Карелин Андрей Владимирович. Где-То Рядом... Часть 2. Mortido
   MORTIDO
  
   На сцене мужчина с большой бородой и женщина. Это Фидель и Марта.
  
   ФИДЕЛЬ копошится в сумках. Где эти чертовы конфеты?
   МАРТА смотрит в окно. Пух тополиный летает. Совсем как снег.
   ФИДЕЛЬ наконец-то находит конфеты. "Аэрофлотские" раздаем только девочкам, а вот эти, без названия, - мальчишкам.
   МАРТА. Испокон веков так - все лучшее, все самое лучшее девочкам... Почему? Спасают, если что случится, первыми тоже девочек... От семи до семидесяти.
   ФИДЕЛЬ наконец, внимательно смотрит на Марту. На, съешь конфету и пошли!
   МАРТА. Я не могу идти. Меня тошнит.
   ФИДЕЛЬ. Выпей таблетку. В сумке "антипохмелин".
   МАРТА. Я тебе хотела сказать.
   ФИДЕЛЬ. Давай после поговорим, дети ждут.
   МАРТА. Им-то какая разница? Они подождут.
   ФИДЕЛЬ переодевается в костюм Деда Мороза. Да что с тобой сегодня?
   МАРТА. Меня тошнит.
   ФИДЕЛЬ. Потерпи, надо работать. Переодевайся.
   МАРТА мнет в руках белую меховую шапочку. Фидель, помнишь ту ночь?
   ФИДЕЛЬ. Всё я помню... Быстрей давай.
   МАРТА. Ты даже не спрашиваешь, какую...
   ФИДЕЛЬ совершенно без интереса. Какую?
   МАРТА. После концерта для слепых детей в Подъельниках...
   ФИДЕЛЬ. Ты устала... Гладит Марту по голове. Мы скоро отдохнем...
  
   Марта начинает плакать навзрыд.
  
   ФИДЕЛЬ. Ну, чего расквасилась? У тебя что-то болит?
   МАРТА. Колено ноет.
   ФИДЕЛЬ. Давай посмотрю. Осматривает колено Марты, отстегивает и пристегивает какие-то ремни.
   МАРТА. Что там?
   ФИДЕЛЬ. Мозоль ужасная. Надо смазать. После концерта смажу. А сейчас надо идти. Берет Марту подмышки, тянет вверх. Давай, обопрись на мое плечо. Будешь "Снегурочка - костяная нога".
   МАРТА. Жарко-то здесь как. Сейчас растаю к чертовой матери.
   ФИДЕЛЬ. Это потому что здесь окна. И крыша раскаленная. А в зале прохладно, окон нет. Обопрись на мое плечо!
  
   Они делают несколько шагов вперед и оказываются "на сцене".
  
   МАРТА улыбается, пытаясь не плакать от боли. Здравствуйте, девочки и мальчики!
   ФИДЕЛЬ. Мы рады приветствовать вас на нашем Новогоднем празднике!
   МАРТА с радостной интонацией. Сегодня поздравить вас пришли Дедушка Мороз...
   ФИДЕЛЬ тоже радостно. И прекрасная Снегурочка, моя внученька.
   МАРТА все так же. Сейчас мы покажем вам сказку про Новый год!
   ФИДЕЛЬ доходит до кульминации. Чего ты глотку рвешь, они все равно глу-хо-не-мы-е.
   МАРТА. Но по губам-то они понимают?
   ФИДЕЛЬ. Только не по заячьим. Шучу! Главное - сохранять веселое лицо. Говори что-нибудь, дура, улыбайся!
  
   Здесь и далее разговор Фиделя и Марты продолжается с той же интонацией, но они делают какие-то танцевальные па.
  
   МАРТА смотрит в зрительный зал. А чего это их сегодня так мало?
   ФИДЕЛЬ. Наверное, остальным не до Нового года!
   МАРТА. Слушай, а это не зверство?
   ФИДЕЛЬ. А что конкретно ты имеешь ввиду?
   МАРТА. Почему Дед Мороз и Новый год в июле?
   ФИДЕЛЬ. Тебе-то какое дело? Заплатили - играй.
   МАРТА. Меня сейчас вытошнит.
   ФИДЕЛЬ. Поздно! Я говорил тебе: съешь таблетку!
   МАРТА. Меня не от спиртного тошнит...
   ФИДЕЛЬ переключается на зал. Итак! Сегодня вас ждет множество сюрпризов. Мы будем много играть, много шуток, много жизни...
   МАРТА. Много джазу!
   ФИДЕЛЬ. И вот первая игра... Глубоко задумывается.
   МАРТА. Кто быстрее сосчитает до десяти...
   ФИДЕЛЬ. Ты сначала попробуй им объясни им, как в нее играть...
   МАРТА начинает загибать пальцы. Вот так вот. Кто умеет считать? Давайте сосчитаем до десяти! Чего бывает десять? Показывает пальцы.
   ФИДЕЛЬ. Нет, другая игра! Кто быстрее поднимет руку? Начинает поднимать руки, несколько "ребятишек в зале" реагируют на его "игру".
   МАРТА. И совсем не интересная игра. Для дебилов каких-то.
   ФИДЕЛЬ. И победила вот, девочка! Да-да! Вот эта девочка! В... раз-два-три... Четвертом ряду. Шипит Марте. Да приведи же ты ее!
   МАРТА. Только мне с моей клешней туда таскаться! Хромая, но улыбаясь, идет за девочкой.
  
   Они поднимаются на сцену.
   Вдруг обстоятельства несколько изменяются.
  
   МАРТА становится мамой девочки. Что же мы подарим тебе... как тебя зовут девочка?
   ФИДЕЛЬ становится папой девочки. Какая разница, как ее зовут? Давай назовем ее Надеждой.
   МАРТА. Какое оригинальное имечко для этих широт.
   ФИДЕЛЬ. А что? У меня бабушку звали Надеждой! Между прочим, ни в одном языке мире нет аналога такому имени. И очень даже не пошлое.
   МАРТА. Что же мы ей подарим, нашей Надежде?
   ФИДЕЛЬ картинно роется в мешке. Интересно, как она больше любит, когда ее называют, Надюша или Наденька?
  
   Девочка на языке ДПС пытается что-то объяснить взрослым.
  
   МАРТА. Да если б она знала, что ее так зовут, она бы тебе морду набила, как сумела.
   ФИДЕЛЬ. Прости, пожалуйста! Можно подумать, что твое имя гораздо лучше. Так что же мы ей подарим? Достает конфетку, готов протянуть ей...
   МАРТА. По-моему, ей уже жмут старые сапоги.
   ФИДЕЛЬ изумленно смотрит на Марту, ему на секунду кажется, что она сошла с ума, но он сразу же начинает подыгрывать ей. А по-моему, обувь должна плотно сидеть на ноге...
   МАРТА опускается на колени, хотя это причиняет ей невообразимые страдания. А мне кажется, что у нее уже пальцы скрючились в носке.
   ФИДЕЛЬ. Может, это потому, что мама не научила ее стричь ногти?
   МАРТА. Я бы дала тебе за такие шутки по морде, но боюсь, что ребенок испугается.
   ФИДЕЛЬ. Зачем ты портишь ей Новый год? Я просто хотел подарить ей шикарный набор конфет, у нас на работе по себестоимости сегодня реализовали!
   МАРТА. В чем она будет дохаживать сезон? В чем будет ходить в марте?
   ФИДЕЛЬ. В каком, к чертовой матери, марте?! Ты с катушек, что ли?! Тут для них Новый год в июле!.. А ты - "в ма-а-арте".
   МАРТА. А ты никогда не пробовал поговорить с дочерью и узнать, что она хочет сама?!
   ФИДЕЛЬ. А ты этого никогда не пробовала?!
   МАРТА. Вечно висишь на проводе со своим Семен Семенычем. Я один раз шла мимо, послушала, что это за Семен Семеныч! Может он у тебя специально женским голосом разговаривает? Может, губоньки гуталином красит? Может...
   ФИДЕЛЬ. Хватит, я больше не могу. Давай спросим у нее, что она хочет!!!
  
   Девочка начинает показывать, что она хочет, это совсем не то, что решают Марта и Фидель.
  
   МАРТА. Вот видишь, она хочет котенка...
   ФИДЕЛЬ. Как это ты, интересно, поняла?
   МАРТА. Любая мать всегда поймет своего родного ребенка.
   ФИДЕЛЬ. Котенка? Куда?! У тебя мозги есть? Я, что ли, его понесу кастрировать?
   МАРТА. Хорошо, давай кошечку!
   ФИДЕЛЬ. Кошечку? Да эта кошечка будет сидеть дома и семнадцатый бюстгальтер мерить, как ты! К котам ей будет хотеться, а не к телевизору!
   МАРТА. Это говоришь мне ТЫ?
   ФИДЕЛЬ. Это я тебе говорю. У тебя у самой, кроме дохлых рыбок, животные какие-то были?
   МАРТА. У меня была собака!
   ФИДЕЛЬ. У меня была собака, я ее любил. Она выпила поллитра, - я ее убил.
   МАРТА делает танцевальные движения. Хорошо, что ты предлагаешь?
   ФИДЕЛЬ. Давай, перед тем, как ей что-то предлагать, узнаем, какой у нее диагноз? Смотрит на девочку. Диагноз? Ди-а-г-ноз!!! Складывает руки на груди, изображает из себя недавно умершего больного.
  
   Девочка показывает руками сначала ноль, потом четверку. Фидель судорожно протягивает ей конфету, стучит посохом. Если выключить звук, то возникает полная иллюзия, что это добрые Дедушка Мороз и Снегурочка играют в добрую сказку со своей гостьей.
  
   ФИДЕЛЬ. Что-то я ничего не понимаю, что это она мне показывает?
   МАРТА. Она тебе показывает ноль и четверку.
   ФИДЕЛЬ. А что это означает?
   МАРТА. Если в жизни ни черта не разбираешься, то хоть в смерти бы научился разбираться...
   ФИДЕЛЬ. Я тебя спрашиваю, калека одноногая, "ноль четыре" - это что?
  
   Девочка гладит невидимого котенка, после этого начинает свирепо мяукать. Конечно, ничего не слышно, но рот у нее то открывается, то закрывается, все это очень похоже на сбрендившего котенка.
  
   МАРТА. Ноль четыре, это когда Новый год в июле и тополиный пух вместо снега.
   ФИДЕЛЬ растерялся, совсем не по "дедморозовски" чешет в затылке. Знаешь, а у меня в детстве не было велосипеда... Только трехколесный. И тот не разрешали доставать из подвала - я на нем всегда падал и что-нибудь себе ломал...
   МАРТА смотрит на него с сожалением. Ну, хоть другие игрушки у тебя были?
   ФИДЕЛЬ. Был кораблик, но я на нем чуть не утонул...
   МАРТА. Что ж это за кораблик такой был?!
   ФИДЕЛЬ. Обычный маленький кораблик. Пластмассовый. Дно красное, а парус белый. В красном дне дырка. В нее вставляется белый парус. Помещается в воду и плывет.
   МАРТА. И как же ты на нем чуть не утонул?
   ФИДЕЛЬ. У меня вместо океана была ванна, и кораблик там плавал. А однажды я, когда мамы не было, забыл про него и пошел спать. Проснулся от того, что кто-то сильно стучал в дверь. Это уже соседи были. И кругом такое море разливанное, что даже старое радио в кораблик превратилось...
   МАРТА. И что дальше?
   ФИДЕЛЬ. Дальше мама пришла. У нее была хорошая медная цепь, которую она носила, ну, как украшение. И когда она врезала мне этой цепью по лицу, то я впервые в жизни понял, что имеют в виду, когда пишут в книгах "потемнело в глазах".
  
   Девочка начала на сцене играть и кривляться, словно последняя Ксюша Ситник. Ей уже совершенно не до дедушки и его одноногой внучки.
  
   МАРТА. Так что же мы ей подарим: "велик" или кораблик?
  
   Девочка, будто услышав слово "подарок", начинает снова гладить что-то невидимое в двадцати сантиметрах от пола.
  
   ФИДЕЛЬ. Мы ей подарим судно! Кидается куда-то за кулисы, через секунду возвращается с ночным горшком в руках. Здорово и практично! Готов спорить, что ни у кого здесь нет своего судна.
   МАРТА. А парус?
   ФИДЕЛЬ оглядывается, замечает маленький детский флажок, засовывает в судно. Вот и парус! А знаешь, как мы ее назовем? Ассоль!
   МАРТА. Почему Ассоль?
   ФИДЕЛЬ. Красиво! Флажок-то ведь почти алый, из "Макдональдса", наверное... Вот она и будет прекрасной Ассоль, которой здесь никакая мама не помешает ждать своего возлюбленного.
   МАРТА. А ты что, тогда в ванной ждал своего возлюбленного, когда пускал кораблик?
   ФИДЕЛЬ. Дура ты, взяла и все испортила... Иди, моя Ассоль, играй, сколько хочешь, и пусть никто тебе не помешает.
   МАРТА. Да, а судя потому, что флажок из "Макдональдса", то твой принц будет с красным носом-картошкой и с желтыми волосами - "А вот и я, а вот и я!"
  
   Девочка идет, держа в руках судно с красным флажком, на ее лице видны слезы, наверное, она продолжает думать о своем котенке и тихонько мяукает.
  
   Дедушка Мороз и Снегурочка машут ей рукой, в зале аплодисменты, девочка начинает улыбаться.
  
   МАРТА. Знаешь, а сегодня даже погода, как в тот день...
   ФИДЕЛЬ. Нет, тогда уже листья падали, а сейчас только пух...
   МАРТА. Но все равно, окон нет - и хорошо. Такой же зал...
   ФИДЕЛЬ. Зал совершенно не такой. Ты сравнила - ЦКЗ и актовый зал детдома!
   МАРТА. Но тоже сцена, зрители... Знаешь, мне от этого хорошо. Мне очень хорошо. Откуда-то отсюда показывает на низ живота поднимается такое тепло. Как...
   ФИДЕЛЬ. Как от стакана водки.
   МАРТА. Дурак, гораздо лучше. Небывалый подъем.
   ФИДЕЛЬ. Тошнить перестало?
   МАРТА. Даже не думаю об этом.
   ФИДЕЛЬ. Продолжим?
   МАРТА. Конечно, просили же охватить все возрастные группы.
   ФИДЕЛЬ. Видишь, вон в пятом ряду сидит негрилло?
   МАРТА. Вижу.
   ФИДЕЛЬ снова обращается к зрительской аудитории. А кто не хочет сыграть со мной в игру, которая называется "дельфинчик".
   МАРТА. Для этой игры нужно резко, как дельфинчик, подпрыгнуть вверх и крикнуть: "Кря-я!".
   ФИДЕЛЬ. А почему "Кря?"
   МАРТА. Какая, к черту, разница? Они все равно ничего не крикнут.
   ФИДЕЛЬ. Итак, приготовились! Сам подпрыгивает вверх, словно ракета, вслед за ним с невообразимым грохотом прыгают вверх пару сотен инвалидов. Африканец, который сидит, глядя себе под ноги, даже не пытается дернуться.
   МАРТА. А вот я знаю, кто был первым! Я вот знаю, кто был первым! Вот наш шоколадный друг. С трудом слезает со сцены, ковыляет за "шоколадным другом".
  
   Африканец удивленно смотрит, куда его тащат, но охотно залезает на сцену.
  
   ФИДЕЛЬ. Ну, как тебя зовут?
  
   Африканец достает из ушей плеер. Улыбается.
  
   МАРТА. Давай назовем его дядя Том!
   ФИДЕЛЬ. Почему дядя Том?
   МАРТА. Я так плакала в детстве, когда читала "Хижину дяди Тома"!
   ФИДЕЛЬ. А я читал все романы "Дяди Кинга", потому что родился на семь лет позже тебя... И в институте нашем учился, уже когда он был университетом. Ну, так как тебя зовут, расово-неполноценная сволочь?
   ГАНДИТКАН. Меня зовут Гандиткан...
   ФИДЕЛЬ. Ты что, слышишь, что ли?
   ГАНДИТКАН. У меня тридцать процентов слюха! Но я оцень люблю музыку.
   ФИДЕЛЬ. Музыку, значит любишь? А лет тебе сколько?
   ГАНДИТКАН. Двадцать скоро, но моя папа с директором договариваться и я тут живу уже седьмой год. Папа плохо. Денег нет. Живет Сомали. Борется за свобода!
  
   Что-то меняется, лица у Снегурочки и Деда Мороза вытягиваются.
  
   ФИДЕЛЬ. Угу. Свобода... Музыку, значит, любишь? А почему позавчера на наш утренник в семь вечера не пришел? Или там музыка не та? Ну-ка, дай послушать, что это у тебя там пищит?
  
   Один наушник вставляет себе в ухо, а второй - в ухо Марты.
  
   ФИДЕЛЬ. Понятно. "Мне нравится здесь, в Королевстве Кривых".
   МАРТА. Так нравится же? Правда?
   ГАНДИТКАН. Нравится. Ага!
   ФИДЕЛЬ. Что это еще за "Королевство кривых"?
   ГАНДИКТАН. Песня такой!
   ФИДЕЛЬ. А к нам в воспитательный отдел поступила другая информация...
   МАРТА начинает подыгрывать ему. Из милиции.
   ГАНДИТКАН. Я закон не нарушать, я плохо не делать!
   ФИДЕЛЬ. Что ты делал на концерте в седьмого числа квартире тридцать шесть?
   ГАНДИТКАН в ужасе шарахается от Фиделя, но его начинает кружить в танцевальном вальсе Марта. Я любить музыку! Там был концерт!
   ФИДЕЛЬ. А что делали на этом концерте?
   ГАНДИТКАН. Играли на гитаре, пели, танцевали.
   ФИДЕЛЬ. В котором часу был концерт?
   ГАНДИТКАН. В два часа ночи.
   ФИДЕЛЬ. А почему в эту квартиру приехала милиция?
   ГАНДИТКАН. Гандиктан не знать, Гандиткан хороший, любить музыку.
   МАРТА. Объясни нам, почему в два часа ночи соседи вызвали милицию?
   ГАНДИТКАН. Наверно, мы громко танцевать, пить, анашу курить?
   ФИДЕЛЬ. Фигу!!! Так ведут себя только нормальные молодые люди, которые не против государственной власти. По нашей информации там должна была распространяться литературка.
   ГАНДИТКАН. Какой литературка?
   ФИДЕЛЬ. Только вот не надо мне тут на мозги капать, будто он не знает, какая литературка! Все такие чистенькие, музыку слушают, а потом идешь домой и на стенку взглянуть противно - расклеили уже! Листовочки свои. Самое главное, что и не отдерешь, чтобы подтереться! - Намертво приклеено!
   МАРТА. Гандиткан, вы учитесь за государственный счет?
   ГАНДИТКАН. Да!
   МАРТА. Во многих странах, в том числе и у вас на родине, образование стоит больших денег.
   ГАНДИТКАН. Но у меня не быть никакой литературка! Я честный нигер, который тут живет и всем быть доволен!
   МАРТА. Вы планируете получить диплом?
   ГАНДИТКАН. Диплом? Какой диплом?
   ФИДЕЛЬ. Диплом государственного образца, который не все наши сограждане имеют, сукин ты сын!
   ГАНДИТКАН. Конечно, Гандиткан хотеть иметь.
   МАРТА. А если хотеть иметь, то тогда про все вот эти тусовочки с листовочками надо забыть.
   ГАНДИТКАН. Но там не быть никаких листовочек!
   ФИДЕЛЬ. А вот это как раз и не важно! Воспитательный отдел университета должен не наказывать за совершение антигосударственных преступлений... Для этого есть другие организации... А проводить со студентами профилактическую работу...
   ГАНДИТКАН. Но что сделал бедный нигер?!
   МАРТА. Когда ты что-то сделаешь - плакать будет поздно! Пятно ляжет не только на тебя, но и на наш прекрасный университет, а ты знаешь, кто в нем БЫТЬ НЕДАВНО ВСЕХ ИМЕТЬ? Марта показывает пальцем на потолок. Гандиткан смотрит наверх, Фидель меняет в это время в плеере Гандиткана диск.
   ГАНДИКТАН. Гандиткан не знать.
   МАРТА. Не знать?
   ФИДЕЛЬ словно опережая ее. А откуда тогда в университете появляются эти листовочки?
   МАРТА. Ты не мог не видеть, кто их расклеивает!
   ФИДЕЛЬ на булгаковский манер. Вы стоите!..
   МАРТА. ...Вы стоите на самой низшей ступени эволюционного развития! И, на вашем месте, я бы честно призналась...
  
   Гандиткан плачет, Фидель подсовывает ему блокнот, Марта ручку.
  
   МАРТА. Пиши, сынок, пиши...
   ФИДЕЛЬ. А за совесть не бойся - время все стирает... Даже носки.
   МАРТА. Фамилии, имена, номера мобильных телефонов...
  
   Гандиткан удивленно смотрит на Марту.
  
   ФИДЕЛЬ. На черта им мобильные телефоны, с тридцатью процентами слуха?!
   МАРТА. Что знаешь - то и пиши.
   ГАНДИТКАН написал, протягивает блокнот Фиделю. Гандиткан больше ничего не знать.
   ФИДЕЛЬ. Ну, что ж! Маловато, но для начала сойдет.
   МАРТА. Теперь ты знаешь, как нас найти. Чуть что - пиши!
  
   Фидель вставляет в уши Гандиткана наушники и нажимает "Play".
  
   Слышен обрывок песни "Птицы, мои птицы"
  
   ФИДЕЛЬ. И музыку тоже слушай! Правильную музыку! А то - Сомали, свобода. Ишь!
  
   Гандиткан идет по проходу между рядами, слушает музыку, на его глазах начинают выступать слезы. Дойдя до выхода, он оборачивается и смотрит на сцену. Марта и Фидель машут ему руками.
  
   ФИДЕЛЬ. Антракт! Поворачивается к Марте. Ну, как идет?
   МАРТА Фиделю. Ничего. А тебя-то тогда выгнали из университета?
   ФИДЕЛЬ. Меня выгнали отовсюду, откуда только могли выгнать.
   МАРТА. И как же ты жил?
   ФИДЕЛЬ. Молча.
   МАРТА. Сразу бы так.
   ФИДЕЛЬ раздраженно передразнивает. Сразу бы так! Да хороших учителей не было!
   МАРТА. Что с тобой? Каких учителей?!
   ФИДЕЛЬ задумывается. Знаешь, я хорошую книгу читал. "Диагностика кармы" называется. Там написано, что чем больше человека обижают и гонят, тем лучше для него...
   МАРТА. Ты что - дурак? Как это может быть лучше?
   ФИДЕЛЬ. А так, там написано, что чем больше человека обижают, тем сильнее у него душа.
   МАРТА. Во дела!
   ФИДЕЛЬ. Это только сейчас я понял, что чем больше человека обижают, тем сильнее у него душонка... Слышишь? ДУШОНКА.
   МАРТА. Странное слово "душонка". Чем-то похоже на "мошонка". Даже противно стало.
   ФИДЕЛЬ. Зато будет знать... Не могу понять, что, но, наверное, то же, что и мы...
   МАРТА. Фидель, здесь все, как тогда, семь лет назад.
   ФИДЕЛЬ. Я же тебе говорил: все совсем непохоже...
   МАРТА. Черт с ними, с этими падающими листьями вместо пуха!!!
   ФИДЕЛЬ начинает бормотать, почему-то стараясь не смотреть на Марту. При чем здесь листья... Здесь нет никаких террористов... Здесь не гибнут люди... Здесь весело!
   МАРТА. Весело. А помнишь ту девочку, которая рассмеялась?
   ФИДЕЛЬ. Да, она думала, что это такой режиссерский ход, что так и надо, когда начали стрелять... Она все смеялась и смеялась. У нее слезы текли по щекам...
   МАРТА. Она смеялась, пока в нее не выстрелили.
   ФИДЕЛЬ. И тогда она перестала смеяться. А все остальные все равно продолжали смеяться. И думали, что так и надо. А мы кричали... Мы кричали, что это захват заложников, чтобы скорей вызывали... А громче всех кричал Макарыч, который играл снеговика... Он матом кричал на зрителей, а они еще сильнее... смеялись.
   МАРТА. У всех были мобильные телефоны, но никто и не подумал... никого вызывать. Все смеялись, пока эти люди в масках сами не позвонили и всех не вызвали... Я думаю, черт, я семь лет думаю... Ведь в газетах... через некоторое время... написали, что из пятисот человек в зале... у четверых мужчин было с собой оружие... Почему они не сопротивлялись...
   ФИДЕЛЬ. Знаешь одну простую истину? - "НЕ ДУМАЙ. ИБО ТЫ ПОЙМЕШЬ. И ТОГДА БУДЕТ ПОЗДНО".
   МАРТА. Древний Восток?
   ФИДЕЛЬ. Сегодняшний я...
   МАРТА. Мне не нужно объяснять, почему они не сопротивлялись тогда... Паника, страх... Я хочу понять, почему они молчат сейчас...
   ФИДЕЛЬ. Это дети, как ты не можешь понять, Марта...
   МАРТА. Дети?! Давай-ка, мажь рожу гуталином...
  

Затемнение.

На сцене снова Марта и Фидель. В углу за компьютером сидит женщина в очках. Все слова Марты она набирает на компьютере и они появляются на большом белом экране.

Фидель стоит на табуретке, на его шее петля.

На Марте надета майка, на которой написано крупными буквами: "World without violation". Что значит: "Мир без насилия".

На Марте надеты темные очки. Лицо скрывает черная маска, которая за пять минут сделана из чулка.

На лице Фиделя больше нет белой бороды, но на теле - шуба Деда Мороза.

   МАРТА. Дорогие дети, позвольте вам прочитать стихи поэта, на творчестве которого выросло наше поколение. Его зовут Владимир Маяковский...
   Я люблю смотреть как умирают дети.
   Вы прибоя смеха мглистый вал заметили
   за тоски хоботом?
   А я -
   в читальне улиц -
   так часто перелистывал гроба том.
   ФИДЕЛЬ. Не уходи от магистральной идеи!.. Машинистке. Это не пишите.
   МАРТА. У нас произошел сюрприз! Вообще-то сюрпризы не происходят, но в Новый год всё возможно... Наш дедушка Мороз оказался Саддамом Хусейном. И теперь - вы, наше будущее, должны решить - что с ним делать?
   ФИДЕЛЬ. Возраст и состояние здоровья.
   МАРТА. Я помню. Заткнись. Детям. Этому человеку семьдесят лет, он очень болен. Я предлагаю два варианта: первый - он будет долгие годы, до конца жизни сидеть в тюрьме и мучаться в одиночной камере. Второй - мы сейчас повесим его.
  
   На сцену выходит женщина лет сорока. Это начальник воспитательного отдела.
  
   ЖЕНЩИНА. Дорогие дети, мы видим, что наши гости из театрального коллектива "Зюйд-Вест" подготовили для нас непростую развлекательную программу. Это настоящее, как говорит глава нашей администрации, интерактивное шоу, в котором каждый из вас может принять участие. Я вижу в этом большое дидактическое значение, потому что так вы уже сегодня сможете узнать, что такое справедливые и открытые выборы. Конечно же, вам еще нет и уже никогда не будет восемнадцати, поэтому я должна помочь вам с принятием решения. Вы должны понимать, что мы за гуманизм, и мучить старого больного человека нехорошо. Поэтому его надо повесить. Во-вторых наказание должно быть неотвратимым и поэтому его опять же надо повесить. Повешение - это вид смертной казни при котором используется скользящая петля, приводящая к механической асфиксии, в результате которой... Она вдруг задумывается и переходит на язык немых. Дети "внимают".
  
   Марта поворачивается к Фиделю.
   МАРТА. Фидель, я тебя люблю...
   ФИДЕЛЬ. Я тебя тоже, поздравь меня. Наконец-то я перестану мучаться.
   МАРТА. Да, я спецом приготовила тебе этот сюрприз под Новый год.
   ФИДЕЛЬ. Знаю я тебя, случайно всё происходит, а потом ты говоришь, что грандиозно все готовила весь год.
   МАРТА. Я почему-то так рада за тебя...
   ФИДЕЛЬ улыбается. Да? Почему бы это?
   МАРТА. Знаешь, когда в газетах, по телевидению показали эти кадры... С этой девочкой... С Макарычем... Я, женщина, вдруг поймала себя на том, что не могу оторвать от них глаз...
   ФИДЕЛЬ. Как ты думаешь, почему они улыбаются сейчас... Вон там - в пятнадцатом ряду... В седьмом, в первом...
   МАРТА. Я не знаю...
   ФИДЕЛЬ. Ты знаешь. Потому что они такие же... Это у нас в крови. Это как любовь... Только наоборот. Но этим тоже нужно заниматься.
   МАРТА. Помнишь ту ночь, после спектакля в "Подъельниках"?
   ФИДЕЛЬ. Второй раз за сегодня! Ну?
   МАРТА. У меня от тебя ребеночек будет.
   ФИДЕЛЬ. Поздравляю.
   МАРТА. Спасибо... Как назвать-то?
   ФИДЕЛЬ. Дай подумать...
  
   Начальница воспитательного отдела заканчивает свои пляски святого Вита.
  
   ЖЕНЩИНА. А теперь проголосуем! Кто за то, чтобы его повесить?
   Лес рук.
   Единогласно! Привести приговор в исполнение.
   МАРТА. Прости, Фидель! Подходит к табуретке.
   ЖЕНЩИНА. Может, кто-то хочет из зала? Смелее!
  
   Через весь зал, не вынимая наушников, к сцене бежит негр Гандиткан.
   Он отталкивает Марту.
  
   МАРТА. Как назвать-то?
   ФИДЕЛЬ. Смотри! Все девочки в свадебных...
  
   Но договорить он не успевает. Так как негритенок уже возвращается в зал.
   ЖЕНЩИНА. Ну, теперь финальное слово артистам, которые сегодня показали нам, что к своим желаниям нужно относиться рационально, и даже если очень хочется под Новый год одно, то гораздо полезнее получить другое... Это раз. Что музыку, Гандиткан, это особенно тебя касается, надо слушать правильную и в нужных местах. Это два! И что, конечно же ДОБРО ВСЕГДА ПОБЕЖДАЕТ ЗЛО. Это три! Вам слово!
   МАРТА снимает маску и выходит на просцениум, утирает слезы. Дорогие дети, с Новым годом... И даже если у вас всё плохо, то нужно положить на ночь под подушку шоколад, и на утро все будет в шоколаде! Музыка!

И актовый зал разорвала певица из свободной Америки, которая по велению угрюмой машинистки вступила на фразе "And I will always love you". Как никогда актуальной сейчас...

ЗАНАВЕС

   © Андрей Карелин 2007 "Где-то рядом..."
  
  
  
  
   12