Карелин Андрей Владимирович
Хочу быть хомячком

© Copyright Карелин Андрей Владимирович (andrewkarelin78@mail.ru)

Аннотация: Пьеса поставлена на сцене Национального академического театра имени Я.Купалы в рамках 1 Международного театрального фестиваля "Открытый формат". Премьера - 2 декабря 2003 года. Режиссер - Павел Харланчук

  
   Андрей Карелин
  
   Хочу быть хомячком
  
   Пьеса для тех, кто хочет жить, но не знает, зачем
  
   Действующие лица:
   N 1
   Еще один
  
   В одном действии? Что ж! Платите меньше...
  
   На сцене N 1. Еще Одного нет, но появление его прогнозируется поведением N 1. Он ходит, смотрит, он ждет... Внезапно раздается звук разбитого стекла. Он подбегает к окну, всматривается в темноту. Подходит к телефону. Снимает трубку, набирает номер.
  
   N1. Это я! Этот умалишенный, этот извращенец, этот маньяк, этот зоопедонекрогеронтофил уже бьет мне окна... Ты не мог бы его... Что? А Петр?.. А Павел?.. А... Как спился?.. Не может быть... (Смотрит на телефон.) Господи, да что же ты кидаешь трубки?
  
   Звонок в дверь.
  
   N 1. (достает из-под дивана винтовку). Войдите!
  
   Входит ЕЩЕ ОДИН.
  
   ЕЩЕ ОДИН. У вас осколки под окном... Надо убрать... Порежется еще... Не хочется философствовать... но... Я приятель вашей жены...
   N 1. Заходите... Чай... кофе?..
   ЕЩЕ ОДИН. Ну что вы... Я художник...
   N 1. Простите... Я закодировался десять лет назад... В доме нет ни капли спиртного...
   ЕЩЕ ОДИН. Она говорила мне об этом.
   N 1. Что пишете? Конечно ее?
   ЕЩЕ ОДИН. Не без этого...
   N 1. Не без этого...
   ЕЩЕ ОДИН. А... вы?
   N 1. А я ее строю...
   ЕЩЕ ОДИН. В каком смысле?..
   N 1. В прямом... Я архитектор... Простите, вы какой... Ах... ну да... еще один...
   ЕЩЕ ОДИН. Она пожаловалась мне, что вы ее... ударили, узнав обо мне?
   N 1. Ну что вы. Это у нее возрастное... Можно сказать детское... Я просто не аккуратно махнул рукой.
   ЕЩЕ ОДИН. Бить женщину? Как-то... странно.
   N 1. В чем-то вы правы, наверное... Послушайте, хотите посмотреть на чертежи?.. Посмотрите, вы меня поймете, как художник...
   Смотрят.
   ЕЩЕ ОДИН. Замечательно...
   N 1. Правда? Вам нравится символизм?
   ЕЩЕ ОДИН. Нравится... Эти уши так и останутся на крыше?
   N 1. Это мансарда... А вы, я вижу, разбираетесь в архитектуре. Вам, правда, нравится?
   ЕЩЕ ОДИН. Правда. Но я вижу ее по-другому... Без этих ушей... Вот взгляните! (Достает из этюдника портрет). Каково?
   N 1. То есть, вы хотите сказать, что эта инфузория...У нас всё же разное видение реальности...
   ЕЩЕ ОДИН. Это не инфузория - это древнеафриканский символ любви.
   N 1. Простите, но я всё же не понимаю, как вы осмелились прийти...
   ЕЩЕ ОДИН. Всему этому пора положить конец...
   N 1. Как-как? Ах да, вы, поэты, выражаетесь фигурально...
   ЕЩЕ ОДИН. Я художник.
   N 1. Простите... Но я хотел узнать всё же, каким образом вы... Всё-таки мы с ней уже шесть лет... Я всё время работал, то там заказ, то там... Знаете, я ведь неплохо стреляю... Это сейчас я архитектор... Я ведь хотел, чтобы ей было хорошо... Знаете, она в жизни хлебнула... Вы, наверное, выставляетесь... Понимаю... Третьяковка, Лувр... Известность... Женщины всегда были падки на это...
   ЕЩЕ ОДИН. Я работаю в парке... Пишу портреты на заказ... Черно-белый - пять... В цвете - десять...
   N 1. В парке? Ах да... Конечно... Она приходит поздно и всякий раз говорит, что гуляла в парке напротив...
   ЕЩЕ ОДИН. Мы там познакомились... Я спросил, не хочет ли она, что бы я нарисовал ее портрет... Она сказала, что она замужем...
   N 1. Да-да! Она никогда никого к себе не подпускала...
   ЕЩЕ ОДИН. Я сказал, что напишу бесплатно.
   N 1. А она?
   ЕЩЕ ОДИН. Сказала, что на улице моросит...
   N 1. Правильно, зачем же заставлять... Черт возьми, зачем ты цепляешься к человеку?! У нее же хронический насморк! Ты, что ли, будешь покупать лекарства?
   ЕЩЕ ОДИН. Я сказал, что у меня неподалеку студия в маленьком подвале...
   N 1. И что она?..
   ЕЩЕ ОДИН. Сказала, что удобнее будет у нее дома...
   N 1. Ты... здесь был?
   ЕЩЕ ОДИН. О!..
   N 1. Я так и знал... Какой цинизм! Я же чувствовал... Я же бросил курить... У меня прекрасное обоняние... Чем ты пользуешься?
   ЕЩЕ ОДИН. "Bond".
   N 1. Какая гадость! Я думал, что это ее духи... Я приходил с работы и чувствовал эту дрянь у себя дома... А это, оказывается... Какого черта ты приперся? Я мог бы не знать и спокойно жить с ней еще сто лет!
   ЕЩЕ ОДИН. Я пришел тебя убить...
   N 1. Убить?! Меня? Вы посмотрите на него! Он пришел меня убить... (Кидает ему винтовку). Ну на! Попробуй... Последний в моей жизни вопрос - за что?
   ЕЩЕ ОДИН. За то, что нам приходилось мотаться по паркам, когда твоя задница торчала дома и звонила ей по телефону: "Милая, ты где?"
   N 1. "Я гуляю в парке, дорогой. Ты купил Пуше "Wiskas"?"
   ЕЩЕ ОДИН. "Да, я его купил. Что тебе приготовить на ужин? Ты скоро?".
   N 1. "Приготовь что хочешь, я не буду ужинать. У меня болит голова. Как там Пуша?" Пуша, черт подери! Пуша сожрал "Wiskas" и спокойно дрыхнет на коврике, потому что в отличие от твоего хахаля, дорогая, его я успел кастрировать... Слушай, может, дашь мне поесть перед расстрелом?
   ЕЩЕ ОДИН. Поешь, я бы тоже не отказался... Знаешь, как это долго, допросы-расспросы... Чем убили, зачем... Мой друг, художник, недавно вышел из тюрьмы... Он рисовал валюту... Говорит, там плохо кормят...
  
   N 1 приносит еду на сковородке. Оба напряженно едят.
  
   N 1. Ну как?
   ЕЩЕ ОДИН. Неплохо.
   N 1. За что она тебя любит? А-а-а! За то, что не мог в последнее время дать ей я. Конечно! Мне сорок лет, а тут - двадцатилетний кобель.
   ЕЩЕ ОДИН. Заткнись!
   N 1. Что - не так?
   ЕЩЕ ОДИН. Не так... Знаешь... У меня нервная работа... Каждый так и норовит объегорить с заказом... Недоплатить... Еще до встречи с ней, чтобы успокоиться, пачками глотал "Адонис-бром"... И когда мы пришли сюда... Я... у меня...
   N 1. Что?
   ЕЩЕ ОДИН. Это нервы... Алкоголь опять же... В неограниченном количестве... Хотя сейчас я, конечно, восстанавливаюсь! Ты не думай... У меня всё будет в порядке...
   N 1. Ты хочешь сказать, что у вас с ней ничего...
   ЕЩЕ ОДИН. Ну, как тебе сказать...
   N 1. За что же она тебя любит?
   ЕЩЕ ОДИН (пожимает плечами). За то, что я люблю её... До безумия...
   N 1. Брось! Любовь - это эмоции.
   ЕЩЕ ОДИН (доедает последний кусок со сковородки). Мясо какое-то странное... Что ты в этом понимаешь! Она живет ради любви... Если хочешь - она и есть любовь...
   N 1. Что же она не пойдет к тебе...
   ЕЩЕ ОДИН. У меня нет условий... Моя мама к семидесяти годам впала в глубокий маразм: сидит в каске и считает, что в ее квартиру скоро должны войти немцы. Поэтому, когда мама узнала, что она наполовину немка, - заперлась в туалете и целый день кричит: "Тра-та-та-та-та!"... А в руках - невидимый автомат. И вообще! Ты представляешь, каково ей возвращаться домой к нелюбимому человеку только потому, что нужно где-то переночевать, в дом, где единственно дорогим тебе существом является кот... Кстати, а где кот?
   N 1. Я очень разозлился на нее... Не находил себе места... Я догадывался, но знаешь, как это бывает: умом понимаешь, что всё кончено, а душой не веришь... И думаешь, что всё будет по-старому... У меня иногда бывают припадки, я срываюсь на кота...
   ЕЩЕ ОДИН (тихо). ...Где кот?
   N 1. Когда мне перестали поступать заказы... Она сказала: "Пора покончить с этим. Ты должен быть достойным членом общества. Ты должен быть достойным меня". Ради нее я готов был покончить со всем... Бросил профессию, выучился на архитектора... Тебе нравится эскиз?
   ЕЩЕ ОДИН. Где кот?
   N 1. Зарплата маленькая, плюс премия - гулькин нос. Задерживают постоянно... Я снес в ломбард ее обручальное кольцо - уже догадывался обо всем! Но всё равно - в холодильнике шаром покати...
   ЕЩЕ ОДИН. Где кот?!!
   N 1. ...А что по-твоему мы сейчас ели?
  
   ЕЩЕ ОДИН бросается к ширме, его тошнит...
  
   N 1. А тут еще ты, Мастер...
   ЕЩЕ ОДИН (Из-за кулисы). Откуда ты знаешь?..
   N 1. Я всё знаю... Когда-то я был в Его бригаде... Только вот дозвониться не могу - он трубки кидает. Старые снайперы никому не нужны... Я перерыл ее записную книжку в сотовом телефоне... Наткнулся на "Мастер", позвонил, а там: "Здравствуй, любимая!"
   ЕЩЕ ОДИН (выползает из-за кулис на коленях). "Un bon matin, le mon amour!"
   N 1. Ох уж мне эти учительницы французского! "Как прошла без меня твоя бессонная ночь с этим чудовищем?"
   ЕЩЕ ОДИН. "Что взять со старого импотента?"
   N 1. На себя посмотри, алкоголик! Думаешь, я не читал "Мастера и Маргариту"? Правильно - не читал, но песню слышал! Готов поспорить, что у тебя в телефоне она - Маргарита.
   ЕЩЕ ОДИН (вытирает лицо). У меня нет телефона, но я называю ее "Моя любимая Маргарита".
   N 1. Мастер... Маргарита... А меня она всегда звала "Песик Тяпа"...
   ЕЩЕ ОДИН (на секунду придя в себя). Как?
   N 1. Потом просто Тяпа...
   ЕЩЕ ОДИН. В этом что-то есть. Она любит животных.
   N 1. А я её звал - зайка.
   ЕЩЕ ОДИН. Почему?! Ах, да - уши... Куда уж мне с Булгаковым!
   N 1. А теперь всё просто: "Я гуляю в парке, буду через час".
   ЕЩЕ ОДИН. Она гуляет со мной.
   N1. А раньше - со мной... Связаться с нищим... Бог знает кем, у которого даже нет ни квартиры, ни телефона... Ради так называемой любви! Каждый вечер гулять с ним в парке... Какое счастье!
   ЕЩЕ ОДИН. Лишенец! Ты не можешь представить, какое это счастье - сидеть с ней на скамейке когда заходит солнце, когда она прижимается своей щекой к твоему плечу...
   N 1. Ласково проводит кончиками пальцев по твоей ладони...
   ЕЩЕ ОДИН. Целует в губы...
   N 1. Пристально смотрит в глаза...
   ЕЩЕ ОДИН. И говорит...
   N 1. Ты у меня самый лучший и единственно любимый...
   ЕЩЕ ОДИН. ...От-ку-да ты знаешь?!
   N 1. Идиот... Клинический идиот. (Берет трубку, набирает номер). Господи, ну что же ты не отвечаешь... Ну почему же ты помогаешь этому кретину, а не мне? Почему же она любит его? Ты слышишь, Господи? Покарай!
  
   Слышен голос оператора сотовой связи: "Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети".
  
   ЕЩЕ ОДИН. Как... и ты тоже? Я совсем забыл, зачем пришел... Тяпе пора на живодерню. (Подходит к винтовке, снимает с предохранителя). Она сказала, что мы будем счастливы... Если ты... Если я тебя... Всегда. Вечно!..
   N 1. (Показывает трубку сотового телефона.) Мы уже знали одну вечность. Теперь эта вечность кидает трубки. Ничто не вечно...
  
   ЕЩЕ ОДИН целиться в N 1. Внезапно раздается звонок.
   ЕЩЕ ОДИН опускает винтовку.
  
   N 1 (долго смотрит на телефон, потом нажимает кнопку ответа). Да, зайка! Всё в порядке... Покормил... И сам поел... Тебе что-нибудь приготовить? Не голодна? Ну, хорошо... Жду...
   ЕЩЕ ОДИН. Что?
   N 1. Гуляет в парке, будет дома через час...
  
   ЕЩЕ ОДИН вскидывает винтовку, стреляет в N 1. Тот хватается за грудь.
   Пауза.
  
   N 1. Пневматическая хлопушка... Нужен йод... Хотя, заживет и так... Не расстраивайся, никто из нас уже не ангел...
   ЕЩЕ ОДИН. Ангел? Ангел... Как я устал от этой работы... Знаешь, в чем основная проблема?
   N 1. В чем?
   ЕЩЕ ОДИН. В том, что мужчины любят женщин, женщины любят детей, дети любят хомячков...
   N 1. А хомячки?
   ЕЩЕ ОДИН. А хомячки не любят никого... Они просто живут и жуют... живут и жуют... живут и жуют... Как я хочу быть хомячком...
  
   Собирается уйти.
  
   N 1. Ты куда?
   ЕЩЕ ОДИН. Я иду к Светлане... Я всё равно люблю...
   N 1. К Светлане?.. К какой Светлане?
   ЕЩЕ ОДИН. Ну, к ней, к твоей жене...
   N 1. Мою жену зовут Наталья.
   ЕЩЕ ОДИН. Бывает...
   N 1. Подожди!
   ЕЩЕ ОДИН. Чего тебе?
   N 1 (достает пакет арахиса, кидает ЕЩЕ ОДНОМУ). Жуй...
  
   ЕЩЕ ОДИН выходит.
  
   N 1 (подносит телефон ко рту, словно рацию). Господи, прием!
  
   ЗАНАВЕС
  
   1