Карелин Андрей Владимирович
Я верю в гороскопы

© Copyright Карелин Андрей Владимирович (andrewkarelin78@mail.ru)

Аннотация: Пьеса поставлена на сцене Национального академического драматического театра имени М.Горького (Минск). Премьера - 23 мая 2006 года. Режиссер -В.Григалюнас

   Андрей Карелин
  
  
   Я верю в гороскопы
  
  
   комедия для тех, кто смеялся вчера
  
  
   Эпиграф: "...Не бывало еще так, чтобы стало, как было"
  
   М.А.Булгаков
  
  
   Действующие лица:
   Булгаков, он, тридцать лет
   Следователь, он, обыкновенный следователь лет сорока
   Кенгуру, "Оно", без пола, потолка, рукомойника и возраста
  
   АКТ ПЕРВЫЙ
   "Не ждите звонков, если висите на телефонном шнуре"
   СЦЕНА 1
   На сцене человек. Это Булгаков. Он уже вошел в стадию поздней молодости, в свою очередь так и не успевшей перейти в окончательную нравственную зрелость, о чем свидетельствует тонкая кроваво-красная полоска на шее. Он кашляет, потом достает из-под дивана банку пива, открывает ее, делает глоток, снова кашляет, хватается за шею. Слышны звонки - кто-то пришел. Человек судорожно надевает брюки, что-то лихорадочно ищет под подушкой, под диваном. Наконец, находит старый шарф, заматывает им горло. Звонки прекращаются.
   БУЛГАКОВ. Ушли.
   Кто-то начинает настойчиво стучать.
   Вот черт! Какая варварская беспардонность. (Кричит.) Пошли все на!.. (Осекается, зажимает рот руками. Самому себе.) Кес-ке-се, мон ами? (Подходит к двери, смотрит в глазок.) О, Господи! Ну, надо же... Кто бы мог подумать! Человек. Какая дикость! (Залезает на шкаф.) Открыто!
   Входит Следователь.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что за дурная манера пошла у людей - не запирать двери. А вдруг кто-нибудь придет? Эй! Есть кто живой?
   БУЛГАКОВ. Нет.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ладно... Извините, но я... порезался. Кровь на руках... Может, вы скажете, где рукомойник?
   БУЛГАКОВ. У нас нет рукомойника.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как же вы живете?
   БУЛГАКОВ. Молча. Моем руки в сливном бачке.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А куда же вы...
   БУЛГАКОВ. Чай, кофе?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мне бы сейчас лучше...
   БУЛГАКОВ. Нет ни того, ни другого. Могу предложить пиво.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты где? Эй!
   БУЛГАКОВ. Нет меня.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да ты мне и не нужен. Я вообще-то следователь.
   БУЛГАКОВ. За кем?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что - за кем?
   БУЛГАКОВ. Следуете?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Просто... Поступил сигнал...
   БУЛГАКОВ (слезает со шкафа, падает). Я ничего плохого не сделал... А если это опять семиты из комнаты напротив...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я из территориального... Ты успокойся. Мы всё быстро сделаем... Сейчас подъедет бригада.
   БУЛГАКОВ. Какая бригада?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Криминалист, эксперты там разные... У тебя шок, я понимаю. Знаешь, время сейчас такое... Не каждый справляется... Где?
   БУЛГАКОВ. Что?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Хм... Знаешь, у меня тоже был тяжелый день. Так бывает. Ты стараешься, а у тебя не выходит. Будет лучше, если ты мне покажешь сразу, где он.
   БУЛГАКОВ. Кто?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Действительно, - кто? Живешь, живешь... А потом идешь на Английскую набережную, заходишь в подворотню, а там тебя уже ждут. И ты - никто. Или просто, как в вашем случае: срывает с катушек - и всё. Может быть, тебе дать успокоительное? В вашем доме есть аптека. Я купил этот... Как его... Пер... Персен, черт бы его побрал. Съел четыре таблетки - и немного успокоился. Хочешь? (Протягивает Булгакову таблетки.)
   БУЛГАКОВ. Благодарствую. (Съедает, запивает пивом).
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это ты зря. Для сердца вредно.
   БУЛГАКОВ. Мне - нет.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Смотри сам. Знаешь, мне нужно побыстрее на работу... Но надо дождаться бригаду. Ничего, если я здесь у тебя посижу... Хотя, я могу покурить на лестнице.
   Булгаков молча выходит.
   Совсем крыша от горя поехала у парня. (Начинает осматривать квартиру, подходит к шкафу, достает пистолет, носовой платок, берется за ручку дверцы.)
   Возвращается Булгаков с тазиком в руках.
   БУЛГАКОВ (истошно). Не надо! (Роняет тазик с водой на пол.)
   Следователь испуганно отскакивает в сторону.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что?! Что у тебя там? (Кидается к Булгакову, начинает трясти его.) Говори? Он что-то уколол себе? Наркотики?! Это там?! В шкафу?
   БУЛГАКОВ. Нет!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это гексоген? Он детонирует при свете?
БУЛГАКОВ. Нет!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А!.. Ты его спрятал в шкафу, чтобы не было так страшно? Давай спокойно подойдем и вдвоем посмотрим. Давай?
   БУЛГАКОВ. Пожалуйста, не надо! Я вас очень прошу!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (приставляет пистолет к голове Булгакова). Это не страшно. Все такими будем. Кто-то раньше, а кто-то позже. (Подводит к шкафу.) Открывай этот сраный гроб!
   БУЛГАКОВ. Не надо, я умоляю вас! Пожалуйста, не надо! Там живет он. Его нельзя трогать! Он спит...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Спит? Вечным сном, разумеется?
   БУЛГАКОВ. Да нет! Я вас очень прошу, он сейчас болеет и спит. Ну, неужели вам в жизни никогда не приходилось болеть? Представьте, что вам плохо и больно, а к вам в шкаф... в смысле, в квартиру врываются вооруженные люди.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да кто там, мать твою?
   БУЛГАКОВ. Т-с-с! Он может услышать! Он обидится...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Не иначе как Садама* спрятал...
   БУЛГАКОВ. Там живет Стрелец!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Стрелец?
   БУЛГАКОВ. Маленький Стрелец! Понимаете?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Значит, застрелился-таки... Из чего?
   БУЛГАКОВ. Да ни из чего! Послал Бог тупицу. Просто маленький Стрелец. Это мой эгрегор. Кенгуру говорит, что он живет там, в шкафу.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Кто такая кенгуру? Кличка?
   БУЛГАКОВ. Это оно. Оно тоже тут живет...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. И где же это оно?
   БУЛГАКОВ. Утром в школе. Вечером в цирке.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. В школе? Любознательное, значит? В школу ходит...
   БУЛГАКОВ. Да нет! Детишек учит.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Какое счастье, что я бездетный, а то учило бы моих детишек сейчас какое-нибудь зверьё.
   Булгаков поднимает тазик с остатками воды, подносит Следователю.
   БУЛГАКОВ. Вы не думайте. В общем-то, оно хорошее. Чистое. Убирает за собой.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Убирает?
   БУЛГАКОВ. Да... Стирает, моет, варит. (Протягивает Следователю тазик с водой.) Вот, держите! Только я отвернусь, если позволите... Не переношу вида крови. У вас глубокая?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что?
   БУЛГАКОВ. Ну, царапина.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Тебе-то какое дело?
   БУЛГАКОВ. ...Знаете, я в детстве порезался... У меня шрам на всю жизнь остался.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А я, как видишь, в зрелом возрасте... Но, думаю, что тоже надолго.
   БУЛГАКОВ. Я не смотрю.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (моет руки). Сколько времени?
   БУЛГАКОВ. Половина первого. Извините, у вас нет телефона?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Есть... Хочешь позвонить? Держи! (Отдает телефон.)
   БУЛГАКОВ (набирает номер). Странно - "абонент временно недоступен".
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А ты хорошо держишься.
   БУЛГАКОВ. О! Это анестетик. (Показывает банку пива.) Кенгуру купило. Видели бы вы меня вчера!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Хочешь сказать, что это произошло вчера? Он со вчерашнего дня... того?..
   БУЛГАКОВ. Кто?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. ...Где труп?
   БУЛГАКОВ. Чей?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты хочешь сказать, что я ошибся адресом?.. Квартира N 16?
   БУЛГАКОВ. Предположим.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да или нет?!
   БУЛГАКОВ. Да, да, да!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Офицерский переулок, 42?
   БУЛГАКОВ. Кажется, да.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что значит "кажется"?
   БУЛГАКОВ. Простите, но я редко выхожу за пределы квартиры. Если хотите, то можно поискать мой паспорт, там написано... Но Кенгуру его постоянно куда-то прячет. Боится, как бы я опять не попытался удрать. Последний раз зашила в наволочку - черта с два доищешься.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Какая, на хрен, кенгуру? Офицерский переулок, дом сорок два, квартира 16. Суицид. Сообщили соседи по коммуналке! Не морочь мне голову! Ждановский* скоро разведут! Как я буду добираться в территориальный?
   БУЛГАКОВ. Ах, вы об этом! Соседи... Что ж вы сразу не сказали? Они всегда преувеличивают!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Где труп? Ты спрятал его?
   БУЛГАКОВ. Да, то есть, не совсем.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Перестань, морочить голову, идиот! Мне нужно вернуться на работу! Решается дело поважней твоего!
   БУЛГАКОВ. Ради Бога! Не кричите, соседи...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Чихал я на твоих соседей!
   Слышны голоса: "Этот шлимазл когда-нибудь успокоится? Мы отправим его на Пряжку!"*.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Всем заткнуться! Муниципальная милиция!..
   БУЛГАКОВ. Ради Бога! Они ведь вызовут "психиатричку". Вам хорошо, а я?..
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Всё! Ты мне надоел! Пишем объяснительную?
   БУЛГАКОВ. Да-да. Конечно!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (точит карандаш). Черт! Родина! Такое дерьмо могут делать только у нас. У тебя карандаша нет?
   БУЛГАКОВ. Возьмите ручку. Вон там на столе.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ручку? Нет, зачем же... Вдруг нужно будет сделать изменения. (Дает Булгакову карандаш.)
   БУЛГАКОВ. Что писать?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как всё было - так и пиши. Только скорее... Я, фамилия, имя, отчество...
   БУЛГАКОВ. Я, Булгаков Михаил Афанасьевич...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Год рождения...
   БУЛГАКОВ. Одна тысяча восемьсот девяносто первый.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что?!
   БУЛГАКОВ. "27 ноября, сего года повесился на водопроводной трубе"... Слово "неудачно" писать?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. ...Опять нарвался на психа.
   БУЛГАКОВ. Какой ужас. Когда?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сейчас!!! Слушай, ты! У меня в "обезьяннике" клиент дозревает. В десять придет прокурор. Я должен успеть расколоть...
   БУЛГАКОВ. Кенгуру говорит, что "Обезьяны" - это мягкий, добрый знак. Охотно идут на контакт со стрельцами и людьми.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Через десять минут разведут Ждановский мост, и я не доберусь в отделение. А административное задержание не может длиться более трех часов... Осталось полчаса. Я не успею!
   БУЛГАКОВ (хватает со стола свинью-копилку, разбивает об пол). Десять, двадцать, двадцать пять... А чёрт! - Пуговица!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что ты делаешь?
   БУЛГАКОВ. Если взять такси, то можно успеть...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ночью такси ждать - час. Потом - в объезд. А через полчаса Свиненков должен его отпустить! Такой клиент - просто золото! Сегодня иду по Пискаревскому. Смотрю - стоит. Без документов.
   БУЛГАКОВ. А на Пискаревском, что... Нельзя без документов стоять?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты как вчера родился. У нас не люди ходят с документами, а документы с людьми шастают. А у него еще нос...
   БУЛГАКОВ. Без ноздрей?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да нет! Нос как нос, в принципе. Только с горбинкой. Мало того, что без документов, так еще и глухонемой. "Из-под Грозного, небось, вчера?" - спрашиваю. - "Чечен?" А он давай штаны снимать посреди проспекта. - Еврей, мол! Я ему: "Ты свое хозяйство спрячь! У мусульман обрезание тоже в ходу!" Хоп за рога - и в стойло. Знаешь, как могло быть? Сказка! - Его на следственный эксперимент. - Вы убили? - "Уг-м-му". Подпишите: "Уг-м-му". А тут! Звонок. Суицид... Офицерский, 42... Я срываюсь с места. А тут... Хорошо, если Свиненков про него забыл до утра, а если нет?.. Тогда всё пропало! Я слечу с погон.
   БУЛГАКОВ. Ну, позвоните им! Пусть попросят его задержаться.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (набирает номер). Батарея садится... Алё! Свиненков, ты, что ли? А чего голос такой?.. Поддал уже? Ладно, не саксофонь! Леший, которого я на Пискаревском прихватил, еще там? Отлично! Ты попроси его... Тьфу, черт! Не выпускай его никуда! Чего?! Помощник... Чей?! Депутата? По чем, по чем?! По "промоушену"?! Обожди! (К Булгакову). Промоушен - чё такое, не знаешь?
   БУЛГАКОВ (становится на стул). "Голосуй за Кенгуру! www.блин.ru!" "Медведи и сайгаки - We want to be lucky". На Фонтанке каждый день за кандидатов в Госдуму агитируют. Что-то вроде "Агитпросвета" двадцатых годов.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ага. Свиненков! Как же он агитирует, в смысле, "промоушеном" занимается, если он глухонемой. Чего?! Не слышу, кто там у тебя гимн орет? А... понятно. Как мента увидят - так они все глухонемые, а как гимн спеть в "обезьяннике"... Ты это... Отпускай его, Свиненков! А то сейчас понаедет какое-нибудь "ЁПРСТ-TV". Не отбрешемся... (Отключает телефон.) Всё... Погорело дело.
   БУЛГАКОВ. Это всё из-за этих... семитов из соседней комнаты... Ну кто их просил!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Каких, к черту, семитов?!
   БУЛГАКОВ. Они уже кому только ни жаловались, что я ночами стучу на машинке. До мэра города дошли! - Хотели выселить.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. И что сказал мэр?
   БУЛГАКОВ. Не знаю. Он не заходил.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Не заходил? Мэр? Может, приболел... А, может, обиделся? С чего они взяли, что ты повесился?
   БУЛГАКОВ. Да они спят и видят! Их там пять человек в одной комнате. На расширении стоят. (Кричит.) Выдают желаемое за действительность! Да и вообще, когда кто-нибудь умирает, сразу становится легче - с человеком уходят и его проблемы. Разве не так?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это у людей они уходят, а нам, ментам, приходят! Кто-то умирает, а ты начинаешь искать, на кого бы повесить. А когда находишь - становится легче. Взять бы, да составить протокол за ложный вызов милиции - на тебя и на твоих полоумных соседей... Да, черт возьми, что я тут делаю с тобой?
   БУЛГАКОВ. Ждете бригаду.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Бригаду... Какой позор! Теперь весь отдел будет смеяться. Скажут, что ДерьмЕнко не то что с маньяком, но даже с суицидником не повезло.
   БУЛГАКОВ. Как-как?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. ДерьменкО - ударение на последний слог. Они называют меня "ДерьмЕнко".
   БУЛГАКОВ. Вы сердитесь на меня?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Эти слюнтяи - только-только после школы милиции... Прокурору - двадцать пять. Необстрелянная сволочь. Они считают меня неудачником.
   БУЛГАКОВ. Она меня - тоже... Я сказал, что должен получить гонорар за "Собачье сердце", а она мне: "Ты занимаешься вивисекцией?"
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Собачье сердце? За него много не дадут. Максимум -административное взыскание. Другое дело - человеческие внутренние органы. За это и вышку схлопотать можно. Она - это кто?
   БУЛГАКОВ. Елена Сергеевна? Мы собирались пожениться. Но когда я ей сказал, что живу вместе с Кенгуру, она почему-то как-то странно стала смотреть на меня, будто в чем-то подозревая.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ясное дело. Не каждый поймет такое скотоложство... Ничего не поделаешь! Пойду через "железку", в обход... Будь здоров! Не ссорься с соседями.
   (Протягивает руку Булгакову.) Что-то руки у тебя холодные. Простудился, что ли? Или с перепугу?
   БУЛГАКОВ. Да бросьте. (Снимает шарф.) Это просто в комнате холодно.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (замечает полосу). Ага. Ты сколько отвисел-то?
   БУЛГАКОВ. Минут двадцать - не больше. Я же говорил Кенгуру, что провод протерся, что нужно мастера вызвать... вот он и порвался в самый ответственный момент.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Подойди ко мне.
   БУЛГАКОВ. Зачем же?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Подойди, я говорю.
   БУЛГАКОВ. Зачем я вам, мон ами?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Быстро ко мне, я сказал!!!
   БУЛГАКОВ. Да-да, конечно, если нужно...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Помолчи! (Берет его за руку.) ...Пульса нет!
   БУЛГАКОВ. Откуда ему быть-то?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Идиот... Кретин. Ложись! (Толкает Булгакова на пол.)
   БУЛГАКОВ. Что вы собираетесь делать?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Искусственное дыхание, осел!
   БУЛГАКОВ. Оставьте! Я не люблю мужчин!
   Следователь, преодолевая сопротивление Булгакова, делает ему искусственное дыхание. Кладет голову на грудь. Долго слушает.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (после паузы). Бесполезно. Я не знаю, почему ты еще дергаешься, но... Поздравляю. Дыхания нет, пульса тоже. Ты мёртв! (Набирает номер.)
   БУЛГАКОВ. Не стоит звонить. Я объясню!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Алё! Свиненков? Я сейчас в Офицерском переулке завис. Да-да... Висельник. Где бригада? Утром... Да-да... Мосты... Ты зайди к Чеботареву в медпункт, спроси: если у человека пульса и дыхания нету, а говорить и по шкафам лазить может... Спроси, говорю, оторви зад от табуретки! Жду...
   БУЛГАКОВ. Не стоит отрывать человека от дел! Я всё объясню! Мне, право, не ловко, мон шер...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (хмыкнув). Не дрейфь! Я тоже был мертвым один раз. Только я, что странно, не трепался и по шкафам не лазил. Алё! Ну, что сказал? Ага, пишу: "Ал-ко-голь-ные гал-лю-ци-на-ции". "Галлюцинации" - два "л" или одно? Погоди... У кого галлюцинация? Да ну тебя! Я серьёзно, а ты... Ладно. Не говори никому. Я к утру буду. Ты понял? Никому не говори! Алё?.. Всё. Полетела батарея, и я... утром... полечу... Что за страна? Бомжи - депутаты. Покойники - зомби из ужастика! Год рождения свой толком не помнят. Сиди тут с тобой теперь всю ночь...
   БУЛГАКОВ. Еще часа три.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это почему?
   БУЛГАКОВ. Кенгуру, когда у него поднимается давление, сразу хватается за медицинскую энциклопедию... В принципе, оно хватается за всё сразу: за сердце, утюг, бутылку, медицинскую энциклопедию, тонометр, библию... Но в медицинской энциклопедии я как-то прочитал, что есть... Феномен Арбеля.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это чего?
   БУЛГАКОВ. Когда-нибудь слышал про туннель, который видят перед смертью?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. И чё?
   БУЛГАКОВ. Люди видят его потому, что вот здесь (касается затылка) у человека есть такие маленькие сосудики, которые питают мозг не от сердца, а автономно.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сами, значит...
   БУЛГАКОВ. Вроде того... Так вот мозг выдает все эти видения, вроде туннеля. А те, у кого этих сосудов не два а, скажем, пять, могут некоторое время после остановки сердца говорить, ходить, курить даже...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Пить, бутылки бить, баб насиловать... Баб насиловать... Слушай... Сколько, ты говоришь, это тягомотина может тянуться?
   БУЛГАКОВ. Не больше трех часов.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. По количеству сосудиков, что ли?
   БУЛГАКОВ. По количеству мозгов. Если мало - год снабжать могут.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты давай. Не саксофонь... Этот феномен часто встречается?
   БУЛГАКОВ. Он вообще не встречается. Арбель зафиксировал его только у себя. Один раз в истории человечества. Успел записать и умер... Теперь вот...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Слушай, раз такое дело, может, поможешь мне?
   БУЛГАКОВ. С радостью! У вас из-за меня столько хлопот!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Во-во! Понимаешь, мы тут ловим маньяка. А он никак не ловится. Может, читал "Петербургские новости"? Статья называлась: "Черный Пес Петербурга".
   БУЛГАКОВ. Я не читаю газет. От них у меня мигрень.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Но сам-то ты чего-то пишешь? Хочешь прославиться?
   БУЛГАКОВ. Это не главное...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Твоя Елена Сергеевна кипятком от восторга мочиться будет. Знаешь, бабы ведь любят решительных психопатов... Ты мог бы в оставшиеся три часа сыграть роль? Я прославлю тебя на всю страну: будешь Черным Псом Петербурга!
   БУЛГАКОВ. Это как.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Делай, как я говорю, и не перебивай... Садись! (Булгаков садится.) Представь... Ты идешь по Английской набережной... Запоминай!
   БУЛГАКОВ. Запоминаю...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Двадцать пятый дом, подворотня...
   БУЛГАКОВ. "Ночь, улица, фонарь, аптека"? Было уже...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Какая аптека? Нету возле двадцать пятого дома на Английской набережной никакой аптеки и фонари разбиты. Подворотня там!
БУЛГАКОВ. Понял.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Так всем и говори... Зашел в подворотню перекурить.
   БУЛГАКОВ. Кому - всем?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Кто спросит, идиот! Другой следователь или судья... Хотя тебя уже и спросить-то не успеют...
   БУЛГАКОВ. То-то и оно.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Не отвлекайся!
   БУЛГАКОВ. Так. (Напряженно сжимает пальцами виски.)
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. И вот ты видишь, как пока еще вдалеке появляется она.
   БУЛГАКОВ. Она...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты страшный, как черт! Сколько не брился?
   БУЛГАКОВ. Четыре дня.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Пьешь давно?
   БУЛГАКОВ. Мы с Кенгуру... Когда деньги есть... иногда.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Значит, "хроник". Ну, и чтоб ее не спугнуть - прячешься за мусорным баком... Ты понял?
   БУЛГАКОВ. Да-да. Она сказала, что больше не хочет меня видеть... Я бы спрятался, наверное, чтобы не испугать!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Она приближается... На улице никого: только вы вдвоем.
   БУЛГАКОВ. Господи, как хорошо...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ловишь кайф? Отлично. Это и нужно. Она почти поравнялась с тобой. Видишь ее?
   БУЛГАКОВ (с закрытыми глазами). Да, очень четко! Она красивая.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Во-от! А поскольку ты - люмпен, и бабы у тебя не было лет пять, походишь к ней... (Вглядывается в лицо Булгакова.) Сделай зверское лицо! Крикни: "Ы-и-р-р-р".
   БУЛГАКОВ. Я похожу к ней и говорю: знаешь, ты во всем права, но, может быть, попробуем еще раз. Я так тебя...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что за хрень! Ты хватаешь ее за волосы, тащишь в подворотню и там имеешь по полной программе.
   БУЛГАКОВ. Как?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как тебе больше нравится. Но тут ты понимаешь, что твой фоторобот завтра будет висеть в каждом райотделе... или хотя бы в нашем территориальном... А если найдем, - будут неприятности. Сделаем тебе "слоника" - и поедешь далеко не в Индию. Просекаешь? И вот тогда ты достаешь маленький такой ножик (показывает пальцами расстояние - сантиметров двадцать), который ты носишь, конечно же, исключительно для самообороны...
   БУЛГАКОВ. У меня нету...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (достает нож). Держи! (Булгаков автоматически берет нож.) И начинаешь делать то, что мы называем "мясушко".
   БУЛГАКОВ. Это... как?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Балда! (Выхватывает нож из рук Булгакова). Вот так! (Наносит удары по невидимому человеку, под конец впадает в бешенство). Идиот, ты понял?! Вот так, черт тебя подери, вот так!
   БУЛГАКОВ. И... что потом?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Потом? Ты должен сохранить это ... Как в компьютере. Ты должен взять у нее что-нибудь на память, чтобы нам потом было легче... тебя... посадить. Цепочку, кольцо, бретельку от лифчика... Тебе что больше нравится?
   БУЛГАКОВ. Ее улыбка...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Проблематично. Вряд ли она улыбалась в этот момент...
   БУЛГАКОВ. Этот момент... Вы не могли бы проверить провод?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что?
   БУЛГАКОВ. Телефонный провод... Прямо за вами. Может, он порвался... Она не звонит.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А обещала?
   БУЛГАКОВ. Обещала... не звонить.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (берет в руки телефонный провод). Сдается мне, что телефон еще долго не позвонит. По крайней мере, на твоем веку - точно нет...
   БУЛГАКОВ. И что мы играем дальше?..
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как - что? Ты приходишь домой. (Поднимает табуретку.) И вдруг понимаешь, что совершил самое страшное, что могло случиться в твоей жизни, что друзья, если они у тебя, конечно, были, не просто отвернутся от тебя, но изо всех сил будут скрывать, что когда-то были знакомы с тобой, что твоя мама будет говорить: "Кто бы мог подумать, он рос таким хорошим мальчиком. Когда ему было три года, он так любил вешать на ветках деревьев... сиамских котят".
   БУЛГАКОВ. Ложь!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Неважно! После смерти уже ничего неважно. И вот тогда ты замечаешь водопроводную трубу под карнизом, на которую любой нормальный чел вешает сушиться носки. (Берет табуретку, ставит ее под водопроводной трубой.) Но тебе приходит в голову мысль повесить на эту трубу себя! Ай да Дерьменко! Ай да следователь. И вот ты становишься на табуретку (залезает на табуретку), завязываешь петлю из телефонного шнура и... (Задумывается, у него падает настроение.) Вот легенда... Хоть сам в петлю лезь...
   БУЛГАКОВ. А что дальше?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Дальше - ничего. В последнюю секунду ты наверняка увидишь ее улыбку, как и хотел. Занавес.
   БУЛГАКОВ. Как тогда на площади Декабристов, возле Адмиралтейства. Ливень, штормовое предупреждение. И ее лицо... В мелких капельках дождя.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Пошловато, конечно. И не к чему: на хлеб не намажешь, к делу не пришьешь.
   БУЛГАКОВ. Вот тогда она мне и сказала: "Я буду верна тебе, как жены декабристов - всегда, вечно!".
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мне тоже через месяц подполковника обещали. Дырку теперь дадут от бублика, если нашему спектаклю не поверят.
   БУЛГАКОВ. Нет, ну что вы, мон шер, главное - надежда.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. У меня жена - Надежда. Иди, говорит, в ЧОП, пока тебя, дурака, туда берут. * Потенциалу в тебе, говорит, мало. Я не пошел - выгнала... Живу в территориальном. Надеюсь на вторую звезду... Ладно, короче, нашел я тебя... И что я делаю?
   БУЛГАКОВ. Я попрошу у нее прощения. Думаете, простит?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вряд ли. Моя не простила - зверь. Что я делаю, говорю?
   БУЛГАКОВ. Что?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Пишу протокол, мой дорогой кулечек дерьма! Вот что я делаю! С чего начнем? Ага! (Садится, пишет.) "Телефонный провод... желтого цвета... вырван с корнем..." "Вырван" - одно "н" или два?
   БУЛГАКОВ. Пишите два... Про запас...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Толщина шнура соответствует ширине странгуляционной борозды... "Странгу" или "стронгу"?
   БУЛГАКОВ. Надо бы провод на место... Вдруг она будет звонить...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. "Осмотр производится в ночное время, при искусственном освещении".
   БУЛГАКОВ. Запятая перед "при"... Знаете, у меня вчера был день рождения... СЛЕДОВАТЕЛЬ. Поздравляю...
   БУЛГАКОВ. И мне приснился сон.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. "Тело расположено ногами к северо-восточной части дома".
   БУЛГАКОВ. К северо-западной... (Меняет позу.) Будто я стою у окна, а прямо передо мной красивое заснеженное дерево, на котором растут ягоды. Клубника, вишня... Цветы - туберозы. И вот я протягиваю руку и срываю холодную замерзшую клубнику.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. "Причина" или "пречина"?
   БУЛГАКОВ. Я пробую ее на вкус...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Клубника - это значит на клубничку потянуло: не трахался давно.
   Что писать в графе "причина смерти"?
   БУЛГАКОВ. Механическая асфиксия... Какой удар для литературоведов. Придется переписывать все учебники.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Проверяем... Фамилия, имя, отчество...
   БУЛГАКОВ. Булгаков Михаил Афанасьевич. Для некоторых просто Мишуня.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Год рождения забыли указать...
   БУЛГАКОВ. Одна тысяча восемьсот девяносто первый...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (бросает карандаш). Блин!.. Показаниям невменяемого не поверят. Я так больше не могу. Я застрелюсь к чертовой матери!
   БУЛГАКОВ. Ну, что вы! Вы понимаете, мне так хочется дописать еще одну книгу, но я боюсь, что уже не успею... Мне нужны хотя бы три дня. А их у меня нет... Так что жить нужно, обязательно нужно...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сам вешался час назад! Жить ему нужно... Люмпен.
   БУЛГАКОВ. Я не люмпен...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А кто ты? Принц Чарльз, которому изменила принцесса Диана?
   БУЛГАКОВ. А вы не слышали про меня? Я писатель Булгаков. Ну, "Мастер и Маргарита", "Белая гвардия"... В школе учился?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Учился... До восьмого класса... Потом - ПТУ, армия...
   БУЛГАКОВ. Не прочитать таких книг!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Знаешь, что такое армия?
   БУЛГАКОВ. Нет... Меня не взяли.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А чего у тебя?
   БУЛГАКОВ. "5-Б"
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это что?
   БУЛГАКОВ. Мне не сказали.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Значит, псих...
   БУЛГАКОВ. Жаль... Может быть, если бы я отслужил...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Хочешь узнать, что такое армия?
   БУЛГАКОВ. Конечно!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сейчас узнаешь... (Кричит.) Встать! Смирн-н-а-а!
   Булгаков встает.
   Пуговицу застегни, сраный дух! Пузо подбери! Разожрался у мамочки на гражданке. Ползи!
   БУЛГАКОВ. Как?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. По-пластунски! На брюхе.
   БУЛГАКОВ. Куда?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ко мне - товарищу майору!
   БУЛГАКОВ (ползет). Ходить всё-таки быстрее.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Тебе, вошь с Фонтанки, башка дана, чтобы ты ел, а не умные мысли высказывал. Сапоги...
   БУЛГАКОВ. Что - сапоги?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сапоги чистить товарищу майору, рядовой дух.
   БУЛГАКОВ. Чем?!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Языком, мать твою!
   БУЛГАКОВ. Извините, я не могу. Я брезгливый.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (хватает его за шиворот). Брезгливый? Вот из-за таких брезгливых, как ты, сволочь, я себе жизнь испоганил. Никто не хочет в дерьме искать правду. Никому не нужны "висяки". Кому разобраться? Дерьменко!.. Отжиматься!
   БУЛГАКОВ. От... чего?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. От пола! Сто раз... И попробуй, рядовой дух, не отжаться, товарищ майор заставит тебя языком мыть унитаз. Ну!
   Булгаков пытается отжаться.
   Раз! Два! Уже лучше! Тр-и-и. Молодец, рядовой дух. Осталось девяносто семь раз. Это не так много, как кажется.
   Булгаков падает, ударившись лицом об пол.
   Так не пойдет. Встать! (Замечает, что он не шевелится.) Булгаков, эй! Парень, ты что?! Тебе же еще "явку" писать. Ты что?! Не бросай меня. Ты слышишь? (Изо всех сил тормошит его). Юноша, ты это брось, не вздумай дуба дать! (Пытается сделать массаж сердца.) Дыши, сволочь. Ах, черт! Я забыл...
   Булгаков приходит в себя.
   БУЛГАКОВ. Что это было?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Тебе поплохело. Сейчас всё пройдет. (Вставляет Булгакову в рот сигарету.) В себя, мой хороший, в себя. Лучше?
   БУЛГАКОВ. Немного.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (хватает карандаш). Пиши... Всё как было, как не было - пиши. Год рождения лучше не указывай - мог и забыть сгоряча.
   БУЛГАКОВ. Да-да.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я, Булгаков Михаил Афанасьевич, 27 ноября, находясь в состоянии алкогольного опьянения, не отдавая отчета в своих действиях, на улице Английская набережная, в подворотне дома номер 25, совершил зверское убийство неизвестной мне гражданки...
   БУЛГАКОВ. ... Гражданки.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ниже указываю приметы потерпевшей...
   БУЛГАКОВ. Потерпевшей...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Волосы темно-русые, на вид тридцать лет, глаза зеленые... В качестве доказательства совершенного мною преступления прилагаю к заявлению медальон с изображением... (Достает медальон.) Что это за урод с кувшином, не знаешь.
   БУЛГАКОВ. Откуда это у тебя?..
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что это?!
   БУЛГАКОВ. Это... Это Водолей.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Для чего?
   БУЛГАКОВ. На счастье. Его носят те, кто родился под созвездием Водолея. Откуда он у тебя?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Пиши дальше: "Считаю, что ни одно в мире правосудие не может наказать меня больше, чем я могу наказать себя сам. Не в силах больше терпеть муки совести. Ухожу из жизни". Подпись.
   БУЛГАКОВ (кладет карандаш). Дай мне телефон.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. На черта он тебе? Подписывай, пока опять не отключился.
   БУЛГАКОВ. Дай телефон!!!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (бьет по лицу Булгакова). Подписывай!
   Булгаков подписывает.
   Надо же. Никогда не замечал за собой литературных талантов. А тут: "Считаю, что ни одно в мире правосудие не может наказать меня больше, чем я могу наказать себя сам". Прямо хоть в прокуроры подавайся.
   Кто-то открывает ключом дверь.
   БУЛГАКОВ. Дай мне шнур!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Зачем?
   БУЛГАКОВ. Это оно. Дай, кому говорю! Это мой шнур!!! Я на нем висел! Я не хочу его видеть!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (борется с Булгаковым). Отдай!
   Шаги Кенгуру.
   БУЛГАКОВ. Прячься!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Не хочу.
   БУЛГАКОВ. Прячься, кому говорю!
   Следователь лезет под кровать. Входит Кенгуру.
   КЕНГУРУ. Мишуня... Михаил Афанасьевич!
   БУЛГАКОВ. ...Я здесь!
   КЕНГУРУ (ставит пакет с продуктами на стол). Что делаешь?
   БУЛГАКОВ. Вот уже час, как не вишу на телефонном проводе под потолком, мон шер.
   КЕНГУРУ. Это правильно. Сегодня у меня в школе такое было, такое... Этот лоботряс Семенов опять ударил беременную девочку из седьмого "А" головой в живот...
   БУЛГАКОВ (под кровать). Это и есть Кенгуру. Мы вместе проживаем в этом доме. Уникальное существо. Кинуло мне под ноги, один Бог знает, сколько лет совместной жизни. Хотело от меня того же. Не получилось.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (из-под кровати). У вас что здесь, мышь сдохла?
   БУЛГАКОВ. О, черт! Это мои носки.
   КЕНГУРУ. Мы всей учительской так боялись выкидыша. Я взяло эту тварь за шкирку, и выкинуло в кусты. Ты не смотрел, кто победил на выборах?
   БУЛГАКОВ. Нет, дорогая! У меня в это время были проблемы со зрением. Глаза были сфокусированы на языке.
   КЕНГУРУ. Я же тебе говорило, чтобы ты так много не курил!
   БУЛГАКОВ. Я не в затяжку.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (тихо, из-под кровати). Он в петельку...
   КЕНГУРУ. Я ведь с утра тебе говорило, что сегодня возмущенная геомагнитная обстановка в течение целого дня! Ты не смотрел свой гороскоп - что у тебя?
   БУЛГАКОВ. Самоубийство через повешение на телефонном шнуре!.. (Следователю.) Так верит в гороскопы, что покупает каждую пятницу журнал "Goroskop-porno". Вот умора!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что смешного?
   БУЛГАКОВ. То, что этот журнал вместо гороскопов печатает исключительно порнографические картинки.
   КЕНГУРУ. Я купила тебе твое любимое пиво. (Уходит на кухню.)
   БУЛГАКОВ. Боюсь, что у меня проблемы с горлом! В последние два часа трудновато глотать!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Послушай, я не большой специалист в этом деле... Я хочу сказать, что я не психолог... У меня нет образования... Но, знаешь, я вырос в детском доме... Обо мне никто не заботился... А ты... Ведь оно заботится о тебе... Посмотри, вон пиво какое-то достала... В баночке даже... Явно импортное... И вообще, "оно" - так... ничего себе - рыженькое.
   БУЛГАКОВ. Что?! На! Смотри!.. Дорогая, я сегодня покончил жизнь самоубийством. Мое тело сейчас лежит ногами к северо-восточной стороне дома.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (читает протокол осмотра). К северо-западной!
   КЕНГУРУ (из кухни). Мне начислили на сорок три рубля больше. Я купила тебе твоих любимых голубцов.
   БУЛГАКОВ. Я всю жизнь ненавидел голубцы!!!
   КЕНГУРУ. Скоро включат газ. Я отварю. А что это за обгоревшие бумажки на полу?
   Я уберу!..
   БУЛГАКОВ. Стоять!.. Это - ее письма. Видишь, я сжег их.
   КЕНГУРУ (поднимает, читает). "Мой хороший и единственно любимый"... Значит, она писала тебе письма. Хорошо... Ты перечитываешь письма этой суки... (Замечает Следователя, который не в меру высунулся из-под кровати.) Это еще для чего?!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Здравствуйте. Я из...
   КЕНГУРУ. По роже ясно. Ну вот! Милиция. Всё из-за какой-то лопоухой шлюхи.
   БУЛГАКОВ. Чебурашка тоже был лопоухим! Но его любила вся страна! А ты - тупое животное, которое не любит никого и которого никто не любит.
   КЕНГУРУ (достает тонометр, уходит в дальний конец комнаты). Всё. Я больше не буду носить тебе пиво.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. О! Кажется, "оно" расстроилось.
   БУЛГАКОВ. Сто шестьдесят на сто.
   КЕНГУРУ (вынимает наушники фонендоскопа из ушей). Сто шестьдесят пять. Вся жизнь ему под ноги...
   БУЛГАКОВ. Я мог бы стать хорошим писателем!
   КЕНГУРУ. Вся моя жизнь - кенгуру под хвост!
   БУЛГАКОВ. Вторую часть "Мастера и Маргариты" я с тобой так и не дописал!
   КЕНГУРУ (открывает баночку с пивом, пьет). Я тащило, тяжелые сумки, у меня сердце... Пятый этаж без лифта... Я тащило... А он... У меня одной почки нет... (Собирается плакать.) На рентгене... У меня сто шестьдесят пять на сто...
   А он...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну что вы. Чего плакать-то? (Булгакову.) Чем ты ей не угодил?
   БУЛГАКОВ. Поздно умер.
   КЕНГУРУ (Булгакову.) Я говорила тебе, что если ты не перестанешь стучать на машинке, эти евреи подадут на нас в суд. Не зря мне снилось сырое мясо. (Следователю.) Что вам здесь нужно?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вы не волнуйтесь, пожалуйста! Мы проводим плановую проверку лиц, состоящих на воинском учете... На предмет готовности к сборам.
   КЕНГУРУ. К сборам? Он-то какое отношение имеет к сборам? Издеваетесь?
   БУЛГАКОВ. Я - сочувствующий!
   КЕНГУРУ. Не забирайте его у меня. Он ведь никого не трогает.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Конечно... Разумеется... Я скоро уйду...
   КЕНГУРУ. Не забирайте, пожалуйста... (Сморкается.) Пойду готовить голубцы. (Выходит.)
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мосты... Сколько времени?
   БУЛГАКОВ. Два часа ночи.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Они не приедут до утра... Мосты развели. Они не приедут до самого утра. (Булгакову.) Она тебе кто?
   БУЛГАКОВ. Оно нашло меня на помойке десять лет назад. Шло выкидывать старые книги, а тут я в банановой кожуре роюсь. Прямо как младенец в капусте. С тех пор так и живем.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Чему она учит?
   БУЛГАКОВ. Русской литературе... (Показывает на книжный шкаф.) Делала из меня человека. Заставила всё перечитать.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (рассматривает книги). Со школы ничего не читал. И как?
   БУЛГАКОВ. Да так. Говно эта русская литература: Чехов - скучно, Пушкин - пошло, Гончаров - сонно. Гоголь - вообще некрофил.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (смотрит на часы). Уже не приедут. И в территориальный только в пять... А где эта, как ее, Маргарита?
   БУЛГАКОВ. Какая Маргарита?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну, про которую ты не дописал.
   БУЛГАКОВ. Ты что?! На самом деле, не читал? Ах, да, мон шер... Маргарита - это... Ну, в общем... Как тебе объяснить. Садись!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Зачем?
   БУЛГАКОВ. Да сядьте вы, черт вас возьми, мой друг!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (садится). Только без фокусов, а то я так в отделе сел однажды. На петарду... Свиненков подложил. Месяц со швами ходил.
   БУЛГАКОВ. Не бойся! Закрой глаза...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это еще зачем?
   БУЛГАКОВ. Ну, закрой, закрой!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я глаза закрою, а ты мне свой провод на шею.
   БУЛГАКОВ. Да не бойся ты. Я же всё подписал!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. С тебя, психа, станет. Ладно. (Достает пистолет, досылает патрон в ствол, кладет руку с пистолетом на колено.) ...Давай, трави помалу.
   БУЛГАКОВ. Представь, что ты возвращаешься в прошлое... Сначала, на один год назад. Ну? Помнишь?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ага.
   БУЛГАКОВ. Что делаешь?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (приоткрывает глаз). Именно в этот день?
   БУЛГАКОВ. Ага. В смысле, да, мой друг. В этот день, двадцать седьмого ноября, год назад, как будто это сегодня. Ну, что делаешь?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. "Слоника".
   БУЛГАКОВ. Какого слоника?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Стандартного. Это было убийство бабушки на дому. Забрали всю пенсию и коронки изо рта вырвали. Сейчас даже фамилию преступника вспомню. Как его... то ли Распольников, то ли Раскольников. Плохая память от водки стала. Всё права качал. Так мы ему противогаз на рожу - и шланг пережали. Свиненков ржал - не мог с этого студента насмеяться. Чел задыхается и орет: "Я вам что, тварь последняя? Волки позорные! Я право на адвоката имею. И ва-аще!".
   БУЛГАКОВ. ...Ладно. Попытаемся еще раз. Вспомни, что было шесть лет назад.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это я помню. Уж не знаю, какое там было ноября. Но нас как раз из-под Кабула эвакуировали. Твой тезка дал приказ о выводе войск из дружественного Афганистана. Оплатили мы интернациональный долг и летим, значит, в вертолете, "к майора матери". Тут нас, видать, добрые духи отблагодарить решили - из подствольника шарахнули. У меня до сих пор правое ухо - шестьдесят процентов "саксофона" слышит. Один из всех выжил.
   БУЛГАКОВ. Тебе сколько лет?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. "Сороковник" через пару дней стукнет.
   БУЛГАКОВ. Гони волну, в смысле, вспоминай юность. Не важно, какой день. Самое яркое впечатление...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мне пятнадцать было. Знаешь, первые пластинки "Битлз" у нас в городке только в шестьдесят девятом слушать начали...
   БУЛГАКОВ. Уже хорошо!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мы пошли на квартиру к моему другу, как сейчас помню, Коровин фамилия.
   БУЛГАКОВ. Вот! Давай дальше...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Там была девушка, Галя. Звучала битловская песня. Не помню, как по-английски, что-то про долгую и извилистую дорогу... Красивая такая.
   БУЛГАКОВ. Галя?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Песня. Галя была страшненькая, вроде твоего Кенгуру.
   БУЛГАКОВ. Замечательно. То что надо!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я уже был пьяный в жопу.
   БУЛГАКОВ. Дальше!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что - дальше? Затащил я ее в соседнюю комнату... Потом она чуть в суд не подала. Шваль. А меня всё утро тошнило. С тех пор на баб и водку смотреть не могу. Как на бабу гляну - Галины желтые вставные зубы вижу. Как на водку - унитаз перед глазами. А Коровина в тот же год посадили за тунеядство.
   БУЛГАКОВ. Черт! Это не то. А теперь вспомни свою самую первую любовь... Ну, вспомни! Понимаешь, Маргарита, это как... сказка, как то, что с нами было и то, чего с нами не было. Как мечты...
   Следователь молчит.
   Ну что же ты!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (после паузы). Ладно, командир, хватит в саксофон дуть. Зачем ты про это? Память - она ведь штука такая. О некоторых моментах вспоминать - всё равно что наждачной бумагой подтираться: и больно, и стыдно... Подумаешь! Три раза отжался - и первую любовь ему подавай. Сейчас, разбежался! Может, у меня кроме этого ничего не осталось...
   БУЛГАКОВ. Прости.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как ты хозяйке скажешь, что откинешься через пару часов?
   БУЛГАКОВ. Не знаю. Она ко мне очень привязана. Боюсь, расстроится.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Надо бы сказать, подготовить как-то. Всё-таки, столько лет вместе.
   БУЛГАКОВ. Вместе? Разве это хорошо - вместе.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Не скажи. У меня вот нет никого, кроме Свиненкова. Хоть день рождения у кого, хоть Новый год... Закрываемся в "обезьяннике" и чачу на двоих сосем. А тут - всё-таки родная душа.
   БУЛГАКОВ. Родственников дает нам судьба, какое счастье, что друзей мы выбираем сами. Дай позвонить.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Батарея села. ...Да не переживай ты так, у тебя еще всё впереди... (Осекается.) Прости, я забыл. (Не ловко мнется.) Ты не родственник того самого Булгакова, капитана из "Пулково"
   БУЛГАКОВ. И даже не однофамилец... Тревожно мне как-то. Где здесь автомат?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. ...Через дорогу.
   БУЛГАКОВ. Правда? Когда успели поставить?.. Надо же... Тревожно мне.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это бывает перед смертью. У меня так было перед ранением, под Кабулом.
   Входит Кенгуру.
   БУЛГАКОВ. Мне нужно выйти.
   КЕНГУРУ. Куда? На ночь глядя?!
   БУЛГАКОВ. Телефон из-за тебя не работает, дура старая! Позвонить мне надо! По-зво-нить!!!
   КЕНГУРУ (подходит к телефону, берет в руки аппарат без провода). Странно, утром работал. Я еще ему "скорую" вызывала.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Извините, я должен был сказать сразу... Как это... В общем... Вы не пугайтесь.
   Голоса: "Наконец-то и эту старую дуру прихватили! Пусть посидит в каталажке, подумает, как со сбродом связываться!"
   КЕНГУРУ (берет телефон, запускает ним в стену). Жидовьё! Убийцы! Я вас ненавижу!!!
   КОНЕЦ ПЕРВОГО АКТА
  
  
  
  
  
   АКТ ВТОРОЙ
   "Момент истины"
   Герои в исходной позиции первого акта.
   КЕНГУРУ (подходит к телефону, берет в руки аппарат без провода). Странно, утром работал. Я еще ему "скорую" вызывала.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Извините, я должен был сказать сразу... Как это... В общем... Вы не пугайтесь.
   Голоса: "Наконец-то и эту старую дуру прихватили! Пусть посидит в каталажке, подумает, как со сбродом связываться!"
   КЕНГУРУ (берет телефон, запускает ним в стену). Жидовьё! Убийцы! Я вас ненавижу!!!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Успокойтесь! (Хватает ее за плечи.) Да, успокойся ты, черт побери! И впрямь - дура!
   КЕНГУРУ. Одни вы умные, "феликсовцы" проклятые! Ментовско-еврейский сговор! (Постепенно успокаивается.)
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Кому "скорую"-то вызывала? Булгакову?
   КЕНГУРУ. А кому же еще? Мы вдвоем. Нам больше никто не нужен. Да и места нет. Он правда ничего не натворил?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да нет, в общем... Обыкновенная проверка военнообязанных. Сами понимаете: на Кавказе неспокойно, в Грозном черти что начинается. Гребут всех подряд.
   КЕНГУРУ. Я смотрю телевизор...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (оглядывается). У вас же нету.
   КЕНГУРУ. На Елагина, возле моей второй работы есть магазин видеотехники. Я иногда по полчаса стою у витрины, смотрю. Без звука правда. Но всё равно - жуть. Здесь не лучше. Грязь, мрак, болото. Ничего светлого, даже днем.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Кем работаете?
   КЕНГУРУ. Это допрос? Я ничего не буду говорить. Повесткой вызывайте!..
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что вы... Зачем? Холодно у вас тут.
   КЕНГУРУ. Да, Мишуня не топит.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. ...Топит?
   КЕНГУРУ. Там, в шкафу - печка-буржуйка. Он всё боится, что пожарная охрана или милиция арестует: один раз загорелось немножко. Соседи обещали выселить.
   Слышны голоса: "...И выселим. Азохенвей! Мы со Шлёмой чуть не сгорели. Слава Богу, Изя успел потушить. Понавела в дом шизофреников. Покоя от них нет".
   КЕНГУРУ. Скоты! Здесь слышимость страшная. Хоть есть стены, хоть их нет... Вы не штрафуйте, прошу вас.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да бросьте. Я же не участковый.
   КЕНГУРУ. А кто?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я из... В общем, профилактический отдел территориального округа.
   КЕНГУРУ. Сегодня он, видимо, ничего не написал.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что?
   КЕНГУРУ. Мишуня обычно к моему приходу печку растапливает своими рукописями. Я прихожу, а в доме тепло. Он на машинке печатает, а потом сжигает. Я однажды почитала, что он пишет. Занятно... Даже интересно. Продолжение "Мастера...". Хотела в журнал отнести. Там одноклассница работает вахтером. А он: "Настоящие рукописи не горят".
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Где-то я это уже слышал.
   КЕНГУРУ. Это "Мастер и Маргарита" Булгакова.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Знаю, Николаев поет по ящику.
   КЕНГУРУ. Да... И он тоже.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Так "скорую"-то зачем звали?
   КЕНГУРУ. У него приступ был. Сказали, что день пройдет спокойно. Прошел, слава Богу!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да, слава.
   КЕНГУРУ. Вот только вас нелегкая занесла.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мосты развели... Вы не волнуйтесь, я уйду утром... Хотелось бы, конечно, пораньше... Но села эта чертова батарейка... До территориального я уже не дозвонюсь...
   КЕНГУРУ. Ничего. Скоро ледниковый период. Можно будет не бояться поздно задерживаться на работе.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вы о маньяке?
   КЕНГУРУ. Я о мостах. Всё время боишься не успеть с Елагина острова добраться сюда. Ночевать пару раз приходилось в цирке.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вы актриса?
   КЕНГУРУ. Чищу клетки. Раньше только в школе работала. Я учитель. А потом, когда появился Булгаков, пришлось искать подработку.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Появился?
   КЕНГУРУ. Он копался в помойках. Ему было девятнадцать, когда я его подобрала. Первые три года он звал меня "мама", потом "тетка", теперь вообще "кенгуру". И впрямь - кенгуру. Таскаю его десять лет в сумке - со мной погулять, со мной - домой.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что было дальше?
   КЕНГУРУ. Дальше я потихоньку начала давать ему читать литературу. По большей части - русскую. Ведь я преподаю в школе. Потом, начала учить французскому языку. Читать он не любил, а вот французский учил охотно. Смешно, говорил. А до Булгакова дошел - помешался вовсе. Начал себя его именем называть. Хотя, что это я о нем в прошедшем времени говорю?.. Вы что здесь сидите? Проверили? - Ступайте!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мосты развели... А что у него за приступы?
   КЕНГУРУ. Нет у него никаких приступов... И не было! Идите отсюда!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мне бы до утра. На улице снег... Через "железку" карабкаться - "не фонтан". Поскользнуться можно. Хотя...
   КЕНГУРУ. Появилась тут одна стерва, он в нее влюбился до безумия, всё плёл ей, что за "Собачье сердце" гонорар должен получить. Что за молодежь пошла? Классику совершенно не читают. Все сроки вышли. Денег нет. Она его к черту и послала. Он расстроился, нажрался гвоздей, попал на "Пряжку". Там транквилизаторами добавили. Еле выходила. Теперь каждый день "концерт по заявкам телезрителей". Весело... А ведь говорила я ему, что Водолеи и Стрельцы - это всё равно, что Скорпионы и Козероги. - "Жить без нее не могу". Можешь, говорю. "Не хочу" - "А ты захоти". И правда, стоит только захотеть.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Водолеи?.. Что за "агрегат" у вас живет?
   КЕНГУРУ. Эгрегор. Меня целыми сутками дома нет. Прихожу, а он сам с собой разговаривает. Я и придумала ему "астрального друга". Он верит...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Водолеи... Водолеи... Как думаешь, куда он мог пойти?
   КЕНГУРУ. Лишь бы не к ней. А то опять проблемы будут - очередной хахаль морду набьет.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Может и вправду гонорар получит?
   КЕНГУРУ. За что? "Собачье сердце" - это роман Булгакова, великого русского писателя.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А он - кто?!
   КЕНГУРУ. Он? А кто его знает? Я его без документов нашла. Он меня "Кенгуру" называл, я его в отместку - "Скунс". Уж очень долго дух помойки из него не выветривался. Потом - нормально стало, а кличка осталась. А когда гвоздей нажрался - на "Пряжке" паспорт потребовали. - Нету! - Фамилия, имя, отчество? - Булгаков Михаил Афанасьевич. С наших начитанных врачей станется. Потом по этой справке из больницы ему милиция паспорт и выдавала. Всё в порядке - Булгаков Михаил Афанасьевич. Только врачиха пожилая недослышала: вместо "одна тысяча восемьсот девяносто первый" написала "одна тысяча девятьсот восемьдесят первый". Хорошо, что он молодо выглядит. Дай ей Бог здоровья, а то бы по сей день лежал в дурдоме. Хотя, тут без метафизики не обошлось.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Без чего, говоришь?
   КЕНГУРУ. Без чертовщины, по-вашему. Он всё пишет, пишет, как фамилию Булгакова взял. А получается складно. Даже жаль, что самого Булгакова уже полвека с лишним нет. Что бы он сказал?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Долго он что-то... (Достает из кармана паспорт.) Как ее, эту женщину, зовут?
   Руки Следователя дрожат, он листает документ, открывает первую страницу.
   КЕНГУРУ. Елена Сергеевна...
   Следователь облегченно вздыхает, собирается спрятать документ.
   Так он ее называет. Так звали жену Михаила Афанасьевича.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Какого Михаила Афанасьевича? А! Ну да...
   КЕНГУРУ. А вообще ее зовут Анжелика. Родители, наверное, были помешаны на Голлоновских романах. Время было такое...
   Следователь бледнеет, снова перелистывает паспорт.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Водолеи - это какой месяц?
   КЕНГУРУ. Февральские сукины дети. Если он к ней поехал - это всё. Я больше его на порог не пущу. Мне это дорого далось. Променять меня на кулечек с дерьмом.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Не поехал. В Ольгино и днем добираться полтора часа, а уж ночью даже за стольник ни один таксист не повезет.
   Вбегает Булгаков.
   БУЛГАКОВ (радостный, с пакетом в руках, кричит). Я дозвонился! До-зво-ни-лся-а-а!!! (Кидается к следователю, обнимает.) Кенгуру! Я дозвонился.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Она дома?!
   БУЛГАКОВ. Нет, но мать говорит, что собиралась ночевать у подруги... И еще! Она выгнала его!
   КЕНГУРУ. Кого? Олега или Игоря?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Обоих! Я еду к ней!
   КЕНГУРУ. Значит, не услышал мои молитвы великий Один.
   БУЛГАКОВ (разворачивает пакет). Кенгуру, да брось ты! (Достает из пакета бутылки с шампанским, кальмары). Вот! У нас сегодня праздник!
   КЕНГУРУ. Откуда это?
   БУЛГАКОВ. Представляете, мон ами, иду я по улице, а на проспекте, возле Ждановского, чуть не сбивает меня машина. Вылезает джентльмен с бритой головой и говорит: "Ты, ва-аще, типа, кто такой?". Я говорю: "Булгаков я! Михаил Афанасьевич". А он, немного "подшофе": "Братан, так я читал твою макулатуру. А по перилам моста пройдешь?" Я прошел, он растрогался, дал мне стольник, сказал: "Забыли, типа!" И уже когда садился: "Спасибо, твоя "Муму" - классный стеб". Я - в магазин. И вот!
   КЕНГУРУ. Россия!..
   БУЛГАКОВ. Кенгуру, у тебя же был день рождения.
   КЕНГУРУ. Месяц назад.
   БУЛГАКОВ. Но у нас тогда не было денег! Дерьменко, а у вас ведь скоро тоже...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. У меня только второго числа.
   БУЛГАКОВ. Пару дней осталось! Давайте выпьем! (Наливает Следователю.) За вашу вторую звезду, мой майор!
   КЕНГУРУ (Булгакову). Тебе нельзя.
   БУЛГАКОВ. Сегодня можно! Я допишу вторую часть...
   Кенгуру выходит с продуктами на кухню.
   Пусть не на бумаге - не успею. Пусть в голове. (Булгакова качнуло, Следователь подхватывает его.)
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что? Хреново?!
   БУЛГАКОВ. Да так. Это от радости.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Зачем тебе она? Успокойся. (Подводит Булгакова к окну.) Посмотри, сколько свободных! Вон та! Нравится? А та? - Шатенка под зеленым зонтом... Ой, нет... Это мужик. Во-о! Это класс! Хочешь, я задержу ее! Посмотри! Она в одних тапочках. Наверняка выскочила позвонить без документов!.. Сейчас как устроим ей допрос с пристрастием без презерватива.
   БУЛГАКОВ. А как же Елена Сергеевна? Я же люблю только ее.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мишуня, а Мишуня? Осталось мало времени! У тебя когда-нибудь были бабы?
   БУЛГАКОВ. А как же?! Я даже одну сюда приводил! Пока Кенгуру было на работе. Она разделась. А я - трах!!! Трах!!! И так целых три раза!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Молодец!
   БУЛГАКОВ. Кулаком по столу. Как папа! Самое яркое впечатление детства.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Так, спокойно! С вами как в Афганистане. Только страшнее и не стреляют. Кстати, а почему не стреляют? (Достает пистолет, стреляет в окно.) Девушка! Девушка!!! Я вам говорю! Майор Дерьменко, муниципальная милиция! Вы арестованы!!! На три часа, для дачи объяснений! Почему в тапочках посреди ноября?!! Убили кого?!! (Булгакову.) Ты давай, пацан, не загибайся! Я сейчас! Я сей-час! (Выбегает.)
   СЦЕНА 2
   На столе бутылки шампанского. Тихо танцуют Следователь и Кенгуру. Звучит медленная музыка. В стороне за столом на пишущей машинке стучит Булгаков.
   КЕНГУРУ. Как будто двадцать пять лет назад, на выпускном, после восьмого класса в школе...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты училась в школе?
   КЕНГУРУ. Ага...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я тоже...
   КЕНГУРУ. Знаешь, звучала такая музыка...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. "Когда уйдем со школьного двора".
   КЕНГУРУ. Да, а как ты догадался?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты была в черном платье, а на нем был белый-белый передник...
   КЕНГУРУ. Ага... Мама всю ночь кипятила... Потом ко мне подошел молодой человек с сигаретой и магнитофоном.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. С магнитофоном? Так это была ты?
   КЕНГУРУ. А это - ты?!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. У меня были хорошие динамики. Они перекрывали школьный проигрыватель.
   КЕНГУРУ. Я помню, пели на английском про долгую и извилистую дорогу...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мой любимый сингл.
   КЕНГУРУ. У тебя от волнения дрожали руки, когда ты обнял меня за талию.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я был с бодуна.
   КЕНГУРУ. А что было потом?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Только не делай вид, что ты не помнишь. Мы, кажется, пошли к Сережке-мотороллеру?
   КЕНГУРУ. Не-ет! Сережка уже был в армии, он же учился на два класса старше. Мы пошли к Коровину-битнику.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Коровин... Где он сейчас?
   КЕНГУРУ. Не знаю. Не всё ли равно, мон амур?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Один хрен, дорогая.
   КЕНГУРУ. Помнишь ту ночь? Ты играл на гитаре.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Песни "Самоцветов".
   КЕНГУРУ. Ага...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что было потом?
   КЕНГУРУ. Аборт.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. У нас должен был быть ребенок?
   КЕНГУРУ. Ага. Мальчик, я чувствовала. Я хотела назвать его Мишей.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. В честь Булгакова?
   КЕНГУРУ. Нет. В честь Горбачева.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Так Горбачева же тогда еще не было!
   КЕНГУРУ. Не всё ли равно, мон амур?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Один хрен.
   Танцуют.
   Булгаков?! А Булгаков?
БУЛГАКОВ. Мне осталась последняя страница! Я заканчиваю...
   КЕНГУРУ. Ну, оторвись на секундочку.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ты зачем девочке рассказывал про собачьи внутренности? Она под себя от ужаса сходила! Теперь напишет на меня жалобу в "чистку рядов" - и привет.
   КЕНГУРУ. Он ведь всего на десять лет моложе нас! Как быстро меняются поколения! Влюбиться в чужую замужнюю женщину, писать для нее продолжение чужого романа... Ничего своего за душой! Мы были не такими.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Определенно не такими... Лучше бы пошел в ванную и добыл основное доказательство...
   КЕНГУРУ. Доказательство чего?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да так...
   КЕНГУРУ. Ему бы к Семен Семенычу, директору, в сто тридцать пятую школу. Он бы из него сделал человека.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. К Борис Петровичу, в семьдесят четвертую...
   КЕНГУРУ. Я училась в сто тридцать пятой.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. А я в семьдесят четвертой. Не всё ли равно?
   КЕНГУРУ. Один хрен, мон амур.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как ты жила все эти годы?
   КЕНГУРУ. Знаешь, я старая дева. Так и не вышла замуж. Одно счастье - Булгаков. С ним весело. То "скорая", то милиция. А ты?
   Слышны голоса: "Что-то они долго танцуют? Может, у этого шлимазла документы спросить? Может, он и не мент вовсе? - Циля, не связывайся с властями! Сегодня он "не мент", а завтра - президент. Мы же в России, азохенвей!"
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. По разному. Был на войне, женился, но жена бросила. На фига, говорит, ты мне без зарплаты и всего остального. Эхо войны.
   КЕНГУРУ. Раны?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Импотенция на нервной почве. Ты что собираешься с Булгаковым дальше делать? Может, он со мной пойдет в территориальный? А что? У Свиненкова, например, вообще энурез - и ничего! Работает.
   КЕНГУРУ. Ну что ты? Я даже ручку в двери оставила только снаружи.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Зачем?
   КЕНГУРУ. Чтоб не сбежал. Он у меня один. Не проживу я без него - старая уже. Некому будет на старости лет стакан воды подать.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Это верно.
   КЕНГУРУ. Хотела спросить: ты как узнал, что эта блядь живет в Ольгино.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Да убили ее вчера в подворотне на Английской набережной, 25. Адрес, имя и приметы совпадают. (Достает паспорт.) Она?
   КЕНГУРУ. Похоже. У нее еще должен был быть московский выговор. Она, наверное, говорила так: "Не убива-айте миня, па-ажалуста".
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Не знаю, когда я приехал она как-то странно молчала. Но на петербурженку она не тянула. Не наш, не северный загар.
   КЕНГУРУ. Кто убил-то?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Булгаков.
   КЕНГУРУ. Не может быть.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вот "явка". (Достает из кармана бумагу.)
   КЕНГУРУ (отстраняется от Следователя, читает, становится на колени). ... Ты не забирай его у меня... У меня больше никого нет, правда. Никого... Пожалуйста. Я сейчас, если хочешь, скажу, что всю жизнь тебя ждала. С того самого вечера в сто тридцать пятой школе.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. В семьдесят четвертой...
   КЕНГУРУ. Не забирай. Он... он больше не будет, честное слово...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (после долгой паузы). Не заберу. С тобой ему будет страшнее, чем в тюрьме...
   Булгаков вскакивает с места.
   БУЛГАКОВ. Есть! Я дописал... Я дописал! Музыка! (Начинает звучать громкая, ритмичная музыка.) Кенгуру! Я поеду к ней! Я покажу! (Хватает страницы.) Она мне поверит, когда увидит!
   КЕНГУРУ. Ты никуда не пойдешь, мой дорогой.
   Булгаков кидается к двери. Ручки нет.
   БУЛГАКОВ. Прямо как на "Пряжке"... Ладно. Прости. Пусть так. Но я бы вернулся. Я просто хотел... Она бы поверила... простила... Ведь я теперь совсем один... С тобой...
   Распахивает дверцы шкафа...
   КЕНГУРУ. Я тебя обманула... Маленького стрельца у нас нет... и не было. Мы одни. Навсегда.
   БУЛГАКОВ. Как страшно...
   Звонок в дверь. Все замирают.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (Булгакову, очень тихо). Это бригада!
   БУЛГАКОВ. Они заберут меня?!! Я не хочу на "Пряжку"!!!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (достает пистолет). Нет. Я не дам. На! (Дает Кенгуру "явку".) Сожги это скорее!
   Кенгуру сжигает бумагу в печи.
   БУЛГАКОВ. Теперь тебе не дадут вторую звезду!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я всё равно опоздал. Только не сейчас... Не могу понять, когда, - в правом ухе звенит.
   Раздается еще три-четыре робких звонка. Шаги вниз по лестнице.
   БУЛГАКОВ. Никому не нужны вчерашние покойники.
   КЕНГУРУ. Булгаков, они ушли. Теперь всё будет хорошо. У нас. Без всяких Елен Сергеевн, без всех! Смотри, какое утро! Наступает новый день!
   БУЛГАКОВ. Интересно, а что там сегодня по гороскопу?
   КЕНГУРУ (Следователю.) Ты кто по знаку зодиака?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Следователь.
   КЕНГУРУ. Тебе предстоит повышение по службе, в результате которого ты обретешь невероятную степень свободы. (К Булгакову.) Тебе, мой маленький Стрелец, звезды прочат успех в любви. Ты, наконец-то, встретишь ту, которую искал всю жизнь, и будешь счастлив. Вот только где мы ее поселим?
   БУЛГАКОВ (находит паспорт "Елены Сергеевны"). Мама!
   КЕНГУРУ (неожиданно выходит на просцениум). Он снова назвал меня мамой. А то: "Кенгуру, кенгуру". Теперь он, может быть, будет несчастным, но зато моим. Я рада! (Поворачивается к Булгакову.) Что, дорогой?
   БУЛГАКОВ. Мама, а что звезды предсказывают Водолеям?
   КЕНГУРУ. Водолеям звезды прочат долгую жизнь, сынок.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ (хватается за голову). Бред. Она умерла!
   КЕНГУРУ. Ну, зачем ты. Он расстроится...
   БУЛГАКОВ. Не-ет! Ведь я же жив! Она не умерла. Мы с ней - одно. Посмотри - я живо-ой! Я могу ходить, курить, говорить... Я живой. Я всё понял. Главное, чтобы она не устала. Главное, чтобы она подождала, пока я получу гонорар.
   КЕНГУРУ. За "Собачье сердце".
   БУЛГАКОВ. Нет, черт возьми, я написал свой роман! Этого вам у меня не отнять никогда. Как не отнять ее.
   КЕНГУРУ. И как же называется твой роман?
   БУЛГАКОВ. "Да не устанет рука держащего". Когда у меня был приступ, я чувствовал, как она держит меня за руку. Главное, чтобы не устала рука держащего... Потому что тогда точно будет или "странгу" или "стронгу". (Следователю.) Ты перепутал... Мало ли на свете Водолеев? (В зал.) Елена Сергеевна, не бросала бы ты меня. Ты же видишь: у меня больше нет сил!
   КЕНГУРУ. Это была моя рука... сынок... Мне через час на работу. Я принесу сухари из кухни, будем пить чай!
   Выбегает.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Слушай, парень. Между нами. Она всё равно к ТЕБЕ НИКОГДА НЕ ВЕРНЕТСЯ!
   БУЛГАКОВ (удивленно). А зачем? Зачем ко мне возвращаться? Она теперь со мной навсегда! (Показывает рукопись.) Вот здесь! Именно такая, какой я хочу, чтобы она была. И я с ней - там. Такой, каким я хочу быть. Это же мечта... Сказка! Как же ты не можешь понять, мой милый дорогой Следователь... А сказки не кончаются никогда... Понимаешь, никогда! Целую вечность...(словно что-то вспомнив). Надо успеть! (Хватает рукопись, кидает в буржуйку.)
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что ты делаешь?
   БУЛГАКОВ. Они ведь не горят! А если я не буду в это верить, то зачем это всё? Что за сказка, если в нее не верить?!!
   Рукопись сгорает в огне.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сгорела.
   БУЛГАКОВ. Это не главное. Главное, что я понял, почему Мастер и Маргарита вечно любили друг друга.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну, говори, почему?!
   БУЛГАКОВ. Да потому что они вовремя... (Хватается за голову, падает, умирает.)
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что?! Что? (Перетаскивает Булгакова на постель, накрывает одеялом.)
   Вбегает Кенгуру.
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Перенервничал. Уснул.
   КЕНГУРУ (на цыпочках). Т-с-с! Наконец-то поспит!
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я, пожалуй, пойду, а то там прокурор заждался.
   КЕНГУРУ. Еще зайдешь?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Наверное, нет.
   КЕНГУРУ. А стакан воды на старости лет?
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Знаешь, пить как-то и не хочется.
   КЕНГУРУ. Ну иди, только дверью не скрипи, а то разбудишь...
   СЛЕДОВАТЕЛЬ. Я тихонько... (Идет к выходу, оглядывается на Кенгуру и "спящего" Булгакова, выходит на просцениум.) В конце концов, достойной кандидатуры не оказалось... А настоящего убийцу мы так и не нашли. Я не захотел опозориться, выложил все улики и написал "явку". Прокурор долго жал мне руку. Меня приговорили к смертной казни. Но было это уже в девяностые годы. В нашей гениальной стране наложили мораторий на смертную казнь, и мне заменили ее пожизненным заключением без права на помилование через двадцать лет. В тюрьме я читаю библию и журналы, в них есть гороскопы. Специальные, для ПЗК - пожизненно заключенных. Звёзды прочат мне скорое освобождение... Я не знаю... Вы как хотите... Как сами знаете... А я... Нет, серьёзно... Вы только не смейтесь... Да ладно вам... Я начал писать... Это... Ну, в общем, ерунда такая, когда все что-то говорят, говорят... А потом кто-то умирает, а кто-то остается в живых... Забыл, как называется. Говорили-то мне много, а вот получится ли у меня записать - не знаю. Этого, как его, таланту мало. Да так и не понял я. Почему кто-то умирает, а кто-то остается. Я, правда, еще ничего не написал. Тяжеловато как-то. Но название уже придумал. Знаете, какое? "Я верю в гороскопы"!.. Жалко, что здесь нет библиотеки. А то я бы узнал и про Мастера, и про Маргариту. Что у них там была за тягомотина? Ерунда! Главное - то, чего не будет ни в одной библиотеке мира. Его сказка... Почему-то мне кажется, что он получил то, что хотел... Почему-то я твердо уверен, что там он счастлив с ней... Мне кажется, что они там, где не спорят Водолеи и Стрельцы... Где не страдают от одиночества старые больные кенгуру... Где нет ни жертв, ни убийц... Мне кажется, что я понял, о чем он говорил. Мне кажется, что это называется
  
  
   БЕССМЕРТИЕ
   * Имеется ввиду международный террорист Садам Хусейн
   * "Ждановский скоро разведут..." - Следователь имеет ввиду Ждановский мост Санкт-Петербурга.
   * Психиатрическая больница Санкт-Петербурга, в которой лежат психопаты - санкт петербуржцы.
   * ЧОП - частное охранное предприятие, которые до сих не вытравили на территории братской РФ.