА: - Боря-Боря... Тебе напомнить о ялтинском синдроме, когда почтальоны несли в дом килограммы писем от "сладкой Энн"? Она так подписывалась? Напомнить о Лизавете Васильевне, которая хорошо хоть школу успела окончить?.. Как ты ей мозги запудрил - благо родители эвакуировали девку из города... И не стыдно?! Я про других молчу. Конфета наша, Ириска, опять же... И когда ты только насосешься?!
   А мне только и остается, что воспитывать твоего сына, закрывать глаза на все твои интрижки, и вечно ждать, ждать, ждать и... любить.
   БОРИС: - Любить?! Кто-то здесь говорит о любви... Дорогая, я ничего не перепутал? Это тебя сейчас застали целующейся в лифте с каким-то чудаком на букву "мэ"? И ты мне говоришь о любви? Какая к хренам любовь? Ты уже забыть-забыла с чем ее едят, нюхают и пьют. Если б не ребенок, я б не успевал тебя вытаскивать из под всех мало-мальски приличных мужиков. Какая к черту любовь? Способна ли ты вообще любить? Согласен - способна заботиться, ждать... Но не любить. Любовь приносит радость. Мир становится чище и добрее. Окружающих хочется обнять, хочется творить добро, нести свет...
   ЖЕНА: - Тань, Люсь...
   БОРИС: - Не перебивай, пожалуйста, приговор суда!
   ЖЕНА: - Борис, ты в своем уме? Какой приговор?! Какого суда?!
   БОРИС: - Выездной сессии лифтерно-инквизиционного трибунала! Присяжные, прошу вас занять свои места. (Все, кроме жены, несут стулья и усаживаются.) Я и прокурор, я и суд. Подсудимая, Вам понадобится защитник. Как Вы понимаете, муж оплачивать адвоката отказался, посему предоставляем Вам бесплатного. Студент, твой выход. (2-й мент в мантии усаживается рядом с женой. Она стоит.)
   ЖЕНА: - Это же дурдом! Какой суд, какой защитник? Может, вы мне еще полузащтника предложите? Тогда уж всю футбольную команду.
   БОРИС: - Защита Вам, подсудимая, понадобится, потому что нет прощения преступлениям такого масштаба безнравственности.
   ЖЕНА: - Клоун! Паяц! Фигляр!
   БОРИС: - Подсудимая, замолчите! Я остановился на том, что, когда любишь, хочется творить нежное, доброе, вечное. Осчастливить ее! Единственную! Ту, ради которой готов стянуть краюху хлеба у голодного ребенка или устелить все лужи города пиджаками Армани - лишь бы она ножки не промочила. Любовь - это жизнь. Любовь - счастье. Любовь - это мука.
   Подсудимая, когда перегорела лампочка? После рождения Лехи? Ты привыкла, ты успокоилась, ты устроилась: квартира, машина, муж, дача, круиз, салон красоты... Меня в этой геометрии уже нет. Муж есть, а меня, Борика, Борюсика, Борянчика, давно забыли... под кроватью, как ненужного сломанного Арлекина. Муж есть. А меня уже нет. Да, ты способна ждать. Но, увы, ты не способна любить! Господа присяжные заседатели, подсудимая совершила тяжкое преступление - погубила Любовь! Я требую для нее высшей меры наказания - расстрела!
   Слово предоставляется защите.
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Уважаемый суд, уважаемые присяжные, подсудимая не признала свою вину, и, смею Вас заверить, не признает. Когда женщины признавали вину? Да никогда! И в чем виниться? Что муж искал утешения на стороне, когда истерзанная бытом, хоть и очень устроенным, молодая женщина позволила себе отдохнуть от рабских супружеских цепей? Что ждала и любила? По ее собственному утверждению. Жаль, но в памяти присяжных остался Ваш страстный поцелуй с неизвестным нам гражданином. Поэтому прошу снисхождения у высокого суда к моей подзащитной. Она исправится. Она же любит. Она ведь ждет. В 364 дня в году.
   БОРИС: - Присяжные, ваш вердикт!
   ЖЕНА: - Сборище недоумков! У вас у всех что? Всеобщее помешательство? Как вы смеете меня судить? Не судимы будете!
   Присяжные хором поют, как в опере: - Виновна! Виновна! Виновна!
   БОРИС: - Другого я и не ждал! Выездная сессия лифтерно-инквизиционного трибунала признала Людмилу Львовну Игнатьеву виновной в гибели Любви! Приговор привести в исполнение! (Из портфеля достает пистолет.)
   СЕМЕН: - Боря, ну, пошутили - и будет. И! Сократ мне друг, но истина...
   БОРИС: - Сёма, истина намного дороже и страшнее. Эта женщина растоптала всё, во что я верил. Я ей доверял. Я полагал, что у меня есть Дом. А нет даже собачей конуры. Просто помещение для совместного проживания.
   ИРИНА: - Борис, Борис, прошу тебя... Игра перешла рамки игры. Пожалуйста, успокойся. Не принимай так близко к сердцу. Тебе же нельзя с твоим давлением.
   ЖЕНА: - Боря, твоя птичка открыла ротик и прокаркала... ты должен успокоиться. И тебе ведь действительно нельзя так волноваться.
   ИРИНА: - Людмила Львовна, не надо ёрничать - не провоцируйте.
   БОРИС: - Заткнитесь обе!
   ЖЕНА: - Стреляй, мой сладкий пряник, сделай это!.. Соверши настоящий мужской поступок - убей суку!
   БОРИС: - Это не убийство - это акт справедливого возмездия.
   (Из квартиры Изергиль выходит 2 мент. Достает пистолет.)
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Бросьте оружие! Повторяю бросьте оружие - буду стрелять!
   БОРИС: - Отвянь, студент - грызи альма-матер.
   МЕНТ-СТУДЕНТ: - Бросайте оружие или я буду стрелять!
   БОРИС: - Студент, никогда ты не станешь майором! (Поднимает пистолет по направлению жены.) Ну что, милая, молилась ли ты на ночь?
   Раздается выстрел - это 2 мент. Борис падает.
   Ирина истошно: - Убили! (Ирина и жена бросаются к Борису.)
   Жена 2-му менту: - Идиот! Пистолет-то игрушечный - Лешке в подарок на Новый год...
   ИРИНА: - Дышит! Скорую! (Семен в мобильник вызывает "Скорую помощь".)
   Борис слабым голосом: - Попал студент... Ну, ты и попал... Как же больно!
   ИРИНА: - Боря, миленький, не умирай, любимый! Не умирай, пожалуйста! Всё что хочешь сделаю: курить брошу, спортом займусь, доченьку тебе рожу... Не умирай!
   ЖЕНА: - (2-му менту.) Что же ты наделал, идиот?! (Борису.) Борик, я тебе сказала: не смей умирать! Не смей! Этого я не переживу... Я же тебя, козла такого, люблю. Я без тебя жить не смогу! Не умирай!
   Борис слабым голосом: - Ира, моя последняя воля - выпишите премию этому... студенту. Оплатите ему курс обучения в университете.
   ИРИНА: - За что?!
   БОРИС: - Что не позволил взять грех на душу... (Пауза.) И еще, премию - начальнику охраны, Ивану Семеновичу... Две тысячи евро.
   ИРИНА: - А ему-то за что?! Его даже и нет... здесь.
   БОРИС: - За то... За то... За то, что настоял... чтоб я надел... бронежилет.
  

Борис стреляет из "игрушечного" пистолета в торшер,

лампочка торшера взрывается. Свет гаснет.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   5